Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
24 декабря, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Молодые годы славного адмирала

Не вся современная молодёжь, вероятно, знает, что в ХХ веке в городе Николаевске началась служба Степана Осиповича Макарова в русском флоте. Да, именно на Дальнем Востоке получил он первые практические навыки морской службы. Тернистый путь от кадета до вице-адмирала был отмечен интересными океанскими плаваниями, научными открытиями, трудами по судостроению и боевой тактике кораблей. Адмирал погиб при обороне Порт-Артура. Адская сила разрушила его флагманский корабль, но память о светлой личности всегда будет сохраняться в амурском городке, где прошли первые месяцы его морской службы.

Шестнадцатилетний кадет Степан Макаров неожиданную неприятность перенес с достоинством зрелого мужа. Несмотря на блестящие успехи в науках, чин кондуктора он не получил. "Молодой еще, — сказали члены экзаменационной комиссии. — Закон не позволяет  производство ранее восемнадцати лет".

Закон есть закон. Но как прикажете жить после окончания училища? "Не огорчайтесь, у вас всё еще впереди, — щедро обещал чернявый капитан второго ранга Болтин, возглав-лявший комиссию. — Через несколько дней выйдет приказ адмирала о зачислении вас на действительную службу. Из училища вас переведут в Амурский флотский экипаж. Слу-жить будете на моем корабле".

Александр Арсеньевич Болтин командовал колесным пароходом "Америка". Это судно было на особом положении. Командир "Америки" нередко выполнял трудные и опасные поручения, связанные с риском для судна и личной карьеры. Но бывалый и умелый моряк, прошедший в молодости серьёзную школу на фрегате "Паллада", как правило, выходил с честью из самого трудного положения, и поэтому плавание с ним обещало быть интересным и поучительным.

Перевод воспитанника в разряд военнослужащих — событие серьёзное, налагающее дополнительные обязанности перед законом и начальством. Командир, сам начинавший службу юнкером флота, уловив некоторое напряжение на светлом челе юноши, с оптимизмом изрек: "Осенью мы с вами ходили в Хакодате. А нынче, вполне возможно, уйдем зимовать в Нагасаки. Так что скучать не придётся".

Врождённая жажда познания не позволяла будущему адмиралу почивать на лаврах. В те дни, полные сомнений и смелых надежд, он откровенно записал в дневнике: "Экзамен кончился, и в другом месте я мог бы предаться увеселениям, но тут ещё нет причины для безделицы, я далеко не кончил того, что нужно знать, выходя в офицеры… Так что занятия мои далеко ещё не кончились". Макаров продолжал терпеливо работать с книгами, повышая свой уровень знаний.

К сожалению, выход в море задержался на долгих два месяца, и причиной тому были непреодолимые обстоятельства природы, проявившиеся в период бурного ледохода. Один древний мудрец сказал: когда имеешь дело с водой, то прежде полагайся на опыт, а потом уже на разум. Но николаевские моряки поступили наоборот и дорого заплатили за своё легкомыслие.

Обширный и довольно глубокий плёс ниже мыса Мео давно привлекал к себе внимание спокойным течением и вполне удобным выходом на берег. Осенью 1864 года там поставили на зимний отстой винтовой транспорт "Манджур" и пароход "Америка". В прежние годы такая стоянка прошла бы спокойно, но в последнюю зиму в Приамурье выпали обильные снега, а ранняя и теплая весна дала резкий приток воды в русло. Ледоход проходил при широком разливе и беспорядочном торошении льда, создав тем самым у мыса Чныррах плотный затор подобно тому, который наблюдали в 1973 году. Накопившаяся масса воды устремилась в малый канал, проходящий под правым берегом. Мощный напор мгновенно разорвал и разметал ледовый панцирь. Огромные льдины, кружась и сталкива-ясь на стремнине, пронеслись мимо неподвижных кораблей. Заблаговременно заведенные швартовы позволили избежать коварных ударов в корпус, но вскоре схлынувший вал поставил корабли на грунт.

Не без страха и растерянности пережив конфузию, не мешкая приступили к трудным спасательным работам. Для прорытия канала к аварийным судам адмирал прислал единственную в порту землечерпалку, а для связи с городом выделил шхуну "Фарватер". Личный состав до изнеможения работал на разгрузке кораблей. Непроизводительная работа очень утомляла, но желание выйти на чистую воду очень воодушевляло людей.

Восхищенный стойкостью и смекалкой моряков, Макаров записал в дневнике: "Старые матросы, работая каждый за двоих, подают пример молодым, и ни разу еще не было слышно ни малейшего ропота".

Наблюдательный Макаров внимательно следил за ходом работ, вникал во все мелочи и даже составил подробное описание с целью поместить материал в местной газете, но природная скромность взяла верх, и он отказался от первоначального намерения. Думается, что приобретенный опыт пригодился ему много позже при руководстве спасением броненосца береговой обороны "Генерал-адмирал Апраксин".

Между тем открывшаяся навигация оживила деятельность порта. Трудно было удержаться от соблазна, чтобы не внедрить здесь хронику местного судоходства. После долгого отсутствия 24 мая вернулась в родной порт шхуна "Сахалин", производившая ремонт в доках Гонконга. Посетив по пути Хакодате, шхуна вывезла оттуда накопившуюся почту и консула В.Д. Овандера, томившегося на чужбине. Дипломатический чиновник не без удовольствия отметил, что на рейде разгружаются уже три "купца". 13 июня встречали винтовой транспорт "Японец", прибывший из Шанхая, где он стоял всю зиму стационером при российском консульстве. Ветеран флотилии прибыл не один, за его кормой маячил большой транспорт "Гиляк", который взяли на буксир в Де-Кастри. "Гиляк" доставил из Кронштадта генеральный груз, чем очень облегчил жизнь чиновникам из Главного управления портов, заваленного плаксивыми заявками из Аяна, Владивостока и Посьета. Поэтому командир балтийского парусника был желанным гостем во всех службах порта. Мы же признательны экипажу "Гиляка" за то, что он доставил на Амур замечательного художника Ф.Ф. Баганца,  рисунками которого можно полюбоваться в городском краеведческом музее.

Две недели спустя с сигнального поста доложили о приходе канонерской лодки "Морж", прибывшей из Нагасаки. Канлодка доставила из Де-Кастри начальника эскадры Тихого океана контр-адмирала Ендогурова. Добрейший Иван Андреевич разрешил посетить молодой город офицерам флагманского корвета "Варяг", прибывшего тремя днями ранее "Моржа". Николаевское общество заметно пополнилось просвещенными людьми. Адмирал, занимавший одновременно пост губернатора, по такому случаю устроил для гостей пышный бал.

Однако вернемся к нашим "аргонавтам". 14 июня по прорытому землечерпалкой каналу вывели на рейд "Америку". Две недели в большом напряжении вооружали судно. 2 июля, блистая чистотой и порядком, "Америка" стал на якорь вблизи мыса Куегда. 13 июля получили приказ взять на буксир транспорт "Гиляк" и следовать в залив Де-Кастри. Отдохнувшие матросы это известие встретили на ура.

Рейс считался очень ответственным, и командир "Америки" был особенно строг при движении по лиману. В дневнике Макарова мы находим интересные строки об этом плавании. "Когда мы пошли в Де-Кастри, то штурманского офицера от вахты освободили, а поставили на вахту меня, — пытаясь скрыть огорчение,  исповедовался молодой моряк. — Только я показывался на мостике, на меня, словно на бедного Макара, начинали сыпаться замечания, отчего я не смотрю за бочками, ограждающими судовой ход, отчего лотовый неверно сказывает глубину и т. п. ..." К сожалению, Степан еще не осознал степени высокой ответственности капитана судна перед законом за исход плавания, когда на буксируемом судне находятся  сорок человек экипажа и сто сорок семь человек пассажиров разного звания для пополнения жителей нового города в бухте Золотой Рог.

Расставшись с "Гиляком", благополучно вернулись в Николаевск. Четко организованная судовая служба позволяла выкроить время для занятий, и Степан продолжает работать с книгами, изредка обращаясь за справками к молодому инженеру-механику Линдебеку, у которого высшее образование.

23 июля в строй действующих кораблей наконец-то вступил товарищ по несчастью — транспорт "Манджур". Выполнившие ответственный рейс матросы "Америки" не без гордости рассказали о трудной буксировке "Гиляка". Задетые за живое товарищи грозились тоже отличиться. За работой дело не стало, вскоре и "Манджур" направился в море.

Рослый и красивый кадет Макаров привлек внимание контр-адмирала И.А. Ендогурова, который предложил перевестись на корвет "Варяг" с целью совершить дальнее плавание и получить богатую морскую практику. Командир сибирской флотилии П.В. Казакевич был не против такого предложения, но нужно  было согласие отца, поручика по Адмиралтейству, который еще в мае на своем пароходе "Чита" ушел в Благовещенск и плавал где-то на Верхнем Амуре. До последнего дня Степану не было известно решение, принятое адмиралом.

Солнечным днём 7 августа 1865 года пароход "Америка" вошёл в обширный залив Де-Кастри, на рейде которого сигнальщик насчитал десять кораблей, стоявших на якоре, из них два красавца-корвета: "Варяг" и "Богатырь".

Навстречу мчалось полдюжины шлюпок: корветы проводили совместное шлюпочное учение. При встрече парохода под адмиральским флагом гребцы ловко поставили весла "на валёк", приветствуя таким приемом старших морских начальников.

Командир "Америки" А.А. Болтин лихо прошёл вдоль борта обоих корветов, на которых играла музыка, а члены команды выстроились, приветствуя двух адмиралов Тихого океана. В транспортной Сибирской флотилии не было такой чёткой организации и особого шика, присущего только боевым кораблям русского флота. Наблюдая традиционные морские ритуалы, при которых служил ещё отец — черноморский матрос, Степан твердо решил перейти в эскадру Тихого океана.

Несколько дней адмиралы инспектировали корабли, а Степан томился в гаданиях. Но всё решилось неожиданно. На первый взгляд добрейший Иван Андреевич оказался — кто бы мог подумать! — очень настойчивым человеком. Уломал-таки осторожного командира Сибирской флотилии отпустить под свою ответственность способного кадета на большую океанскую дорогу. О сговоре адмиралов Степана известили 10 августа, и он перебрался на корвет "Варяг", а на следующий день его новый корабль, произведя пятнадцатью выстрелами салют военному губернатору Приморской области П.В. Казакевичу, вышел в море, увозя на борту будущего адмирала.

С.О. Макаров побывал в Николаевске через семь лет, будучи зрелым человеком и лихим, много повидавшим лейтенантом.

СПРАВКА редакции газеты Приморского регионального отделения СМР "ПП"

Макаров Степан Осипович (1848, г. Николаев Херсонской губ. — 1904, ок. Порт-Артура) — флотоводец, ученый. Родился в семье прапорщика флота. Макаров переехал в г. Николаевск-на-Амуре, где в 1858-1865 гг. учился в Николаевском морском училище, которое окончил первым по успеваемости. Во время учебы в составе эскадры Тихого океана Макаров ходил к берегам Северной Америки, что сыграло большую роль в становлении его как моряка. В 1866-1867 гг. совершил плавание на корвете "Аскольд" в Японию и Африку. За выдающиеся успехи в науках был произведен в гардемарины. В 1867 г. в "Морском сборнике" была напечатана первая научная работа Макарова "Инструмент Адкинса для определения девиации в море". В 1869 г. после очередного плавания получил первый офицерский чин мичмана. Назначенный в 1869 на броненосную лодку "Русалка", Макаров начал исследования по проблемам непотопляемости судна, впоследствии развившиеся в самостоятельную теоретическую дисциплину. В 1876 г. Макаров был переведен на Черноморский флот, где стал командиром вооруженного парохода "Великий князь Констан-тин". Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Макаров начал использовать для атаки турецких кораблей минные катера, находившиеся по его предложению на пароходе, чем положил начало развитию нового класса кораблей — миноносцев. Был награжден золотой саблей с надписью "За храбрость". 16 декабря 1877 г. Макаров впервые в мире применил торпеды против турецких броненосцев. В 1881 г. провел гидрологические исследования в Босфорском проливе и в 1885 г. опубликовал труд "Об обмене вод Черного и Средиземного морей", удостоенный премии Академии наук. В 1886-1889 гг. Макаров совершил кругосветное плавание, командуя корветом "Витязь", провел широкие океанографические исследования, обобщенные им в капитальном труде "Витязь" и Тихий океан", отмеченном премией Академии наук. В 1896 г. Макаров был произведен в вице-адмиралы. В 1897 г. выдвинул идею исследования Арктики при помощи ледоколов. По его проекту был построен первый мощный ледокол "Ермак", на котором он дважды ходил среди льдов у берегов Новой Земли и Земли Франца-Иосифа, описав экспедицию в книге "Ермак" во льдах", до сих пор не потерявшей своей значимости. В 1903 г. в труде "Без парусов" Макаров разработал вопросы обучения и воспитания моряков в мирное время. С началом Русско-японской войны в 1904 г. был назначен командующим флотом в Тихом океане и прибыл в Порт-Артур. Сторонник активных боевых действий, Макаров многое успел сделать для усиления боеспособности русского флота. 31 марта 1904 г. Макаров погиб на броненосце "Петропавловск", подорвавшемся на мине.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории: Биографический справочник. — М., 1997.

«Прогресс Приморья», № 50 (364) от 24.12.2015 г.

Николай Кошелев, почётный член Географического общества

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно