Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
25 мая, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Фронтовой художник

На первый взгляд может показаться, что война и творчество несовместимы. Но это, как доказывает история, не совсем так. Та же Великая Отечественная война, ставшая народной, способствовала раскрытию литературного таланта и появлению так называемой "лейтенантской прозы". Анатолий Ананьев ("Танки идут ромбом"), Юрий Бондарев ("Горячий снег", "Тишина", "Батальоны просят огня", "Берег"), Григорий Бакланов ("Навеки — девятнадцатилетние"), Владимир Богомолов ("Момент истины"), Константин Воробьёв ("Убиты под Москвой", "Это мы, Господи!), Борис Васильев ("А зори здесь тихие", "Завтра была война", "В списках не значился"), Виктор Некрасов ("В окопах Сталинграда"), о творчестве которого редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывала на своих страницах, Эммануил Казакевич ("Звезда"), Виктор Курочкин ("На войне как на войне") и многие другие писатели, прошедшие фронт и сумевшие правдиво показать жизнь на войне, в экстремальных условиях.

Если литература щедра на военную прозу и поэзию, то художник на войне — событие исключительное. И таких творцов можно пересчитать, как говорится, по пальцам. Одним из них является наш соотечественник Василий Верещагин, поистине великий художник-баталист. И это вовсе не преувеличение: он, рискуя своей жизнью, выезжал на натуру, то есть на поле боя, и, вооружившись кистью и этюдником, он на самом деле рисовал правду жизни. Недаром на проводимой в Москве выставке Верещагина люди шли нескончаемым потоком. Он и погиб на боевом посту, вместе с адмиралом Макаровым — на броненосце "Петропавловск" весной 1904 года во время Русско-японской войны. И вот что интересно: он не всегда изображал на своих полотнах море, несмотря на то что готовился стать морским офицером. Однако внезапно юный гардемарин Верещагин прерывает обучение и выбирает другой путь — живописца. Из Верещагина получился неплохой офицер, но и художник вышел отменный. Он уверенно писал: "Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом. Иначе картины мои будут не то".

Картину уничтожил

Обучаясь в Императорской Академии художеств с 1860 по 1863 годы, молодой начинающий художник Верещагин подготовил для представительной комиссии, куда входили его учителя Марков, Моллер, Бейдеман, эскиз "Избиение женихов Пенелопы возвратившимся Улиссом". Его работу оценили малой серебряной медалью. Однако Верещагина его собственное творение чем-то не удовлетворило. Изрезав ножницами картину в хлам, он назвал "чепухой" основы академического образования, бросил курс и уехал, как принято сегодня говорить, в "горячую точку", на Кавказ. Побывав там, он отправился в Париж. Но и здесь его что-то не устроило. И это несмотря на то, что он учился во Французской Национальной высшей школе изящных искусств, где его мастером был сам Жан-Леон Жером. Современники отмечают, что особенностью его характера было своемыслие, непринятие казёнщины и устаревшей эстетики. Особо его раздражали готовые правила, которые к художественному творчеству, на его взгляд, были неприменимы. Его вера в образование и прогресс была так сильна, что серость и обыденность он всегда считал тормозом, и не только в искусстве. Вовсе неслучайно, вернувшись в 1865 году в Россию, Верещагин отправился в путешествие по Кавказу, как он сам сказал, "на свободе и просторе на интересных предметах учиться". В горах он совершенствовал своё мастерство. Позже он вернулся в Париж, окончил курс и, вернувшись в Петербург, окончательно завершил своё художественное обучение.

Лицо войны

Поиски собственного места в художественном творчестве привели Верещагина на линию огня. Он понял, что ему предначертано быть фронтовым художником. Взявшись усердно за написание военных полотен, Верещагин верил, что влияние искусства поможет людям избавиться от предрассудков и заблуждений. Он примерил форму прапорщика в 1867 году, когда прибыл в распоряжение туркестанского генерал-губернатора Константина Кауфмана. Война, увиденная воочию, была изображена художником изначально как череда батальных сцен. Скажем прямо: людские страдания, взаимная жестокость, ранения и смерти на поле боя потрясли Верещагина до глубины души. И он постепенно из обыденного баталиста превратился в философа войны, изображая, например, горы черепов или поле боя, усеянное трупами. "Апофеоз войны" — картина, написанная в 1871 году, — заставляет содрогнуться от реалистичности увиденного. И в то же время понять, что война — это смерть, потери, горе и страдание.

В конце мая 1868 года главные части оставили Самарканд и продолжили боевые действия против бухарского эмира. Во время передислокации бухарские войска, которые в 80 раз превосходили русские, атаковали оставшийся гарнизон, где находился и Верещагин. Он отложил кисть с мольбертом в сторону и взял в руки оружие, храбро защищая крепость. Солдаты под его руководством ходили в атаку, вступали в рукопашные схватки. В одной из атак пуля разнесла в щепки ружьё художника, другая ранила в голову, третья угодила в ногу. Верещагин остался жив и за доблесть был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Относясь к наградам прохладно, этот боевой орден художник носил с особой гордостью.

«Прогресс Приморья», № 19 (431) от 25.05.2017 г.

Подготовил Семён Югов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно