Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
03 августа, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

«Шорохи прошлого»

Русское географическое общество — Общество изучения Амурского края, Приморское региональное отделение Союза машиностроителей России, редакция газеты "Прогресс Приморья" провели презентацию уникальной книги — "Шорохи прошлого". В прошлом номере мы начали рассказ об этом интересном событии, состоявшемся в библиотеке ОИАК. Читайте окончание.

Когда семья в 1922 году спешно покидала Сидими, люди не думали, что уезжают навсегда, и поэтому многие вещи оставили на местах. Но дневники Маргарита Михайловна взяла с собой — в надежде, что она их будет продолжать. Однако жизнь в Корее оказалась настолько тяжёлой, что ей уже не пришлось их вести. Только в 1925 году она открыла дневник Ивушки и написала: "Что я ещё могу написать о девушке, которой 17 лет? Пусть она уже сама продолжает свой дневник". Дневник Маргариты Михайловны был продолжен 25 лет спустя, но не Ивой, а сестрой Викторией, которая со своим маленьким сыном Орром волею судьбы оказалась в Тигровом хуторе. Однажды она нашла эту тетрадь, открыла, увидела, прочитала и решила, что будет вести её дальше.

Муза в 1928 году вышла замуж, в 1932 году она родила сына Сашу, и в лучших традициях семьи Янковских ею была куплена тетрадь, на которую была прикреплена табличка "Сашкина жизнь". Сюда заносилась уже история жизни Саши Потапова. Этот дневник больше писал её муж Григорий Потапов, который был кадетом, он интересно описывал Шанхай, где они тогда жили. Описывал происходящие события, собрания, а в конце записи мог просто приписать: "А сегодня у Сашки всё было хорошо". И получилось, что этот дневник стал дневником русского эмигранта в Шанхае.

Четвёртая глава книги "Шорохи прошлого" — это раннее литературное творчество Янковских. Когда семья эмигрировала в Сэйсин, Маргарита Михайловна первая обратила внимание на то, что все члены семьи замечательно пишут — кто-то стихи, кто-то рассказы. Ей пришла идея издавать литературный семейный журнал "Звонница", или, как его ещё иначе называют, "Терем-теремок". Сохранилось всего три таких журнала — один из них я в 2014 году привезла в краевую библиотеку, а другой Валерий Юрьевич незадолго до своей смерти передал краевому музею имени Арсеньева.

Ещё в это издание я добавила повесть Виктории Юрьевны "Это было в Корее", которая единственный раз, в 1935 году, вышла в Харбине совсем маленьким тиражом. Виктория Юрьевна гордилась ею. И поэтому, несмотря на большой объем нашей книги, мы в неё поместили ещё и эту автобиографическую повесть.

Работа с дневниками была тяжёлой из-за мелкого почерка, старой орфографии. Сашины письма матери вообще были написаны карандашом на кальке. Иногда в 3 часа ночи я звонила в Америку и спрашивала значение слова, которое не могла понять. Написано было ещё и на двух языках, много было сокращений".

Издательство "Рубеж" и Янковские

"Отец книги", как представил его гостям презентации Алексей Бучков, человек незаурядный, — генеральный директор издательства "Рубеж" Александр Колесов. Он рассказал, почему этот проект стал для него таким значимым:

"Издательству "Рубеж" в конце этого года исполняется 25 лет, и все эти годы мы дружили с Янковскими. Всё началось со знакомства летом 1991 года, когда Янковские съехались на открытие памятника Михаилу Ивановичу в Сидими, который мы устанавливали с моим товарищем Борисом Дьяченко. Были тогда Орр Петрович с матерью, и Валерий Юрьевич из Владимира прилетел со своим сыном. Мы плотно общались, а с Валерием Юрьевичем начали дружить, сотрудничать, и эта дружба растянулась на добрые 20 лет. Об этом свидетельствуют огромные папки нашей переписки. Мы начали издавать Янковских. Первой была книга Юрия Михайловича Янковского "Полвека охоты на тигров". Валерий Юрьевич прислал её маньчжурский оригинал, и мы по нему сделали эту книгу. Вскоре мы выпустили совсем небольшую, но драгоценную книгу, где были собраны лучшие рассказы и стихи Виктории Юрьевны. Мы решили оставить её прежнее название "По странам рассеяния", под которым она вышла в Америке.

Параллельно мы постоянно общались с Валерием Юрьевичем. Я приезжал к нему во Владимир, а он, к сожалению, уже больше не был во Владивостоке, хотя рвался сюда постоянно. Но как-то не сложилось. Мы его вдохновляли, чтобы он написал книгу о жизни в Корее, и у него получилось одиннадцать корейских новелл. Это одна из лучших его книг — талантливая, молодцеватая, открытая. Он меня спрашивал, когда я был у него в гостях: "А вы считаете, что уже можно об этом писать?" И тогда, в середине 90-х, я говорил, что уже можно говорить об этом без оглядки. И если он об этом не напишет, то никто уже об этом не напишет — о жизни белоэмигрантов в Северной Корее рядом с Сэйсином, которые начали там всё практически с нуля.

Наше редакция взяла в производство книгу Валерия Янковского, которая сейчас называется "Нэнуни" ("Четырёхглазый"), тогда она вышла в Дальневосточном книжном издательстве под названием "Полуостров". Рукопись Валерия Юрьевича была чудовищно изувечена, сокращена и цензурована, я никак не мог повлиять на ситуацию. От этого редакторского переживания и читательского впечатления мне никак невозможно было избавиться, и это давало мне уверенность в направлении того, как и что следовало издавать. Я понимал, как бережно надо относиться к рукописям, особенно к тем, которые касаются истории. Наш автор начал писать, когда ему было уже за 50 лет, пережив многое и пройдя ГУЛаг. И он хотел откровенно рассказать о жизни здесь, в Приморье, о которой мы на тот момент ещё мало что знали.

В итоге мы сделали книгу "Нэнуни" в полной редакции, со всеми восстановленными купюрами. Затем она была переиздана, в неё вошли очерки Юрия Михайловича и Михаила Ивановича Янковских. А когда стал приближаться грандиозный юбилей Валерия Юрьевича — его 100-летие, я обратился к нему с тем, чтобы издать его избранное, включив то, что не вошло в "Нэнуни". И мы так и сделали: Валерий Юрьевич подписал договор, гранки, увидел макет книги, но до выхода книги и своего юбилея не дожил совсем немного.

У меня есть вся коллекция книг Валерия Юрьевича, они выходили во Владимире, Ярославле, Москве, мне отрадно сегодня сознавать, что именно благодаря изданным у нас во Владивостоке книгам его имя стало широко известно российскому читателю. И писатель Валерий Янковский стал известен благодаря книгам, вышедшим в издательстве "Рубеж", которые затем продавались в Москве и Петербурге. Для нас это ценно и особенно дорого. Почему ещё стало возможным издание всех этих книг? Потому что Янковские, пройдя через все испытания, которые выпали на их долю, проехав через весь мир, в вынужденных эмигрантских переездах из одной страны в другую сохранили свой грандиозный архив. Это рукописи, письма и в первую очередь, конечно, фотографии. Львиная доля этого архива хранилась в Америке. И мы решили обильно проиллюстрировать книгу с удивительными текстами замечательными архивными фотографиями.

У нас есть яркие выдающиеся семьи — Бриннеры, Старцевы, Матвеевы и ещё ряд фамилий, но только у Янковских такое количество замечательных материалов, и только о них можно сделать такой полноценный фотоальбом. Эта семья мало того что имеет такую удивительную биографию, она ещё умудрилась сохранить и этот драгоценный материал, из которого сегодня так радостно делать красивые книги".

О прошлом и настоящем семьи Янковских

"Мечта сбывается и не сбывается" — это, наверное, как сильно захотеть. Но если устремиться к мечте всеми силами своей души, тогда и провидение поможет: даст надёжных единомышленников, партнёров и друзей. "И сразу станет невозможное возможным" — подмечено в другой незамысловатой песенке.
На собственном примере убедился в этом правнук Михаила Ивановича Янковского — Орр Петрович Чистяков-Янковский.

"Это был довольно сложный период в моей жизни, потому что Валерий Юрьевич Янковский меня гонял уже 20 с лишним лет, чтобы сделать то, ради чего мы сегодня собрались. Но по разным причинам не было возможности, времени, а то и желания, поскольку я не мог всё это проработать, живя в Америке. До 1996 года весь архив был у моей мамы. После её кончины я начал разбирать все её вещи, было легче их просто паковать и складывать. Так и получилось, что большинство этих документов, писем, альбомов — всё было сложено в картонные коробки. Они у меня лежали на складе. Мы их переставляли с места на место, и работа не продвигалась. В 2007 году мы с супругой ездили во Владимир, и Валерий опять за меня взялся, чтобы я продолжил его работу, так как он уже осознавал в это время, что не сможет многое сделать. Ему было 97 лет, хотя он был ещё и крепкий, и здоровый. Но физически сделать всё ему было уже невозможно.

Мы с ним всё обговорили. Я уехал к себе, работал, а время шло. В 2012 году мы начали серьезно разговаривать с краевой библиотекой имени Горького, с Александром Брюхановым — о передаче архива. Я сам практически не знал, что у меня было. Знал, что есть семейные вещи и библиотека моей мамы, состоящая из книг, которые были опубликованы и напечатаны за границей (в Аргентине, Израиле, Франции, Италии, Германии и других странах). Везде, где были русские эмигранты, эти книги издавались маленькими тиражами и расходились по рукам друзей и знакомых. Моя мама переписывалась со многими из таких авторов, и они все ей посылали копии своих книг. Её порядочная библиотека тоже ко мне перешла. Наступил момент, когда мне пришлось задуматься, что я буду с этой библиотекой делать, ведь я последний из русскоязычных в семье. Мои дочери уже не смогут это читать. У других родных дети тоже уже говорят только по-английски.

Поэтому я связался с Александром Брюхановым и переслал сюда несколько коробок почтой. В 2014 году получил приглашение приехать во Владивосток и привез порядка 50 килограммов книг, которые оказались в библиотеке. И я привез часть семейного материала.

Моя мама родилась в 1909 году, и у неё были пронумерованные тетрадки от 1917 до 1922 годов, 1925 года, от 1926 до 1930 годов. Когда она писала свою поэзию, это всё была ручная работа, позднее — пишущие машинки. В данный момент всё это находится в библиотеке. Это нам ещё нужно всё переработать. Дневники я на тот момент не оставил, с ними начала работать Лена".

Передача других книг

Через два дня после этой презентации Орр Петрович Чистяков-Янковский, правнук легендарного Михаила Ивановича Янковского (являвшегося почетным членом ОИАК, внесшего огромный вклад в становление Дальнего Востока России), передал в дар ПКО РГО — Обществу изучения Амурского края уникальный архив семьи Янковских, хранившийся у него в Калифорнии много лет. Архив состоит из писем, фотографий, дневников, рукописей и книг разных периодов времени. Часть материалов уже легла в основу книги "Шорохи прошлого". Переданные книги, изданные в разные годы в Харбине, Шанхае, Париже, Нью-Йорке и в других местах русского присутствия, пополнят Музей русского зарубежья, создаваемый в настоящий момент под эгидой ПКО РГО — Общества изучения Амурского края.

На презентации книги "Шорохи прошлого" писатель Владимир Тыцких вручил Павлу Георгиевичу Бордовскому и Орру Петровичу Чистякову-Янковскому книгу "Поклон адмиралу".

Владимир Михайлович рассказал, что в этой книги собраны имена, события, люди — начиная от Амурской экспедиции капитан-лейтенанта Невельского по сегодняшний день. И дальневосточному зачинателю родовой славы Янковских — Михаилу Ивановичу — в этой большой книге тоже отведено место. Речь идёт об эпизоде, когда он был назначен управляющим золотым прииском на Аскольде. Даже если бы все остальные Янковские не сделали бы больше ничего, считает Тыцких, то всё равно мы обязаны были бы с благодарностью помнить эту фамилию, поскольку Михаил Иванович тогда навёл порядок на прииске, разобрался с хунхузами, со случайными людьми, которые золотишко мыли и куда-то его "сбагривали" в ущерб державе.

"Это было ещё до Сидими, — говорит Владимир Тыцких. — И, к сожалению, об этом мало материала, книгу об этом не напишешь. Но авторы, в числе которых и бывший начальник Морской академии Владимир Гаманов, который возглавлял экспедицию по следам Невельского в 2013 году, рады возможности вручить потомкам Михаила Ивановича Янковского книгу, где их предок в замечательной компании: с адмиралом Путятиным, с дальневосточником, потомком Николая Бестужева — Старцевым. Это те люди, благодаря которым стояла, укреплялась и изначально развивалась дальневосточная земля России".

«Прогресс Приморья», № 29 (441) от 03.08.2017 г.

Подготовила Марина Благодатская

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно