Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
24 октября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Эра вокально-инструментальных ансамблей

Белорусскому ВИА "Песняры" исполнилось 50 лет.

Вспоминая этот коллектив, редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, рассказывает о взлетах и падениях "Песняров", оставивших о себе добрую память.

Так совпало, что 1 сентября, когда в советских школах начался учебный год, в 1969 году в Белорусской филармонии прошло заседание художественного совета, на котором ВИА, называвшийся "Лявонны", получил официальный статус. Руководил ансамблем Владимир Мулявин, приехавший с Урала и сумевший собрать в единый коллектив прекрасно поющих и играющих музыкантов, вероятно, и не предполагал, что совсем скоро ВИА покорит не только сердца зрителей большой страны, но и Европу и Америку.

Именно с названия "Песняры" началось восхождение группы вверх. Пожалуй, даже нынешнему поколению молодёжи известны главные хиты "Песняров": "Березовый сок", "Беловежская пуща", "Алеся" и многие другие. "Песняры" исполняли хиты и на русском, и на белорусском. Их особенностью стали не только прекрасно исполненные песни, но и особый имидж, как принято сегодня говорить. Они выступали в национальных костюмах, носили длинные волосы – примета прошлого – и пели на несколько голосов, легко используя терцию и музыкальные аранжировки. Их заслуженно сравнивали с ливерпульской четвёркой – группой "Битлз", но в 70-е годы "битлы" распались, и советская молодёжь предпочитала слушать и записывать на магнитофоны "Песняров".

Ясно, что не так просто всё складывалось внутри музыкального коллектива, но это уже другой вопрос. Творчество всегда спрашивает строже любого куратора. Создать шедевр на всю оставшуюся жизнь не так-то и просто, как кажется на первый взгляд. За каждой песней стоят долгие дни, месяцы, а то и годы работы. "Выстреливает тема", как всегда, внезапно. И если уж песня ушла в народ, то выше оценки трудно придумать.

Конечно, как-то несправедливо распорядилась судьба по отношению к руководителю "Песняров" Владимиру Мулявину: он погиб в автокатастрофе, и на время коллектив потерялся. Вероятно, погубило его время, когда такого рода музыке приклеили ярлык "неформат". Сегодня ясно, что именно такую музыку слушают на географическом пространстве бывших союзных республик, которые в одночасье стали отдельными государствами. Пострадали многие составляющие бытия советских людей, в том числе и культура, и в частности легендарные "Песняры". Кто-то остался на Родине, кто-то уехал за кордон, иных уже нет в живых. Но остались старые концертные и любительские записи "Песняров", сохранившие тот колорит и великолепие голосов этого удивительного ВИА. Впрочем, сегодня "песнярские" истории интересно слушать из уст самих участников тогдашней группы. У каждого хита, как выясняется, сугубо своя история. Вот, например, как появилась песня "Берёзовый сок". Леонид Борткевич вспоминает: "С песней "Берёзовый сок" был казус. Её написали Баснер и Матусовский для фильма "Щит и меч", где мой друг Станислав Любшин играл. Вернее, было две песни – "С чего начинается Родина" и "Берёзовый сок". Первая вошла в фильм, вторая – нет. Но немного позже снимали на "Беларусьфильме" картину "Мировой парень" о ребятах с Минского автозавода, которые надолго едут в зарубежную командировку. Вот там песня Баснера пригодилась. И дали мне её спеть.

Причём, аранжировку Мулявин сделал за полчаса, пока мы распевались в студии. Записали с одного дубля, но мы часто так писали. И вот прошёл год, мы даём концерт, и нам несут записки из зала – просят спеть "Берёзовый сок". Что за песня, думаем, может, "Самоцветы" что-то поют, а зрители перепутали? А в это время на экраны как раз вышел "Мировой парень", его крутили в кинотеатрах. И нам пришлось пойти в кино, взять магнитофон, записать собственную песню, восстановить её и исполнить".

Вспоминается собственная юность, пора призыва в армию. Всё время, от медицинской комиссии до принятия присяги в учебной воинской части в Подмосковье, меня сопровождали "Песняры". Их песни звучали по радио, в аэропортах, железнодорожных и автовокзалах, когда нас везли к месту службы. Везде они по-настоящему согревали душу, заставляли вспомнить родной дом, свою малую родину, родных и близких. От них веяло чем-то добрым и знакомым. Даже военные песни о партизанах заставляли задуматься и вспомнить своё пусть короткое, но патриотическое прошлое, своих воевавших дедов. На проводах в армию я до хрипоты исполнял под гитару "Вологду". Она пошла в народ осенью 1976 года. И сразу попала в десятку, потому что призывники расставались, кто на два, кто на три года со своими возлюбленными… К тому времени наш клубный ансамбль приказал долго жить по одной причине – его участники разъехались по разным городам и весям, и мне одному пришлось отдуваться за всех. Впрочем, оставалось считанные дни до осеннего призыва, и нужно было успеть сделать несколько записей на магнитофон. Слова и музыку "сняли" с долгоиграющей пластинки, на которой было записано несколько песнярских хитов. Доставили в клуб виниловый диск ребята из Хабаровска – купили на местной барахолке, где продавали всё, что душе угодно. Там была и "Вологда". Песню отрепетировали, записали на плёнку, но магнитофон после нескольких прослушиваний эту самую плёнку успешно "зажевал". Повторную запись, к сожалению, сделать не удалось: ребята разъехались. И тогда я записал песню в своём исполнении под аккомпанемент шестиструнной гитары. Где-то эта плёнка хранится, но найти пока не удаётся… Тем не менее на проводах в армию под сурдинку, разогретые гости, заказывали мне её не однажды. Случайно или нет – не знаю, только когда нас привезли в часть, к месту службы, утром, на завтраке, из репродуктора, установленного на специальной мачте, вырвалась "Вологда" в исполнении "Песняров". Затем прозвучали "Берёзовый сок", "Беловежская пуща" и другие замечательные песни. 

Позже, когда нас прослушивали в солдатском клубе на предмет участия в конкурсе художественной самодеятельности, я познакомился с оператором, которому оставалось служить полгода. Он был большим меломаном, и "Песняров" он любил до самозабвения. Именно он периодически включал хиты, без которых дальнейшую службу было представить просто невозможно. Возможно, поэтому на смотре нам разрешалось петь "Молодость моя, Белоруссия, песни партизан, сосны да туман…" И тема по-настоящему трогала души сидящих в солдатском клубе воинов. Спящих в зале я не видел, все слушали. Что греха таить, порой, особенно в холодные зимние вечера, когда нам крутили уже несколько раз пересмотренные личным составом фильмы, кто-то из нас нет-нет да клевал носом. Меньше – когда ставили новый фильм. Но белорусские мотивы слушали все. Во время вечерних прогулок мы исполняли какой-либо песнярский хит всем взводом, подгоняя его под строевой шаг. Даже те, кому, как говорится, медведь на ухо наступил, вынуждены были помогать взводу. И вообще песня сильно спасала нас от нелёгкой солдатской жизни, особенно в первые месяцы, когда каждого из нас разделяли с родным краем и домом тысячи километров.

 

Продолжение следует

 

«Прогресс Приморья», № 41 (554) от 24.10.2019 г.

Семён Марков

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно