Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
26 января, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Вспоминая прожитые годы

Те, кто пережил блокаду, были обычными людьми. Но они сумели совершить невозможное — пережить ледяной ад и невыносимый голод. И не только пережить, но и остаться людьми. Они уходят, и вместе с ними уходит история. Сейчас от нас зависит, чтобы она не ушла навсегда. Мужество и героизм ленинградцев навсегда должны остаться в памяти грядущих поколений.

С Зинаидой Николаевной Сальмановой я встретилась у нее дома. Гостеприимная хозяйка сразу принялась меня угощать. Я еле-еле уговорила ее не беспокоиться. Беседа  предстояла долгой. Поколению, пережившему блокаду Ленинграда, воспоминания о тех грозных военных годах всегда даются нелегко.

Родители

Если говорить о родословной Зинаиды, то ее мама, Атилина Андреевна, была из семьи рязанских белошвеек, вышивавших для церквей. В семье было пятеро детей, и все этим ремеслом зарабатывали. Жили в двухэтажном доме, который в революцию реквизировали. Семья переехала в Ленинград. Атилина вышла замуж за Николая Константиновича, который трудился на известной обувной фабрике "Скороход", она не работала — воспитывала детей — старшего сына Виктора, с 1932 года, и Зину, которую родила в 37-м. Отцу дали сначала одну комнату в трехкомнатной коммунальной квартире большого дома, видимо, дворянского, позже — еще одну комнату. Жили хорошо, семья ни в чем не нуждалась.

Николая забрали на фронт в первые же дни войны, и вскоре семья получила известие о том, что отец пропал без вести. Куда только они не писали, но так ничего и не узнали о его судьбе.

Блокадный Ленинград

Они жили в самом центре города. В доме была большая печь, которая как раз приходилась на две их комнаты. Стопили всю мебель, все книги, что были у них. За водой ходили на речку. Когда начинались бомбежки, то прятались в подвале дома, прихватив с собой документы и нехитрые пожитки в узелках. Если не успевали спуститься в подвал, то укрывались в дверном проеме капитальной стены. Одна бомба все-таки угодила в дом, но только с другой стороны, их квартира не пострадала. Зинаида Николаевна до сих пор помнит свист бомб, снарядов, как от бомбежек рушились дома, гибли люди. Дети того времени взрослели не по годам. Даже сейчас, спустя много лет, блокадница Зина не может смотреть фильмы про войну.

Ее мама с раннего утра работала на строительстве оборонительных сооружений. Витя сидел с маленькой сестренкой, часто стоял в очередях за хлебом.

Зине запомнилось большое корыто. В нем мама замачивала кожаные ремни отца и лоскутки, которые он когда-то приносил с фабрики детям для игры. Добавляла туда пищевую краску, используемую при производстве конфет, которую доставала мамина сестра Наташа с кондитерской фабрики, и все это месиво варила. Получалось что-то наподобие желе, которое ели. Спасали от голода 125 граммов хлеба в день, полученные на хлебные карточки другой родной тети-Клавы, которая служила писарем при местном военном округе. Помнит Зина и лепешки из картофельных очисток, почему-то они были невероятно твердыми.
Их эвакуировали из Ленинграда по Дороге жизни только в конце блокады.

В Сибирь

Семья долго ехала на поезде. На стоянках Атилина выменивала еду на сережки, кольца, которые собрали ей на дорогу родные сестры. Но однажды этот драгоценный узелок у матери украли. Это было для нее большое горе.

Потом плыли на пароме по большой реке, было много людей, а еще — лошади, машины...

Поселили семью к староверам в деревне Нижние Колтаны. Выделили в большой горнице угол, который мама отгородила простыней.

Местные жители очень тепло относились к ленинградцам. Зина хорошо запомнила одного бородатого деда, который постоянно чем-нибудь угощал, даже построил качели и всегда говорил местной ребятне, чтобы ленинградские катались первыми. Опять же помогали прокормиться семье мамины сестры. Высылали из Ленинграда посылки со съестным, и Зина с братом на санках ходили их получать, а почта была далековато.

Когда появилась возможность, вернулись домой в родной Ленинград и начали обживаться заново.

Мирная жизнь

Зинаида окончила Ленинградский строительный институт. Вышла замуж, родила сына. Ее мама сидела с ним, у мальчика была нарушена координация движения, ДЦП. Может, это была главная причина, по которой Зинаида рассталась с мужем. Инженер-проектировщик,Зинаида Николаевна часто была в командировках, объездила полстраны. В ее трудовой биографии — проектирование Бурейской, Зейской ГЭС.

Сын вырос, окончил училище и получил специальность переплетчика. Но на работу нигде не брали. Решили они перебраться в поселок Тамакан на Бурейской ГЭС. Там Зинаида познакомилась с замечательным мужчиной, Александром, и вышла за него замуж. Он был заядлым рыбаком, охотником, пасечником. Но недолго длилось их семейное счастье: с друзьями Александр собрался на охоту, и в их машину врезался Камаз. Как раз перед этим роковым событием Зина побывала в гостях в поселке Чугуевка, где жили родственники мужа, и, делая пересадку в Арсеньеве, решила прогуляться по городу. Молодой, красивый, цветущий город просто ее очаровал, и возвратясь домой, она сказала мужу, что хотела бы переехать жить в Приморье. Эта идея ему тоже понравилась. Поэтому Зинаида с сыном все-таки решили переехать в Арсеньев. Спустя какое-то время красивая, общительная женщина создала новую семью. Вышла замуж за Дмитрия Федоровича Белоброва. Но время берет свое. Сейчас Зинаида Николаевна одна. Похоронила мужа, сына. Где черпает силы? Наверное, в родном Ленинграде, куда она летает каждый год в День Победы. У нее там осталось много подруг, знакомых, могилки родных и близких людей. Родственники зовут ее туда переехать, но она твердо знает, что свой ставший близким город Арсеньев она уже никогда ни на что не променяет.

«Прогресс Приморья», № 3 (166) от 26.01.2012 г.

Галина Писарева

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно