Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
23 марта, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

В мундир гвардейский облачившись…

Окончание. Начало в № 9

Когда закончилась война, эта пара заявилась в Петербург, вызвав при дворе шок. Императрица Мария Александровна сделала ей внушение, но, поразмыслив, простила. Она была женщиной умной и приняла во внимание, что ни у одной государыни мира нет статс-дамы, которая бы имела боевые офицерские ордена, а баронесса фон Штоф, помимо Георгиевского креста четвертой степени, была еще награждена румынским и болгарским орденами за взятие Шипки. Так Александра фон Штоф, в замужестве госпожа Соколова, снова стала фрейлиной императрицы, но уже без титула баронессы.

Ее муж, Михаил Иванович Соколов, продолжил учебу в Медико-хирургической академии. В то время языком медицинской науки был немецкий, и золотая медаль, дающая право претендовать на высокое положение в обществе, вручалась лишь в том случае, если защита диплома проходила на немецком. Михаил Иванович имел неосторожность сказать об этом жене. Какое-то время спустя, ненавязчиво преподав ему простейшие бытовые фразы, она сделала вид, что напрочь забыла русский. Бедолага был не рад, что проболтался, но волей-неволей под чутким руководством жены принялся изучать язык и через год блестяще защитил диплом на немецком.

Придворная жизнь

Теперь, по прошествии многих лет, истины не установишь: при содействии ли родни или в силу способностей, но назначили ее мужа при дворе лейб-акушером. Это было как раз во время романа Александра II с княжной Долгорукой, и он принимал у княжны Долгорукой роды. Казалось бы, все шло хорошо. Но у статс-дамы фон Штоф не складывались отношения при дворе. При ее появлении фрейлины демонстративно отворачивались, и слова "обозная девка" были самым мягким оскорблением, которое она слышала в свой адрес. Масла в огонь подлил Михаил Драгомиров – генерал, серб по происхождению. Они вместе воевали, после войны он командовал Киевским округом. Приехав в Петербург по делам службы, он случайно столкнулся с фон Штоф во дворце. И хотя ловеласом он не слыл и с женщинами обращался строго в рамках этикета, но тут он столь искренне обрадовался, что перецеловал ей обе ручки. Случайно свидетельницей этой сцены стала княгиня фон Ливен, которая сделала ей строгое замечание за нарушение этикета. Встреча с генералом Драгомировым оживила в памяти Александры ее военные подвиги, и она, не удержавшись, надерзила княгине. Та пожаловалась императрице, и Мария Александровна вызвала Александру фон Штоф для серьезного разговора. В семье Соколовых помнят фразу, которую Александре на прощание сказала императрица: "Я к тебе всей душой, но всему двору замок на рот не повесишь".

Переезд в глубинку

После гибели генерала Скобелева, которого Александра очень уважала, жизнь в Петербурге стала для неё невыносимой. Александра решила покинуть столицу, однако, не смея открыто отказаться от должности статс-дамы, прикинулась больной. Александра симулировала астму так, что в ее болезнь поверил даже муж. Врачи вынесли вердикт, что Петербург ей противопоказан, и посоветовали сменить климат.

Они уехали в деревню Поды Саратовской области. Михаил Иванович стал работать врачом в сельской больнице, а она помогала ему. И хотя никто не лишал ее должности статс-дамы, но службу при дворе она больше не несла. Только однажды ее вызвали ко двору, в 1901 году, когда в Россию приезжал Вильгельм II. Между Россией и Германией тогда существовали тесные отношения. В России был полк имени Вильгельма II, а в Германии – полк имени Николая II. Когда Вильгельм II проходил мимо шеренги статс-дам, то обратил внимание, что у Александры фон Штоф на груди боевой Георгиевский орден. Вильгельм II заговорил с ней и был удивлен, что она отвечает ему на безукоризненном немецком. Хотя владение языками было не столь большой редкостью при дворе, но Вильгельма II удивило, что фон Штоф говорит на его родном языке более изящно, чем он сам.

После революции Александра фон Штоф за границу не уехала, а так и осталась жить с мужем в деревне Поды. Михаил Иванович лечил крестьян из окрестных деревень, Александра Александровна помогала ему как фельдшер. Ее муж был единственным доктором на всю округу. Поэтому, когда матросы из охраны Троцкого, придравшись к дворянскому происхождению Михаила Ивановича, хотели его расстрелять, жители ударили в набат и сбежался люд из окрестных деревень.

– Если с головы нашего доктора упадет хотя бы волос, – предупредили они матросов, – от вас даже пыли не останется!

Александра Александровна умерла в 1925 году, когда ей было 66 лет. Незадолго до смерти у нее случился инсульт, и по странному стечению обстоятельств в результате болезни она утратила способность разговаривать. Перед смертью она попросила знаками, чтобы ей прикололи на грудь Георгиевский крест.

«Прогресс Приморья», № 10 (422) от 23.03.2017 г.

Подготовила Марина Благодатская

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно