Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
06 августа, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Топили мирные конвои

Редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России "Прогресс Приморья" в № 28 рассказала о том, как во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в Чёрном море был потоплен гитлеровскими ВВС мирный теплоход "Армения", унёсший с собой сведения о точном количестве пассажиров, находящихся на его борту. То, что транспорт был потоплен не случайно, ясно, как день. Чтобы развеять сомнения, редакция, продолжая тему морских разбоев, предлагает прочитать материал "Топили мирные конвои", где схожесть сюжета очевидна. Поменялось лишь место действия — Дальний Восток. 

"Нейтралитет"

12 апреля 1942 года пароход "Ванцетти" Дальневосточного морского пароходства, один из самых тихоходных в то время, следовал своим курсом из Владивостока в Петропавловск-Камчатский.

— Груз у нас на борту был мирный, шторма не предвиделось, и ничто, так нам казалось, не предвещало беды, — вспоминал бывший старший помощник капитана, заслуженный ветеран ДВМП, житель Владивостока Александр Агоев.

Даже когда на горизонте показался одиночный самолёт, ни капитан, ни матросы не проявили тревоги: фашистские самолёты сюда не залетали — слишком далеко, а Япония не так давно подписала с Советским Союзом договор о нейтралитете. Когда самолёт приблизился и низко пролетел над палубой судна, вся команда увидела опознавательные знаки. "Рассмотрит, что мы — советское мирное судно, и улетит", — успокоил кто-то из матросов. Так и случилось: самолёт взмыл вверх... но неожиданно резко развернулся и вновь зашёл навстречу пароходу. И тут пулемётная очередь прочертила палубу. Самолёт набрал высоту и скрылся в небе. На смену ему прилетел другой самолёт, который зашёл в пике и сбросил на судно несколько бомб, которые, к счастью, не причинили вреда экипажу. При следующем заходе был сброшен вымпел с требованием немедленно остановиться.

— Вот так мы впервые на собственном опыте познакомились с нейтралитетом по-самурайски, — рассказывал Александр Агоев. — В тот апрельский день ни капитан Виктор Веронд — опытнейший человек и бывалый моряк, ни мы, его помощники, не знали ещё о коварных тайных переговорах японских милитаристов с гитлеровским правительством. И неудивительно: ведь документы сговора против СССР шли под грифом "высшая военная тайна" и нигде не публиковались. Поэтому мы, атакованные японскими самолётами, ломали голову: что же произошло?

Подоплёка этой провокации стала ясна лишь после нанесения советской армией в августе 1945 года мощного и решительно удара по японским милитаристам. Тогда-то и попали в руки наших войск секретные архивы японского командования. Оказывается, 30 июня 1941 года главари фашистской Германии обратились к японскому правительству с предложением начать войну против СССР. Японские милитаристы тщательно готовились к боевым действиям против нашей страны, но понимали, что вести войну на два фронта — сразу против США и СССР — им не под силу. И Япония оттягивала время, ожидая удобного случая. 

5 июля 1941 года военный министр Японии Тодзио утвердил тайный план "Кантокуэн", что с японского переводится как "Особые маневры Квантунской армии". Этот план, по сути, являлся планом войны против СССР. И Япония обратилась к советскому правительству с дерзким и беспрецедентным в мировой практике требованием: прекратить перевозки грузов в Советский Союз через Владивосток. Наше правительство решительно отвергло эти провокационные требования. Однако "гумбацу" — японская военщина — настаивала на своём. Ответом стало объявление без всяких на то оснований заявления, что проливы Лаперуза, Сангарский и Корейский теперь являются японскими "морскими оборонительными линиями", что противоречило международному праву. 

Все эти факты стали известны позже. Пока же был налицо факт прямого вооружённого нападения на советское мирное судно. Капитан Виктор Веронд собрал в кают-компании помощников и сообщил, что судно находится в нейтральных водах и идёт правильным курсом. 

— Мы ничего не нарушали, — говорил капитан. — Действия японцев — прямая и наглая провокация. Прошу всех держаться твёрдо, с достоинством, как и подобает советским людям. Наша цель — сохранить и доставить по назначению груз, который очень нужен нашим людям на Камчатке. 

Через несколько часов пути к "Ванцетти" подошёл японский сторожевой корабль. Он повёл наш пароход в японский военный порт. У входа в гавань "японец" приостановился и потребовал, чтобы капитан "Ванцетти" взял к себе на борт японского лоцмана. Под давлением военных Веронд вынужден был согласиться. 

— Когда входили в порт, была уже ночь. Я находился на баке, — рассказывал А. Агоев. — Судно шло, повинуясь указаниям лоцмана, офицера японских ВМС. И вдруг впереди по курсу я заметил буруны: камни. Я крикнул капитану. Он, моментально оценив обстановку, отстранил так называемого лоцмана, приказал: "Право на борт!" и дальше сам повёл судно. Стало ясно, что это была заранее обдуманная попытка посадить судно на камни. Утром на борт поднялись японские военные чины и, как говорится, начали ломать комедию. Они пытались всерьёз убедить нас в том, что мы-де зашли в… японские территориальные воды. Они проводили незаконные обыски, унизительные допросы членов команды. На девятый день японцы были вынуждены снять арест, и мы пошли в Петропавловск-Камчатский.

— Позже выяснилось, что мы ещё счастливо отделались, — вспоминал А. Агоев. — Несколько наших пароходов в это же время были так же обстреляны, а некоторые мирные суда ДВМП японцы потопили.

Память

В музеях Владивостока хранятся многочисленные документальные свидетельства всех эти провокаций, пиратских налётов на советские торговые суда. 17 декабря 1941 года налёту подвергся пароход "Перекоп". Японский военный самолёт сбросил на него бомбы. Судно получило пробоины. Самолёт улетел, но утром следующего дня уже группа самолётов настигла борющееся за выживание судно и обрушила на его палубу град бомб. Начался пожар, погибло много моряков. И тут подошла третья волна бомбардировщиков. Пароход начал тонуть…

13 декабря 1941 года японские военные корабли без всяких на то оснований в нейтральных водах задержали пароход "Кузнецкстрой". Буквально на следующий день на рейде Гонконга они практически в упор расстреляли советский пароход "Кречет". 18 декабря там же, на рейде Гонконга, японцы обстреляли пароход "Свирьстрой". В это же день самолёты бомбили — дважды — пароход "Сергей Лазо", но этого оказалось мало: к судну подошёл японский корабль и высадил десант, который захватил "Сергея Лазо". 

Вспышка провокаций пришлась на декабрь 1941 года не случайно. Гитлеровские войска стояли под Москвой, советский народ мобилизовал все силы, все возможности для отражения натиска фашистов. Зная это, японские милитаристы безнаказанно нарушали пакт о нейтралитете, делая всё, чтобы спровоцировать военные действия на советском Дальнем Востоке. 

Память о тех грозных годах владивостокцы бережно хранят. Вспоминая те дни, ветераны ДВМП, курсанты МГУ им. адмирала Г.И. Невельского приходят к памятнику морякам торгового флота в центре города и возлагают цветы к мемориальным доскам, на которых выбиты названия кораблей и имена погибших моряков, так и не вернувшихся из огненных рейсов Великой Отечественной войны.

«Прогресс Приморья», № 30 (344) от 06.08.2015 г.

Подготовил Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно