Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
24 февраля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Такая серьезная Бабкина

Для народной артистки России Надежды Бабкиной и ее коллектива "Русская песня" это гастрольное турне (в рамках которого Надежда Григорьевна побывала с концертами в Большом Камне, Находке, Уссурийске и Владивостоке) в каком-то смысле было необычным.

— Раньше как было, — рассказывала Надежда Бабкина, — сел и поехал, заказничок: день города, области, медика, металлурга, работников торговли... И было достаточно таких концертов. Этот тур по Дальнему Востоку в истории коллектива первый, когда мы — сами по себе, впервые едем на кассовые концерты, когда люди покупают билеты. Билеты не такие дорогие, по пять тыщ рублей никто не купит, во всяком случае — на нас. На тех, кто сидит на кнопке и считается ВИП-артистом — может быть... А на народный жанр — нет... Хотя наша программа, если хотите знать, в тысячи раз здоровее и ярче, честнее, а главное — она цепляет на генетическом уровне, хотим мы или нет. Мы все русские, это у нас в крови!

Я не понимаю, когда мне говорят: я не люблю русское народное, люблю рок. Был такой случай, вот совсем недавно, во время этого тура: в одном из городов на сцену вышел местный мэр, подарил цветы и сказал: я потрясен, вообще-то я люблю рок... А теперь буду любить фольклор. Меня ох как задело! Ну, я взяла микрофон... И говорю: какой, к черту, рок? Вы где родились? У вас мама-папа кто? Что ж ты, такой седой, только теперь полюбил фольклор? Рок — это песня социального протеста, против чего вы как мэр протестуете? Против России? Народа? Вы мне скажите!

— Но ведь то, что вы поете, не совсем похоже на то, что поют в деревнях...

— В каких деревнях? Где вы сегодня в России видели нормальную деревню — такую, чтобы можно было, например, в фольклорную экспедицию поехать, как мы ездили по молодости? Нет таких! Выродились... Мы в "Русской песне" репертуар черпаем только из того, что я и мои коллеги еще в молодости насобирали в экспедициях, в советское время...

Что касается этнического пения. У меня в театре "Русская песня" есть коллектив памяти Дмитрия Покровского, которым руководит его жена Тамара Смыслова. Мы с Тамарой учились вместе, с Димой же были не соперниками, но оппонентами. На мой взгляд, этническое пение может звучать сегодня. Как экзотика. На три минуты. Все. Дальше — скукота, потому что непонятно, что люди поют, диалекты не разберешь... А вот создать на базе народного пения свое, не разбивая традиций — вот это нелегко. Вот это нужно суметь!

Тамара Смыслова под крылом моего театра продолжает дело мужа, у них свои программы, свои поклонники, они читают лекции. Мне нравится. Я ни на кого в своем театре не давлю, пусть каждый реализовывает себя, как он чувствует и видит. Я не вмешиваюсь. Мое единственное требование: чтобы было качественно.

— Странно, почему за рубежом зритель рукоплещет нашим фольклорным коллективам, а в родной стране...

— Ой, какая больная для меня тема! Мою любимую мозоль просто задели! Почему за границей так? Почему там не только чужой, там свой фольклор любят и ценят? А я вам отвечу! Потому что там ценят свой народ! Правительства разных государств ценят свой народ, уважают его, почитают традиции.

Мы совсем недавно были на гастролях в Ирландии. Приехали. Понедельник-четверг нигде, по сути, никого нет, они все работают. Пятница. Вечер. Все вываливают на улицы, идут в пабы. В будний день в пабах почти никого нет — потому что есть культура питья, общения. Это заложено в людях!

Вечером после концерта мэр города пригласил нас в паб. В этом пабе люди поют народные ирландские песни, на сцену выходят любители и профессионалы. Когда выходят любители, публика их подбадривает, поддерживает, когда выходят профи — застывает в восхищенном молчании. Профессионалов они оценивают, а любителей — поддерживают.

Так вот, до тех пор, пока наше высшее руководство не будет уделять внимание идеологии — не пиару и политтехнологиям, а идеологии, ничего путевого не будет. Слово "идеология" выбросили, а замены нет. Нашу страну только многонациональность и скрепляет. Это очень просто — было бы желание. Когда хотят — могут. Когда не хотят — выходит, что народное "не в формате", люди не нужны, нет достижений в этой области сегодня. Я печалюсь по этому поводу. Поэтому на базе ансамбля я создала театр "Русская песня", в котором работает 11 коллективов, и все — так или иначе — в народном жанре.

— Трудно держать такой коллектив?

— Трудно. Совсем недавно к руководству в Москве пришли новые люди, в мэрии поменялись кадры. В разговоре с одним из этих новых чиновников я обронила фразу: во всем мире народный жанр, как и классика, балет, опера, всегда поддерживается государством. На что мне было отвечено: но вот вы же сумели сделать народный жанр коммерческим!

Каково? Я ответила: моя личная популярность и известность никакого отношения не имеет к коммерции народного жанра. Да я бы радовалась, если бы этот жанр был коммерческим!

У нас в стране коммерцией могут заниматься с десяток человек, которые сидят на кнопке. Вот выключи кнопку — через два-три месяца о них забудут! А коллективу "Русская песня" — 35 лет!

Я в ужасе от того, что хотят всю культуру пустить на коммерческий лад. Как?? Это сколько мы должны зарабатывать, имея помещение, чтобы оплатить совершенно невероятную коммуналку, какую должны ставить стоимость билета? Чтобы еще и зарплату людям платить? Это невозможно!

Нужно продумать, кого государство должно поддерживать! Тогда мне говорят: а как же, на Западе государство вообще не поддерживает культуру, как же она там умудряется развиваться? И я снова отвечаю: это как же не поддерживает? Продюсеры получают на постановку, на раскрутку артистов кредиты от государства. И государство знает, что кредит вернется с лихвой, потому что там работает авторское право, когда начинаются продажи пластинок, все окупается. И артист ездит на гастроли не постоянно, чесом, а раз в полгода...

— Можно ли вернуть молодежи любовь и интерес к народной культуре?

— Когда будет государственная образовательная программа, когда с кнопки на радио и ТВ уберут этих... Что у нас с образованием сейчас творится, вы знаете? Об этом новом законе? Это же ужас! Где гуманизм, где нравственность?

Раньше мы были нужны государству и были заняты — были октябрятами, пионерами, комсомольцами, мы занимались делом! Мы были нужны, в том числе друг другу! О нас государство заботилось, а сегодня? Отучился — и брошен, попробуй найди работу по специальности! Отучился — и идешь чуть не дворником работать, зачем учился, спрашивается. А все от того, что нет желания создать настоящую систему, настоящую идеологию, заботу о народе. Как только это появится, все вернется. Я в это верю!

— Вы так близко к сердцу принимаете эти проблемы, Надежда Георгиевна...

— А как же?! Я не буду искренней, как смогу общаться с залом? Публика же очень тонко чувствует...

Если артист ведет с залом искренний разговор, если аудитория его ждет, если публика приходит на концерт с желанием увидеть и услышать — то работается так, что ого-го!

Моя публика — тем более необычная. Она приходит на концерт народной песни, который сегодня не в формате, не в чести. К сожалению. Мне удается пробивать этот путь, идти по нему уже 35 лет... И я рада. Хотя и трудно.

— Как вы восстанавливаете свои силы?

— Во сне. Надо высыпаться обязательно, это правильно. В моем возрасте, во всяком случае. Раньше я могла четыре часа поспать и спокойно себя ощущать, а сейчас мне надо семь часов, чтобы выспаться. Я ведь не девочка, дорогие мои, мне 61 в этом году!

— Когда вы только начинали, еще в школе, спели на всесоюзном конкурсе молодых исполнителей...

— Я пела "Тополя" Геннадия Пономаренко. Всех поразила, сама не ожидала. А я и не думала про то, что надо кого-то поражать. У меня и сейчас такой цели нет. Национальные традиции любого народа — это явление. И в нем живут люди, и Господь нам дал возможность реализовать себя в жизни, каждый находит свою нишу. Я живу в явлении русской народной песни с детства.

— Когда вы организовывали "Русскую песню", думали ли вы, что она станет творческой лабораторией...

— Нет, конечно. Я думала, что буду сама себе принадлежать. Петь, наслаждаться, получать комплименты... В общем, представляла себе что-то вроде: алло, карета у входа! Ой, что вы, что вы, у меня нет настроения нынче петь. Ан нет! Но оно и к лучшему!

— То есть вы себя реализовали?

— Конечно! Еще бы! У меня еще и планы, и перспективы! Еще много чего не сделано... Господь пока меня разума не лишил, спасибо ему...

«Прогресс Приморья», № 7 (120) от 24.02.2011 г.

Людмила Александрова

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно