Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
21 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Эра вокально-инструментальных ансамблей

Продолжение. Начало в № 41

Недавно в России отметили 90-летие великого композитора советского и российского периода Александры Пахмутовой. Эта невысокая, оптимистичная по складу характера женщина, сочинившая сотни музыкальных произведений, которые исполняли известные исполнители: Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Лев Лещенко, Анна Герман, и многие другие, в том числе и белорусский вокально-инструментальный ансамбль "Песняры", по сей день в строю. Песня "Белоруссия" (музыка Пахмутовой, слова Добронравова) звучала под театральными сводами многих стан мира. Вполне заслуженно творчество Александры Пахмутовой отмечено российским орденом Андрея Первозванного. В Кремле награду вручил Президент России Владимир Путин. 

С "Песнярами" Пахмутова записала несколько песен, как сегодня принято говорить, ставших хитами. Участник ВИА Валерий Дайнеко вспоминает: "Моей первой композицией в ансамбле была "Беловежская пуща". Мы сразу стали её репетировать, это очень сложное произведение, но я был молод, и мне тогда не трудно было справиться с этим "заданием". Помню морозный, заснеженный Новосибирск, Дворец спорта, в зале девять тысяч человек: там она впервые прозвучала в моём исполнении. Конечно, это был успех и знаковый день в моей жизни. Мулявин тогда сказал, улыбнувшись: "Ты теперь принадлежишь не себе, а народу". Потом мы "Беловежскую пущу" записали в фонд Гостелерадио, сняли видео, когда Пахмутова присутствовала на радио, – это тоже были знаковые для меня моменты.

Затем уже появился мой песняровский репертуар – "Зачарованная", "Тридцать тысяч дней", "Я всё тот же" и много других песен. Их крутили везде по телевидению и радио… У нас, солистов, у каждого была своя публика, которая собиралась вместе, приходя на своих любимчиков. Процентов пятьдесят составляли, естественно, поклонники Мулявина, остальные делились между нами. Вот так и получался всегда переполненный зал. Это было здорово, непередаваемые ощущения. Мы смотрим сейчас фильмы про "Битлз", к которым публика пробивалась, протягивая руки, чтобы хоть ущипнуть, хоть дотронуться, когда они выходили после концертов, а я прекрасно помню, что у нас было то же самое. Милиционеры стояли, сцепившись локтями, и сдерживали толпу, чтобы нас не растащили на сувениры, а мы быстренько по этому коридору пробирались в автобус!"

Да, что ни говори, а разрешённые Министерством культуры вокально-инструментальные ансамбли сыграли огромную роль не столько в открытии новых имён – на Руси, как говорится, всегда было немало талантов, а в том, что молодые люди покинули подъезды и стали более организованными, что немаловажно, когда стихия бьёт через край. Слава богу, большая часть людей, стоявших у истоков создания ВИА, сегодня среди нас. Они могут вспомнить много любопытного и поучительного из того замечательного периода.

"Термин ВИА появился в 1972 году. Ансамбли возникали в ДК при заводах: Ленина, Дзержинского, Свердлова. В городе (Пермь. – Ред.)даже провели фестиваль советской эстрадной песни. В газетах писали, что "было исполнено более 300 советских произведений". Но это не так. Например, артисты из ДК Кирова пели произведения болгарских и югославских композиторов", – рассказывает старший преподаватель кафедры государственного управления и истории ПНИПУ Василий Шадрин.

Ансамбли играли на танцах: "мощной" была танцплощадка в клубе Кирова, знаменитый "Огород" в парке Горького, площадка в микрорайоне Гайва. Каждый клуб старался держать коллектив, который мог играть на танцах: они приносили заметный доход.

"Я родился в Орджоникидзевском районе. Когда учился в пятом классе, меня впервые пригласили играть на танцах. Я временно заменял клавишника. В девятом классе создал свою группу, которая называлась "Сюрприз". Мы потихоньку начали играть на танцах. Сначала в клубе Орджоникидзе. Летом играли на танцах в ПДК, на Балмошной, на Кислотных дачах. Конечно, мы старались одеваться как музыканты из ВИА. Пели песни и собственного сочинения, и дворовые, и "Битлз", – вспоминает Заслуженный артист России, основатель группы "Доктор Ватсон" Виктор Камашев.

"Гайки начали закручивать с 1979 года из-за Олимпиады. Сперва пытались регулировать самодеятельность – ввести паспортизацию клубов, дискотек и ВИА, вплоть до указания имен и фамилий. Самым мощным, но провальным ударом, было постановление ЦК КПСС об упорядочении деятельности ВИА и дискотек и повышении идейно-художественного уровня репертуара. От этого постановления остались комсомольские списки запрещенных групп", – вспоминает Шадрин.

Многие из героев того времени уехали из Перми. Виктор Камашев живет и работает в Москве: его забрал Юрий Антонов. Владимир Зеев-Фурманский из группы "Рифы" сейчас в Израиле. Из "Лесных братьев" иногда проявляется руководитель группы Сергей Дезорцев. Однако дело пермских ВИА живет: их песни звучат, пусть даже только на бобинах.

"Если говорить о 70-х годах, то в Перми были свои звезды: "Лесные братья", "Гулливер", "Скифы", – перечисляет Василий Шадрин. – Авторский материал было сложно "протащить" на сцену: все же контролировалось, утверждалось. Артисты считались артистами, а композиторы – композиторами. Потому очень часто репертуар был один и тот же: например, "Идет солдат по городу" пели практически все. Темы "Битлз" иполняли "Лесные братья". Это, с одной стороны, не позволяло им пробиться дальше танцплощадок, а с другой – делало их настоящими звездами".

Знаменитый "Огород" в парке Горького притягивал молодежь со всей Перми. Здесь-то и можно было услышать "Лесных братьев", которые, как вспоминают очевидцы, приезжали "лабать" сюда аж из самого Закамска.

"Группа "Лесные братья" была мегапопулярной. Выступали в "Огороде", собиралось огромное количество народу", – делятся своими воспоминаниями пермяки.

"Случаи преследования за репертуар были явлением исключительным. Существовал запрет на публичное выступление с неутвержденными программами. Кроме того, некоторые коллективы ничего не имели против исполнения советских песен. Например, у "Бригантины" был совершенно советский репертуар, более 50 % – "песни гражданского звучания". Но клубам хотелось привлекать людей на танцы, и сильно давить на репертуар исполнителей было не выгодно", – продолжает Шадрин.

Впрочем, не одними "Битлз" были живы пермские меломаны. В своих "Очерках частной жизни пермяков" Владимир Киршин вспоминает, что в 1973 году в молодежной аудитории утвердился хард-рок. Пермская группа "Склавины" заиграла Deep Purple.

Были свои народные герои и на Гайве – участники ВИА "Гайва", у которых была дикая популярность.

"Аппаратуру было не достать, она стоила очень дорого. И клубы старались эту аппаратуру где-то получить. Проблемы были у небольших и сельских домов культуры. С середины 1960‑х они начинают требовать комплекты эстрадных оркестров. В 1968 году появились нормативы к инструментам, был приказ, едва ли не на уровне министра культуры СССР. В городском клубе полагались: контрабас, аккордеон, два баяна, гитара за 180 рублей, малый барабан, кларнет и саксофон. В сельский клуб выписывались: контрабас, баян, гитара за 110 рублей, малый барабан и кларнет. Предполагалось, что к 1973 году этими комплектами обеспечат всех", – рассказывает Василий Шадрин.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 45 (558) от 22.11.2019 г.

Семен Марков

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно