Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
28 июля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Промышленный переворот и английский футбол

Окончание. Начало в № 22

Небывалый экономический и политический кризис 1836 года, разразившийся в Англии, вызвал подъём рабочего движения. О его причинах редакция газеты Приморского регионального отделения СМР рассказывала в прошлых номерах. Сегодня — о развитии событий, вызванных кризисом.

В Лондоне организовано "Объединение рабочих" за всеобщее избирательное право. Это "Объединение" выработало в следующем году народную хартию для подачи в парламент. По-английски хартия (грамота) называется "чартер", поэтому само движение назвали чартистским. В основном требования в хартии сводились к всеобщему избирательному праву. Английские рабочие полагали, что принятие парламентом хартии разрешит все вопросы об улучшении их положения. Они надеялись, что если парламент примет хартию и введёт всеобщее избирательное право, то все остальные важные для рабочих экономические и политические вопросы будут быстро решены парламентом, в котором, как они думали, в основном будут заседать рабочие. Возникает вопрос: если все станут заседать в парламенте, кто будет трудиться на заводах и фабриках, производить потребительский продукт?

Однако в условиях всеобщего революционного подъёма этот вопрос не стоял. При выработке хартии в среде чартистов возникли разноглася. Одни из чартистов во главе с руководителем лондонского "Объединения рабочих" столяром Ловеттом считали, что хартии нужно добиться в союзе с буржуазией и только мирными средствами — агитацией, пропагандой и петициями парламенту. "Мы прежде всего являемся противниками всего, что может напомнить революционную борьбу, призыв к физической силе, к насилию, — говорил Ловетт. — Нужно убеждать все классы населения и завоевать хартию мирным путём". Это было течение "моральной силы". Противники насмешливо называли её партией "розовой водицы". Они заявляли, что победить можно, только применив вооруженную силу, и называли себя партией "физической силы". Рабочие — сторонники "физической силы" устраивали митинги, стачки и даже, организовав вооружённые отряды, освободили из тюрьмы своих товарищей, арестованных за участие в чартистском движении. К течению "физической силы" на словах присоединился ирландский адвокат О’Коннор. В качестве последнего средства борьбы, когда все методы окажутся исчерпанными, он, по его словам, признавал вооружённое восстание. О’Коннор был очень популярен в массах. Огромного роста, с могучи плечами, первоклассный боксёр, который во время одной драки на рынке выдержал напор огромной толпы, обладавший громким голосом, О’Коннор был неутомимым организатором. Однако социалистом он не был. "Я стою за принцип "моё и твоё", — говорил он. В одной из газет, которую готовили его сторонники, печаталось такое стихотворение:

Хочу я домик и доход
Не больше сотни фунтов в год,
Овцу, корову и телят,
Зелёный маленький лужок,
Куда б сгонял их пастушок.

Позже О’Коннор основал земельное общество, которой озадачилось несбыточной целью: скупать земельные участки, чтобы постепенно вернуть всех рабочих на землю, превратить их в мелких собственников. Это означало искусственно тормозить общественный прогресс.

В ходе борьбы у чартистов стало оформляться небольшое революционное социалистическое крыло. Его виднейшим представителей был Гарни, вначале сторонник революционной тактики якобинцев и поклонник Марата, а позже, с 1843 года, находившийся под влиянием Маркса и Энгельса. Гарни стоял не за раздел земли на мелкие участки, чего добивались некоторые чартисты, а за конфискацию всей земли с превращением её в государственную собственность. Он требовал 8-часового рабочего дня и других мер в интересах рабочих.

Чартистское движение

Летом 1848 года в Манчестере состоялась конференция чартистов, на которой было решено объединить местные разрозненные группы в одну общеанглийскую организацию. Для вступления в эту рабочую организацию требовалось лишь письменное заявление о согласии с принципами чартизма. Каждый вступающий в чартистскую партию получал членский билет, платил взносы и входил в низовую организацию по месту жительства. Чартистская организация не была сплочённой боевой партией, составленной из проверенных людей.

В 1842 году, когда в Англии происходил промышленный кризис, чартизм пережил период своего небольшого подъёма. Рабочие, занятые днём на производстве, собирались по ночам при свете факелов на многочисленные митинги. Была составлена петиция, в которой кроме требования всеобщего избирательного права выдвигались экономические требования, были поставлены, как говорили чартисты, "вопросы ножа и вилки", то есть вопросы материального положения рабочих. В петиции говорилось об "острой нужде", от которой умирают тысячи людей. Там был поднят вопрос о низкой оплате труда сельских рабочих — батраков. Были выдвинуты чисто рабочие требования: ограничение рабочего дня, уничтожение работных домов. Что особенно важно, петиция осуждала собственность капиталистов на землю и на промышленные средства производства.

Наконец в мае 1842 года петиция была представлена в парламент. Под ней стояло свыше 3 миллионов подписей. Её несли в огромном ларе 20 человек и сопровождали многие тысячи демонстрантов. Шествие было хорошо организовано, однако парламент отверг петицию. Для её поддержки чартисты объявили всеобщую забастовку ("священный месяц"), но эта забастовка действительно всеобщей не стала. Дело теоретиков этого движения провалилось. Начались аресты и судебные процессы против организаторов неудавшейся стачки.

После некоторого подъёма 1840-1842 годов резко наступил спад. Возобновилось движение сторонников чартизма лишь в 1848 году, когда в Англии разразился острый кризис перепроизводства, начало которого датируется 1847 годом. Взбунтовавшиеся низы во Франции и революция, охватившая страну, явились толчком к подъёму чартизма. В Лондоне снова собрался чартистский съезд. На 10 апреля 1848 года была назначена грандиозная демонстрация для поддержки петиции, под которой было собрано теперь уже 5 миллионов подписей. Вопрос стоял однозначно: начнут ли рабочие восстание, чтобы захватить власть и провести через парламент хартию, которую буржуазия упорно не желала принимать? Правительство сосредоточило в столице большое количество войск. Военные стояли в полной боевой готовности в казармах и на улицах города у пушек. Кроме того, правительство раздало оружие добровольцам, представителям имущих классов. О’Коннор, понимая безнадёжность затеи, принялся уговаривать рабочих разойтись по домам. Демонстрация была сорвана, петицию хоть и отвезли в парламент, но там её даже рассматривать не стали.

Несмотря на провал, под влиянием чартистского движения господствующие классы пошли на некоторые уступки, чтобы смягчить ситуацию. В 1847 году был утверждён 10-часовой рабочий день для женщин и подростков, с частичным распространением этой схемы на некоторые категории мужского населения. Тормозили чартистское движение сторонники исключительно мирных действий, вступившие в соглашательство с буржуазией. Фактически отсутствовала боевая партия с чёткой дисциплиной и уставными принципами. Чартисты не знали, как бороться за свои права.

Что касается футбола, то Англия только исторически считается его родоначальницей. И если клубы на европейской арене звучат, то сборная Англии выглядит на их фоне очень бледно. На Евро-2016 англичане ничего достойного не показали, не будет команды на Олимпиаде в Бразилии. Среди 16 сборных Англии нет. Есть Фиджи, Гондурас, Ирак, Алжир, Япония и другие, не очень искушённые в футболе державы. И не удивительно, если кто-то из них проявит характер и станет олимпийским чемпионом. Сегодня, как доказал последний европейский чемпионат, ничего невозможно нет. Поле, как говорится, ровное, мяч круглый. Посмотрим.

«Прогресс Приморья», № 26 (390) от 28.07.2016 г.

Подготовил Михаил Твёрдый

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно