Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
03 августа, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

День ВМФ — инициатива Николая Кузнецова

Продолжение. Начало в № 26

Кадровые вопросы накануне Великой Отечественной войны благодаря энергичным действиям Н.Г. Кузнецова на флоте решались оперативно. Параллельно велись научно-исследовательские и экспериментальные работы по установке противоминных защитных устройств на надводных кораблях и подводных лодках. Их организация находилась под контролем самого наркома и его заместителя адмирала Л.М. Галлера. Нарком уделял большое внимание отработке вопросов взаимодействия сил флота и армии. Флотам было выслано разработанное в Наркомате ВМФ положение по этим вопросам. Нарком требовал от флотов решения конкретных вопросов взаимодействия на морях, сам выезжал на флоты или посылал туда своих заместителей и начальников управлений.

Накануне войны нарком издал директиву о совместных действиях армии и флота в случае вторжения противника; директива была согласована с наркомом обороны. Нарком стремится привлечь к флоту внимание общественности.

Праздник ВМФ

По предложению Николая Герасимовича Кузнецова 24 июля 1939 года в стране было введено празднование Дня Военно-морского флота в последнее воскресенье июля. День Военно-морского флота как общенародный и военно-морской праздник с тех пор вошел в историю нашего государства. Стоит сказать, что в прошедшее воскресенье КТОФ принял участие в праздничных мероприятиях во Владивостоке, о чём редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказала на страницах номера, который вы сейчас держите в руках.

Если вернуться в конец 30-х — начало 40-х годов прошлого века, то стоит отметить, что Кузнецов смело вводил забытые на флоте традиции, помогавшие воспитанию личного состава. Он принимал решения, не оглядываясь на верхи. В начале 1941 года нарком приказал без предупреждения открывать огонь по иностранным самолетам-разведчикам, если они нарушат наши границы и появятся над базами флота. 16-17 марта того же года над Либавой и Полярным были обстреляны иностранные самолеты. За такие действия Кузнецов получил от Сталина выговор и требование отменить приказ. Кузнецов этот приказ отменил, но издал другой: огня по нарушителям не открывать, высылать истребители и принуждать самолеты-нарушители к посадке на наши аэродромы.

В феврале 1941 года нарком поставил флотам задачи по составлению боевого ядра флота для отражения ударов противника и прикрытия побережья и разработке оперативных планов, которые легли бы в основу действий флотов в начальный период войны. Он лично возглавил эту работу, сделав поручения ГМШ ВМФ. В мае 1941 года по указанию Н.Г. Кузнецова на флотах увеличили состав боевого ядра, усилили корабельные дозоры и разведку. 19 июня по приказу народного комиссара ВМФ все флоты перешли на оперативную готовность № 2, базам и соединениям предлагалось рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть; было установлено определенное дежурство. Весь личный состав оставался на кораблях. Была усилена политработа среди краснофлотцев в духе постоянной готовности отразить нападение врага, несмотря на сообщение ТАСС от 14 июня, опровергающее слухи о возможном нападении Германии на СССР.

Оперативная готовность флота

21 июня 1941 года после получения в 23 часа 00 минут из Генерального штаба предупреждения о возможном нападении на СССР фашистской Германии нарком ВМФ своей директивой № 3Н/87 в 23 часа 50 минут объявил флотам: "Немедленно перейти на оперативную готовность № 1". Еще раньше по телефону было передано флотам его устное распоряжение. Флоты выполнили приказ к 00:00 22 июня и уже находились в полной боевой готовности, когда в 1 час 12 минут 22 июня военные советы флотов получили вторую подробную директиву наркома ВМФ Кузнецова "О возможности внезапного нападения немцев" за № 3Н/88.

Кузнецов внёс большой вклад в укрепление флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). Также его приказом в 1939 году была сохранена старая Петербургская инженерная научно-педагогическая школа, был возвращён обратно в Ленинград морской инженерный факультет и под именем ВИТУ восстановлена Николаевская инженерная научно-педагогическая школа. При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала. Его приказом в 1941 году было создано первое водолазное специальное подразделение РОН (рота особого назначения).

22 июня 1941 года все флоты и флотилии СССР встретили агрессию по боевой тревоге, в первый день войны не понеся потерь ни в корабельном составе, ни в военно-воздушных силах ВМФ.

Получив доклады с флотов о налетах фашистской авиации на базы, Н.Г. Кузнецов под свою ответственность объявил флотам о начале войны и приказал им всеми силами отражать агрессию. Он дал флотам команду приступить к осуществлению планов, разработанных накануне войны. Ставились минные заграждения, развертывались подводные лодки, наносились удары кораблями и авиацией по объектам противника. Нарком приказал Главному морскому штабу не терять управления флотами, контролировать положение на них, быть в курсе всех распоряжений Наркомата обороны, чаще информировать Генеральный штаб о событиях на флотах.

В годы войны организация взаимодействия ВМФ с сухопутными силами в целях разгрома противника была одним из основных направлений в деятельности Наркомата и Главного морского штаба ВМФ. Кузнецов проявил себя выдающимся организатором взаимодействия сил флота с сухопутными войсками. Он действовал как нарком ВМФ, член ГКО и представитель Ставки ВГК по использованию сил флота на фронтах (1941-1945), как главком ВМС СССР (с февраля 1944 г.), как член Ставки ВГК (с февраля 1945 г.). В ходе войны Кузнецов по заданиям Ставки и по своей инициативе выезжал на фронты и флоты, где необходимо было его присутствие для разрешения наиболее сложных ситуаций, требовавших организации и координации деятельности флотов в совместных с артиллерийскими частями операциях. По приказу наркома ВМФ на флоты выезжали его заместители, начальники и другие работники ГМШ. Он лично докладывал в Ставку о положении на фронтах, где действовали силы флота, вносил свои предложения, планы операций, разработанных в ГМШ, и добивался принятия решений. Непосредственно лично участвовал в разработке планов проведения операций, в том числе тех, замысел которых зарождался в Ставке ВГК.

В августе 1941 года стало ясно, что Таллин придется оставить, а корабли и войска вывести. Главное командование Северо-Западного направления, в оперативном подчинении которого находился Балтийский флот, медлило с принятием решения. Тогда Кузнецов срочно обратился непосредственно в Ставку и доказал необходимость вывода кораблей с базы, получил разрешение на эвакуацию флота из Таллина. В неимоверно трудных условиях, при яростном противодействии противника, 135 кораблей и транспортов прорвались в Кронштадт. На их борту было более 18 тыс. войск. Все эти силы влились в ряды защитников Ленинграда. Боевое ядро Балтийского флота было сохранено. Еще раньше, в июле 1941 года, Кузнецов приказал создать мощную Невскую артиллерийскую позицию Северного берега и командование морской обороной Ленинграда и Озерного района (МОЛ). Невская группа армейских войск начала создаваться только в сентябре. Создание укрепрайона сил армии и флота сыграло колоссальную роль в обороне города.

Изучив вопрос использования корабельной артиллерии в обороне Ленинграда, нарком ВМФ добился от Генштаба издания директивы об использовании корабельной артиллерии как артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

В декабре 1943 года Кузнецов доложил Верховному Главнокомандованию свои соображения о необходимости в новых условиях изменить практику оперативного руководства флотами. В результате согласно директиве Ставки ВГК от 31 марта 1944 года все флоты и флотилии во всех отношениях подчинялись наркому ВМФ. На отдельных этапах войны они с ведома Кузнецова могли быть переданы в оперативное подчинение командующих фронтами, округами, армиями для решения задач, утвержденных Ставкой ВГК. Нарком ВМФ стал Главнокомандующим. С апреля 1944 года Черноморский, Северный флоты и Беломорская флотилия непосредственно подчинялись наркому ВМФ (Краснознаменный Балтийский флот подчинялся наркому ВМФ с ноября 1944 г.).

Директива разрешала наркому ВМФ и ГМШ самостоятельно разрабатывать крупные операции, согласовывать их с Генштабом или с командующими фронтами и возлагала на наркома полную ответственность за их проведение. С первого же дня войны нарком самостоятельно ставил задачи флотам по усилению борьбы на коммуникациях противника, высадке десантов, эвакуации грузов, населения и войск, блокаде участков побережья, занятого противником, по содействию сухопутным войскам в операциях по обороне и освобождению приморских городов и территории побережья, защите собственных коммуникаций и нарушению вражеских коммуникаций, по поддержке фланговых соединений огнем корабельной и береговой артиллерии, по снабжению и другие.

Силы флота, прежде всего авиация и подводные лодки, активно вели боевые действия на коммуникациях противника. За годы войны силами ВМФ было потоплено свыше 670 транспортов и до 615 кораблей охранения противника общим водоизмещением около 1600 тыс. тонн. Было также уничтожено в воздушных боях и на аэродромах 5 тыс. самолетов врага, высажено 113 морских десантов. Флоты обеспечили перевозку более 100 млн тонн грузов и 10 млн человек (в том числе по знаменитой ладожской Дороге жизни — 1690 тыс. тонн грузов и 1 млн человек). Северный флот обеспечил проводку 77 конвоев (1464 транспорта) в порты СССР и из советских портов в порты союзников. На минах, выставленных флотами, подорвалось около 110 транспортов и 100 кораблей охранения врага.

Оценку деятельности ВМФ в войне дал Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин в приказе № 371 от 22 июля 1945 года в связи с Днем Военно-морского флота: "В Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии Военно-морской флот нашего государства был верным помощником Красной Армии… Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством… Флот до конца выполнил свой долг перед советской Родиной".

78 кораблей ВМФ были удостоены звания гвардейских, около 80 соединений и частей — почетных наименований, а 240 кораблей и частей награждены орденами. 513 морякам присвоено звание Героя Советского Союза, семерым — дважды.

В 1944 году Н.Г. Кузнецову было присвоено звание Адмирала Флота (с 1955 г. — Адмирал Флота Советского Союза), равнозначное званию Маршала Советского Союза. "За умелое и мужественное руководство боевыми операциями и достигнутые успехи в них" во время войны Н.Г. Кузнецов был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, двумя орденами Ушакова I степени, иностранными орденами, памятным оружием и медалью "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

14 сентября 1945 года Кузнецов был удостоен звания Героя Советского Союза. Эту высокую награду он получил в Кремле, вернувшись с Дальнего Востока, где на заключительном этапе Второй мировой войны руководил операциями на море, будучи заместителем А.М. Василевского, координируя действия ВМФ с сухопутными войсками.

Дипломатическая миссия

Особую страницу в деятельности наркома ВМФ и главнокомандующего ВМС составила его работа как члена делегации от Советского Союза в составе дипломатических миссий и международных конференций. Он участвовал в переговорах военных миссий трех держав — СССР, Англии и Франции (1939), США и Великобритании (июль 1941 г.) — о совместных действиях в войне против Германии, в работе Крымской и Потсдамской конференций трех союзных держав (1945). Участвовал в подготовке, обсуждении и выработке решений, связанных с совместными действиями союзников в Европе и на Дальнем Востоке, военно-морскими поставками по ленд-лизу, по организации и обеспечению приема и безопасности кораблей и самолетов союзных делегаций, по разделу германского флота, в решении послевоенных проблем. И здесь, на дипломатическом поприще, он также добивался успехов для своей страны.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 29 (441) от 03.08.2017 г.

Подготовил Клим Углов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно