Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
12 апреля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Певец земли приморской

Продолжение. Начало в № 12

Газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России продолжает знакомить своих читателей с биографией и творчеством автора гимна Приморского края, члена Союза писателей СССР Бориса Евгеньевича Глушакова.

Ведущий инженер ОТК ОА "Изумруд" Ольга Федоровна Давлетшина, член Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, предоставила редакции рукописи и воспоминания поэта, рассказала о его родных и близких, с которыми она тесно общалась с Реттиховке, где поэт провел последние годы жизни на посту директора школы. Влюбленный в Приморский край, Борис Евгеньевич посвятил своё творчество его природе. В последние годы он писал миниатюры в прозе, также посвященные красотам заповедного края. "Прогресс Приморья" публикует цикл стихотворений и воспоминаний Бориса Евгеньевича.

Из воспоминаний Б. Глушакова: "На всю жизнь запомнился мне Владивосток, город моего детства, отрочества и первой, только еще начинающейся молодости.

Особенно памятным для меня оказался один хороший летний полдень, когда мать водила меня, тогда еще маленького, по главной, довольно оживленной, Светланской, улице, с обеих сторон уставленной красивыми белокаменными зданиями.

В ушах то и дело стояло: и неожиданные резкие выкрики извозчиков: "Эй, берегись!", и звонкое цоканье лошадиных копыт по булыжной мостовой, и грохот тяжело нагруженных товарами ломовых телег.

Было жарко. Солнце в прозрачно-голубом небе всплыло высоко, ослепительно сияло. Изредка со стороны бухты Золотой Рог, блестящая поверхность которой кое-где морщилась, набегал легкий порывистый ветерок, доносивший до меня свежий морской запах, и от каждого его прикосновения я испытывал нечто неизъяснимо-волнующее, от чего замирало сердце.

И еще помню, как мать привела меня однажды в очень уютный, сразу бросающийся в глаза своей пышной и яркой зеленью сад имени моряка-исследователя Г. И. Невельского, полный во что-то играющих ребятишек. Их беспрерывные разноголосые выкрики, громкий смех, топот многочисленных ног заглушал все остальные звуки, идущие с улицы.

Я стоял с матерью недалеко от входа и не столько обращал внимание на беспрестанно пробегавших мимо нас то туда, то сюда мальчишек и девчонок, сколько любовался великолепием теплого летнего дня…

Так я, незаметно подрастая, постепенно приобщаясь к окружающему меня миру, к людям, кои уже входили в мою жизнь, но коих даже по самым существенным признакам, точнее сказать, по фигурам, по лицам, по улыбкам, по манере держаться я еще плохо различал.

Недостаточно ясно разбирался я и в порядке чередования времен года. Поэтому выходило так, что теплые сухие осенние дни я принимал за летние, а когда зимой на белых пушистых сугробах снега, сплошь заваливших наш двор, сверкали, переливались, искрились золотистой россыпью горячие солнечные лучи, я думал, что уже начинается весна.

И все-таки, сколько бы ни перебывало на моих глазах холодных пасмурных дней осени, с их слякотью и промозглыми туманами, как бы ни бушевала за стенами злая пурга, в детской душе моей больше всего запечатлевалось только все яркое, здоровое, летнее, без которого слишком убогими, обыденными, пожалуй, были бы первые годы моего младенчества на земле…"

В годы учебы в коммерческом училище Борис Глушаков знакомится со многими молодыми людьми, увлекающимися литературой. Это не только Александр Фадеев, получавший образование в том же училище и ставший его первым литературным критиком. В 1924 году во Владивостоке юные литераторы создают Союз сибирских писателей, и первыми его членами стали Павел Далецкий – в будущем известный писатель, автор романа "На сопках Маньчжурии", Борис Глушаков, Толбегин.

В этом же году по окончании училища Борис уезжает работать учителем в село Михайловку Шкотовского района. Через год он учит детей в большом селе Владимиро-Александровском, что возле Находки. Вместе с ним в этой школе работал один из братьев Матвеевых, известных в литературных кругах Владивостока.

Между тем в Якутии в геологической экспедиции умирает отец Бориса. Сестра с мужем уезжают в Москву, решают переехать и Борис с матерью.

В столице Глушаков также посещает литературные общества. Это был период, когда Москва жила под впечатлением трагической гибели Сергея Есенина. Борис знакомится с людьми, знавшими поэта. С восхищением посещает он литературные вечера, где читает свои стихи Владимир Маяковский. Борис был поражен его голосом, восторгался его стихами. Об этих встречах будет он впоследствии рассказывать реттиховским школьникам, а также о Маяковском и многих других поэтах и, конечно, о Москве.

В столице Бориса вскоре забирают в армию. Служил он в кавалерии в Тверской области всего один год, затем по состоянию здоровья его комиссовали.

Вернувшись, Борис Евгеньевич поступает в педагогический институт. С 1929 года он уже работает в школах Москвы, ведет уроки русского языка и литературы, в институте трудового воспитания руководит литературным кружком (1935 год), работает в институте повышения квалификации (1936 год), затем преподает в ФЗУ.

В этот период он создает цикл стихов "Я люблю тебя, Россия". Он много уже повидал, пережил, его тронула и красота исконно русской земли – природа Восточно-Европейской равнины.

Наступили тревожные времена. В 1938 году Борис Евгеньевич, уже женатый, семейный человек, решает покинуть столицу (семья остается в Москве) и уезжает на родину в Приморье. Один год он работает в Преображении, затем год – в Сибири, в Красноярском крае. Сюда к нему приезжают жена с детьми.

Но в Москве тяжело заболела мать, и Борису Глушакову пришлось в 1940 году срочно вернуться в Москву.

Из воспоминаний Б. Глушакова: "Мать же была для меня неразрывно соединенной с моим существованием. Я чувствовал ее постоянное присутствие, теплоту груди, прикосновение ласковых рук, слышал ее мягкие приближающиеся шаги, нежные напевы ее родного голоса".

…После смерти матери Борис Евгеньевич по собственной просьбе был откомандирован в Магадан в Дальстрой. Тогда многие из центра уезжали на Дальний Восток.

Русь огромная моя

Я люблю тебя, Россия!

Освежу я стих мой чистой

Родниковою водой.

Будет в нем рассвет лучистый

И пахучих трав настой.

Будет все: и луг, и речка,

Даль бескрайняя твоя –

Все твое люблю сердечно,

Русь огромная моя!

Родина

Тенистый садик

На пригорке,

И за рекой кудрявый лес,

И полоса вечерней зорьки

На самом краешке небес,

И синий сумрак

Над поляной,

И речки звонкая струя,

И медуницы 

Запах пряный –

Все это

Родина моя.

Тишина

В густой тени 

березок белокорых,

Пестрея шляпками, 

пылают мухоморы.

Бреду в кустах и травах

к ближнему ключу.

Какая тишина!

Молчат леса и горы…

Ах, если б с вышины услышать птичьи хоры –

Я отозваться им хочу!

В этот вечер

Опустился над курганами

Темный занавес небес,

И стволами-великанами

Зачернел сосновый лес.

Чуть бледнеют потонувшие

В мягком сумраке поля…

Вот она, моя уснувшая, 

Сердцу близкая земля!

Расставание

Светлая даль за разъездом.

Желтый виднеется плёс.

Вот подкатил к перрону

Черный, как жук, паровоз.

В час расставанья с тобою

Светлая эта даль

Словно в себя вобрала

Боль мою и печаль.

Летний сон

Часто, часто сердцу снится:

Под окном цветет подсолнух,

В золотых твоих ресницах

Утопающее солнце.

Пчелы дружно рвутся к сотам,

В синем мареве поля.

Будто теплым конским потом

Пахнет прелая земля.

Все мне мило:

Луг и липы,

Мед цветов 

И шелест трав,

Речки 

Рокот говорливый

И невнятный шум 

Дубрав.

Оттого ль так часто снится:

Под окном цветет подсолнух,

В золотых твоих ресницах

Утопающее солнце?

 

Окончание следует

«Прогресс Приморья», № 14 (527) от 12.04.2019 г.

Елизавета Романовская

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно