Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
04 мая, понедельник
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

В Белоруссии. Операция «Багратион»

Продолжение. Начало 14 апреля

С тыла, на просёлке, по которому только что протопал капитан Филимонов со своими людьми, залязгали гусеницы и послышался гул мотора.

Командир танка, бравый лейтенант-грузин, склонился из люка подкатившей "тридцатьчетвёрки":

– Зачэм грустные, генацвале?

Ему объяснили.

Мигом из машины достали автоматы танкистов, раздали безоружным филимоновцам.

– Танк только из рэмонта, боекомплект полный. Пять человек – на броню! – скомандовал лейтенант, ныряя под крышку люка…

Немцы, отстреливаясь, отходили к ближнему лесу. Пушка "тридцатьчетвёрки" обожгла горячий летний воздух выстрелом, вторым, третьим. То коротко, то протяжно заговорил пулемёт. С брони ему вторили автоматы. Немцы исчезли там, откуда пришли, – скрылись за деревьями. Растворились в лесу, и танкисты послали вдогонку несколько снарядов.

К хутору вернулись почти в темноте. Соорудили быстрый ужин: экипаж танка поделился пайком с боевыми побратимами – тылы ползли где-то сзади, не поспевая за войсками, и в вещмешках Ваганова с товарищами было пусто.

В Алексино решили не ходить: на хуторе показалось безопасней.

Танкисты достали из "тридцатьчетвёрки" трофейный аккордеон: Борька Иванов (начальство потом определило его в агитбригаду) пришёлся кстати. Инструмент звучал выразительно, мощно, как будто чувствовал каждым клавишем состояние музыканта, ещё не до конца остывшего от горячки боя, от радости только что одержанной победы. Далеко-далеко слышалась музыка, и на зов её, на свет костра, разожжённого бойцами, подошли из Алексино несколько девушек, давным-давно не слышавших музыки иной, чем треск выстрелов и грохот взрывов. Ночь напролёт не умолкал аккордеон, и вокруг костра кружились пары. 

Рано утром Т-34 ушёл догонять свою часть. Немного погодя отправились в дорогу и люди капитана Филимонова.

Дополнение Ваганова: Когда проходили через деревню Алексино, жители сообщили нам, что на поле, перед лесом, валяется несколько убитых оккупантов. У нас был легко ранен один боец.

II

И опять пропылённые гимнастёрки насквозь промокли от солдатского пота. С утра солнце разогревает спину, накаляет сапожную кирзу, поджаривает воздух так, что он начинает как будто дымиться. Колеблется, плывёт впереди над дорогой знойное марево, и уже не верится, что совсем недавно была ночь, стояла прохлада – и страшно уставшее тело пыталось отдохнуть, в который раз наивно надеясь, что ему хватит для этого и сна, и тишины.

Когда в полдень светило зависает над головой, от ночного привала не остаётся даже воспоминания. Ноги, словно заведённые жёстким скрипучим заводом, движутся автоматически, спина сгибается под тяжестью солдатской ноши, а голова не думает ни о чём, ибо единственное, о чём она может думать, – сколько уже пройдено и сколько ещё надо пройти сегодня, а думать об этом тяжело и бесполезно. И совсем непонятно, какие силы держат солдатское тело перпендикулярно земле и даже позволяют ему преодолевать лежащее впереди немереное, бесконечное пространство, когда устаёт даже само солнце, которое всё медленнее катится к горизонту, туда, на запад, куда всё идёт и идёт солдат. И даже оно, усталое родное солнце, ничем не может помочь идущему, а наоборот, бьёт, ослепляя, прямо в глаза, и всё поддаёт, поддаёт жару напоследок.

Какая там дорога неоставимо тянется вдаль: ухабы да колдобины – всё разбито танками так, что чёрт ногу сломит! По обочине надо двигаться, по обочине, да и здесь не тротуар: ноги по щиколотку тонут в песке. Зато иногда падает на солдата тень от могучего дерева, будто в дозор выступившего из соснового бора, что не один час уже тянется по обеим сторонам дороги.

Тихо могло бы быть кругом. Да гудят в небе самолёты – наши, слава Богу, самолёты, и доносятся эхом с линии фронта отдалённые раскаты боя.

Кто-то увидел первым, но и остальные все в маленьком отряде капитана Филимонова тотчас разглядели за поворотом, ещё неблизким, за жёлтыми стволами сосен: навстречу двигалась большая колонна. Вот голова её уже показалась из-за деревьев... Немцы! Сколько их? Рота? Нет, явно больше! Они приближаются, и уже можно различить: идут колонной по четыре, почти во всю ширину дороги. Давно, видно, идут – солдатская форма закамуфлирована пылью, клубам поднимающейся над колонной.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», Онлайн-версия май 2020 от 15.05.2020 г.

Владимир Тыцких

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно