Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
26 января, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

"Железная леди" "Прогресса"

Таким волевым, целеустремленным и принципиальным характером, как у Антонины Савельевны Печура, должен был бы обладать мужчина. И она сама с этим вполне согласна. Много ли вы можете вспомнить женщин-сварщиц, да еще возглавляющих один из основных цехов авиастроительного производства? Вряд ли. А вот она смогла и освоить мужскую профессию, и  двадцать три года быть начальником агрегатно-сборочного цеха.

Как и все в юности, она была романтиком. Поэтому вполне понятны ее спонтанные мечты стать геологом или совершить трудовой подвиг, отправившись по призыву комсомола поднимать сельское хозяйство. Но родители, которые настояли, чтобы их дочь училась под присмотром родственников, распорядилась иначе, и свой трудовой подвиг ей суждено было совершить на ниве самолетостроения.

Как признается сама Антонина Савельевна, вся ее жизнь — это сплошной эксперимент. Она была единственной из класса девочкой, которая решилась специализироваться по профессии токаря, а не швеи, как это было принято. Причем выбор этот был настолько удачным, что она решилась устроить соревнования с наставником и получила второй разряд. Позже, в институте, именно их первому курсу суждено было участвовать в эксперименте безотрывного от производства обучения. И она его стойко выдержала, хотя и признает, что более тяжелого, изнуряющего труда ей испытывать не приходилось. Да и сама профессия сварщицы на тот момент была еще новой, малоизвестной и очень востребованной.

 — Нас тогда набралась целая группа, — рассказывает Антонина Савельевна. — Причем на этот факультет отбирали самых толковых, с хорошей успеваемостью. В их число попала и я. Но было условие: днем мы должны были работать на судостроительном заводе, то есть осваивать профессию с практической стороны, а вечером постигать ее теоретическую часть. И мы весь день проводили на морозе, на ветру, на обжигающем металле плавучих казарм, которые делали. Иногда так нажжешь глаза сваркой, что потом и на свет-то смотреть невозможно, не то что в учебник. Бывало, придешь в теплую аудиторию или заскочишь на минутку в общежитие, за тетрадкой, чуть глаза прикрыл, и засыпаешь чуть ли не на ходу. Не удивительно, что в конце года у многих встал вопрос об отчислении. Но я сдала все экзамены, ведь практические знания — багаж неоспоримый. Меня даже уговаривали диплом писать на английском языке, чтобы получить дополнительную специализацию — переводчика технической литературы, что гарантировало бы дополнительный заработок, но я отказалась.
А потом было замужество и переезд в Арсеньев. Антонина Савельевна вспоминает, как ее разочаровали размеры цехов. После судостроительных доков, где ей до сих пор приходилось работать, небольшие замкнутые помещения "Прогресса" не впечатляли. Не особенно обрадовалась она и тому, как ее, инженера-технолога, встретили на производстве. Приняли в агрегатно-сборочный цех, показали рабочее место, сказали осваиваться и... будто бы забыли о ней. На третий день, исполненная праведного гнева, она решительно открыла дверь начальника цеха, заявив, что специалисты по сварке требуются на каждом предприятии, а она уже третий день вынуждена просиживать без работы. На следующий день ее закрепили за технологом З.А. Михальчук, и она очень быстро познакомилась с производством.
— В то время в авиастроении еще очень мало применяли сварку, так как это была новая, только внедренная технология. Поэтому было очень много рацпредложений, в том числе и у меня. Например, я перевела несколько сборок отдельных узлов вертолета с клепки на сварку. Внедрила приспособление для зачистки сварочных швов, благодаря которому на руки рабочего не передается вибрация. Позже осваивала строительство мотогондолы, которая внутри имеет очень сложную конструкцию. Их, кстати, делали для Харьковского авиационного завода, видимо, там не смогли наладить производство, а у нас получилось. А еще был участок механизированного изготовления трубопроводов с новейшим оборудованием. К нам в цех тогда водили экскурсии, вспоминает Антонина Савельевна.

Еще одним испытанием, проверкой на стойкость, выносливость стало для нее назначение на должность начальника агрегатно-сборочного цеха. С одной стороны — завидное повышение, с другой — колоссальная ответственность и масса застарелых, закостеневших проблем, оставшихся в наследство от предшественников. И все это легло на ее хрупкие плечи. Особенно сложно было первые полтора-два месяца. Коллектив принял это назначение сдержанно, мало кто из рабочих-стажистов мечтал быть под началом у тридцатипятилетней женщины. Поэтому ей приходилось одновременно и налаживать работу, и ломать устоявшиеся стереотипы, зарабатывая авторитет, доказывая, что она компетентна в вопросах агрегатной сборки, что в состоянии решать производственные задачи, отстаивать свое мнение, защищать интересы своих подчиненных.

— Трудно было, не спорю, — вспоминает Антонина Савельевна. — На работу приходила к семи утра, чтобы к началу смены уже иметь четкое представление о состоянии дел, скорректировать задания. Всех 370 рабочих цеха я знала по имени-отчеству, старалась понять сильные и слабые стороны каждого. Признаюсь, что зачастую приходилось быть жесткой и суровой, но те, кто любит работать, никогда на меня не обижался. Уже через полгода мы получили переходящий вымпел передового подразделения. А ведь до этого цех несколько лет считался отстающим по многим параметрам.

Строгая дисциплина и верность своему слову — главный принцип этой женщины как в жизни, так и в работе. Если есть установленные сроки выполнения заказа, то нужно сделать все, чтобы их не нарушать. Если не справишься, то лучше предупредить об этом сразу, не беря на себя ложных обязательств, не подводя людей. Это она всегда требовала от себя и от всех, с кем работает. Потому что иначе не может, так уж воспитана. Поэтому все всегда держала под личным контролем, и в кабинете ее было не застать — чаще в цехе с блокнотом в руках, куда она параллельно вносила пометки: кому квартирный вопрос решить, кому путевку в санаторий достать, кому — место в детсад, сына на работу принять, организовать массовый выезд на природу, коллективное торжество... Она являлась предцехком, а общественная жизнь в те годы была очень бурной и разнообразной.

Двадцать три года "рулила" она агрегатно-сборочным цехом. Прошла и людское непонимание, и всеобщее признание, и даже кризисные годы, когда число рабочих в цехе сократилось почти в четыре раза, да и тем зарплату не платили, потому что работы, по сути, не было. И ей самой приходилось выбивать заказы, чтобы хоть как-то загрузить цех. Даже больничный она ни разу не брала, потому что жила работой, заводом, вертолетами, ракетами. "Забегаешься с делами, к обеду про все свои болячки забываешь", — поясняет она.
... И так все сорок два года, что посвятила она заводу. Сейчас Антонина Савельевна — ведущий инженер-технолог по сварке авиакомпании "Прогресс".
— Поработала в цехе, пора и молодым место уступить, теперь в отделе опыт передаю, — чуть с грустью поясняет она. Потому что как ни престижна новая должность, а место этой женщины осталось там, в цехе, среди шума оборудования, металла, где кипит настоящая жизнь, непосредственно рождается изделие. — Из-за тех кризисных лет у нас так сложилось, что на руководящих должностях либо опытные, но пенсионеры, либо молодые, перспективные, но совсем еще начинающие специалисты. Плохо то, что они пока еще больше теоретики. И чтобы стать настоящими профессионалами-практиками, на мой взгляд, им необходимо пройти все ступени карьерного роста, начиная от рабочего или технолога. Только тогда они по-настоящему прикипят к заводу всей душой, прочувствуют все процессы создания винтокрылых машин, а не только узкие направления по специализации.

Что ни говори, а каждый человек сам вершитель своей судьбы. И только от тебя самого, от того, какие ты ставишь перед собой цели, к чему стремишься, зависят и жизнь, и карьера. Антонина Савельевна — яркое доказательство того, что и в мужской профессии женщина может проявить себя, добиться признания. О том же свидетельствуют ее многочисленные награды, среди которых — звания "Ветерана труда" и "Лучший технолог", почетная грамота Всесоюзного Центрального Союза профсоюзов, диплом лауреата премии им. Н.И. Сазыкина, Почетная грамота Краевого правления научно-технического общества им. А.Н. Крылова, Почетная грамота Думы Арсеньевского городского округа; награждена она и именными часами министра авиационной промышленности.

Главное — это характер, стойкий, неутомимый, требующий постоянного движения, словно бурлящая река. Действительно, что-что, а размеренная, праздная жизнь неприемлема для этой "железной леди"— так ее называют коллеги. Она и на работе все время в делах, и дома сложа руки не посидит. Там у нее дача — второе, после вертолетов и ракет, детище. Сюда она вкладывает всю свою женскую душу, здесь же черпает силы, энергию, чтобы потом обратить ее на благо производства. Здесь у нее идеальный порядок, гармония и красота, свойственная каждой женщине. И эта любовь к земле, к цветам, к природе, берущая свое начало еще из детства, наверное, компенсирует и уравновешивает ту чашу весов, на которой лежит тяжелое производство авиапромышленности. Здесь можно расслабиться и забыть, что ты строгий, требовательный начальник, ответственный, исполнительный руководитель, что ты обладаешь твердым характером и нерушимым словом. Здесь можно просто быть самой собой. Но это лишь отдушина. Основная жизнь кипит там, за турникетом заводской проходной. Туда устремлены ее мысли, ее энергия. Туда, где она состоялась как высококлассный специалист, талантливый руководитель и просто уважаемый коллегами и знакомыми человек.

«Прогресс Приморья», № 3 (166) от 26.01.2012 г.

Светлана Долгова

 

Отзывы (6)

MayodoJaina, 20.08.2012 23:19
MayodoJaina, 25.08.2012 1:35
MayodoJaina, 27.08.2012 17:46
MayodoJaina, 09.09.2012 13:22
Aligninciab, 12.10.2012 10:34
fryepvwb, 12.11.2012 9:22
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно