Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
23 декабря, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Когда я был мальчишкой…

Окончание. Начало в № 30

Васька, снявший брючные мерки, смотрел на Димку с усмешкой, словно говоря: "Ну, давай, покажи, как ты будешь шить клёши?" Когда приятели вошли в дом, Димка деловито распорядился:

– В летней кухне на столе стоит будильник – принеси его сюда…

– Зачем тебе будильник, ты же шить собрался? – недоумевал Васька, но просьбу выполнил.

Будильник получил дед, участвуя в призовом розыгрыше, организованном Добровольным обществом содействия армии, авиации и флоту. Димка лично проверял номера билетов в газете "Советская Россия" – результаты публиковались на последней странице. Этот большой будильник с молоточком-ударником громко стучал, а звенел так звонко, что сон домочадцев улетучивался мгновенно. Летом дедов выигрыш дополнял интерьер летней кухни, а с холодами он перемещался в дом, где постоянным местом его обитания становилась мебельная стенка. Туда и установил будильник Димка, предварительно передвинув стрелку звонка на семь часов вечера. Здесь была своя логика: семья раньше этого времени не вернётся. До Васьки дошло, что до звонка должны быть готовы клёши. Димка крикнул из детской комнаты, как её называли родители, прося помощи. Васька сдвинул шторки в сторону и увидел такую картину: Димка, надув щёки, с покрасневшим от натуги лицом, пытался сдвинуть с крепкого самодельного табурета швейную машинку Подольского машиностроительного завода. Футляр Димка поставил на попа, и попытка самому переместить машинку в другую комнату не увенчалась успехом. Тогда Васька подхватил машинку с другого конца, и друзья еле-еле установили её на квадрате широкого стола.

– Фу-у-у… – выдохнул Димка, присаживаясь на край дивана, – не думал я, что она такая тяжёлая…

Он какое-то время сидел и молчал, словно о чём-то думал, уперев взгляд в стопку газет и журналов, ровно уложенных на полке. Тишину нарушил Васька.

– Что дальше?

– Дальше тебе предстоит перевернуть всю эту стопку бумаги, – ткнул указательным пальцем в сторону полки Димка.

Васька поморщился, выражая тем самым свою неохоту, чем скрывал своё непонимание. Димка тут же внёс дополнение.

– В общем, так: ищи журнал "Работница" – в каком-то я видел выкройку мужских расклешённых брюк. А я подготовлю машинку к работе.

По существу у Васьки обязанности оказались проще, нежели у товарища, взявшегося шить брюки. Машинка работала как часы, она мерно постукивала, когда Димка ручкой крутил приводное колесо, копируя движения матери, когда она по ночам при свете настольной лампы отстрачивала одежду для мужской части семьи. Несколько лет назад машинку ей подарил муж, Димкин отец, когда она задумала из накопившихся разноцветных обрезков, оставшихся после кройки, сшить несколько пододеяльников. Вначале она делала это вручную, отчего исколола себе пальцы, и, когда муж увидел это, немедленно отправился в хозяйственный магазин и на мотоцикле привёз машинку домой. Подарок жене понравился. Лишь Димка ходил кислый, словно в воду опущенный – его мечта заполучить велосипед к окончанию пятого класса отодвигалась на неопределённый срок. Он даже повздорил со старшим братом, который мечтал о шестиструнной гитаре. Шло время. Наблюдая за тем, как мама после работы корпит над шитьём, а сунутые в глубокий короб лишние куски материи приобретают конечный вид, Димка успокоился. Он добровольно помогал при шитье, наблюдая за всеми действиями матери. В семье стали появляться журналы с примерами кройки и шитья. И это тоже мальчишка подметил. Однако пока ему не разрешалось самовольно пользоваться машинкой. И вот пришёл тот день, когда некому было запрещать – Димка сам себе хозяин.

– Ты ищи журнал, – как-то рассеянно бросил Димка товарищу, – а я поищу старые брюки…

Васька кивнул, явно увлечённый порученным делом, а Димка, ничего не найдя в кладовой, вернулся в дом и, широко распахнув лакированные створки шифоньера, снял вместе с плечиками отцов "парадный костюм", как тот сам его называл. Постояв какое-то время в задумчивости, Димка было решил вернуть костюм обратно, но, распахнув полы пиджака, стянул вниз брюки и вернул пиджак на место. Он закрыл створки и пошёл в комнату.

– Нашёл? – спросил он товарища.

– Вот, держи!

Димка развернул перед ним на диване цветной разворот журнала. Это была та самая заветная выкройка, на которую никто и никогда внимания в доме не обращал, но Димка подметил. Когда он увидел морские клёши Веснина, понял, что и у него будут такие. Ясно, что до призывного возраста он ещё не дорос, но уж так хотелось иметь клёши, что стало невмоготу, и теперь его не остановит ни одна палубная батарея Военно-морского флота. Отцовы брюки есть, дальше – дело техники. Распороть швы и вставить клинья одного цвета с брюками. Он молча вывернул раструбы отцовых брюк, купленных на боны в магазине "Берёзка" после последнего заграничного рейса.

Луч солнца, проникнув в окно, золотой дорожкой лёг на брючную материю, высветив все имеющиеся невидимые при обычном свете узоры и профессионально застроченные места, которые занашиваются в первую очередь. Как шутя говорил отец, надевая брюки по великим праздникам, "это вам не хухры-мухры, это фирма, а фирма веников не вяжет".

– Вась, а Вась, сходи в слесарку, там увидишь большие ножницы, бери и тащи сюда…

Васька надулся, как индюк, и отрицательно замотал головой, да так, что светлый чуб закрыл его полные удивления глаза. Он ответил категорически:

– Нет, я не пойду и ножницы не принесу… Вот задаст тебе отец ремня, если брюки испортишь… Ты же говорил, будешь шить клёши…

Разозлившись, Димка сквозь зубы процедил:

– Значит, не поможешь?..

– Тогда смотри и учись, пока я жив.

Он колко посмотрел на неожиданно скукожившегося Ваську. Похоже, тот понял, что бросать товарища на распутье негоже – начинали-то затею вместе… Васька, решительно сдвинул набок чуб, толкнул дверь и вышел. Вскоре он вернулся и протянул товарищу ножницы.

Дальше они действовали молча и стремились лишь к тому, чтобы всё сделать так, "как на морских клёшах". Дело спорилось. Они распороли обе штанины до того места, где предполагалось расположение колена, и тут Димка, задумался – ему нужен был матерчатый клин, который следовало пришить к расклешённой части брюк. Работа застопорилась – нужного куска не было. Время поджимало, солнце уже не заглядывало в окно, и мальчишки принялись судорожно искать материю подходящего цвета. Они перевернули все ящики в кладовой, подняв пыль и разогнав всех маленьких и больших пауков, примерили разные ткани, приготовленные матерью для пошива каких-то только ей известных нарядов. Всё было не то. Встав посреди комнаты и уперев руки в бока, Димка явно находился в растерянности. Таким Васька его никогда не видел. И тут его взгляд упал на комнатные шторы. Нет, по цвету они не подходили даже близко, но всё же Васька в сомнении сказал:

– Почти одного цвета, смотри, Димон…

– Да нет, одного, да не одного, – возразил мальчишка и, сдвинув резким движением комнатные шторы, увидел угол того самого ящика, в котором хранились обрезки тканей. Как они сразу не догадались проверить его? Димка буквально нырнул в этот объёмный фанерный ящик. Он выбрасывала оттуда всё, что попадало под руку, и, когда его небольшого роста уже не хватило, Васька предложил простое решение:

– Давай ящик перевернём.

Димка тут же среагировал – они вывалили весь этот матерчатый ворох на пол и принялись отбирать подходящие куски. А время не шло, оно убегало. Обхватив голову руками, Димка уселся на обрезки тканей и, кажется, отчаялся, понимая, что над ним нависла угроза отцовой взбучки, встреча с ремнём не просто маячила на горизонте, она была реальной. Спас друг: он выхватил и кучи красный лоскут и, встав на колени перед раздвинутыми штанинами, приложил кусок. Димка, наблюдая за Васькиными действиями, вдруг словно прозрев, соскочил, схватил ножницы и принялся вырезать клин. Затем он, приложив его к штанине, быстро сказал:

– Бери иголку с ниткой и наживляй клин.

– Как "наживляй", это же не рыболовный крючок?..

– Пришивай иголкой крупными стёжками, – пояснил Димка, – я вырежу второй клин…

Дело закипело с новой силой. Когда красные клинья были намертво пришиты машинкой, Димка вывернул гачи на парадную сторону и хвастливо сказал:

– Фирма веников не вяжет! Тащи утюг, будем гладить клёши.

Когда были наведены стрелки и влажные брюки висели на высокой спинке стула, приятели принялись наводить порядок в доме и кладовой. Последним действием стала переноска швейной машинки на прежнее место. Мальчишки почувствовали облегчение. Кот безучастно лежал на крыльце летней кухни и с укором смотрел на Димку. Васька быстро растопил печь в летней кухне, Димка достал из холодильника суп и поставил на плиту. Вскоре кот, мурлыча, тёрся о Димкины ноги, довольный ужином.

Дед увидел дым, идущий из трубы, первым и обратил на это внимание всех. Калитка несколько раз хлопнула, и пёс Бублик, прозванный так старшим братом Димки, волчком завертелся у крыльца.

– Ну, Дмитрий, ты молодец, настоящий хозяин! – потрепав по плечу сына, улыбнулся отец. – Мать, дай-ка ребятишкам ягоду, они заслужили.

Кот, почуяв запах рыбы, которую дед достал из ведра, клюнул на эту приманку. Он буквально вырвал рыбу из рук, закусил тело и, урча, смотрел на Димку. Да, умел бы он говорить, точно рассказал бы и о том, что покормил его Димка не три раза, как ему было поручено, а один. Он бы наверняка рассказал и о перешиве брюк, и о том, что отглаженные клёши с красными клиньями висят вместе с пиджаком в шифоньере, и о многом другом, чему стал свидетелем в этот предпоследний день августа…

Димка подмигнул Ваське и спросил у отца разрешения проводить друга домой – сумерки окутали село. Мало того что отец разрешил, он насыпал в котелок ягоды и наказал передать его Васькиной семье. Выскочив за ограду, мальчишки припустили по пыльному проулку в сторону клуба, где играла музыка и собиралась местная молодёжь.

«Прогресс Приморья», № 48 (654) от 24.12.2021 г.

Сергей Юдинцев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно