Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
16 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Нет у революции начала…

Окончание. Начало в № 42

В последних номерах газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России мы рассказывали о том, как революционные события в Петрограде распространились на всю территорию России. Интервенционистские войска под предлогом освобождения от большевизма хлынули в страну, где шла Гражданская война, тем самым поспособствовав неоправданной жестокости, которая приобрела массовый характер.

Стоит сказать, что во Владивостоке весной 1918 года интервенты создали Международный совет, который координировал совместные действия иностранной коалиции. К сентябрю 1918-го на Дальнем Востоке сложилась чрезвычайно тяжелая обстановка. Из Приморья на Хабаровск наступали интервенты и белогвардейцы, из Маньчжурии на Забайкалье — японские интервенты и белоказаки Семёнова, из Иркутска на Читу — белочехословацкие части. Боеприпасов у советских войск Дальнего Востока почти не было. Усугубило положение то, что связь с центральными районами Советской республики была прервана.

В этих условиях 28 августа на станции Урульга (восточнее Читы) состоялась конференция партийных, советских и военных работников Дальнего Востока и Сибири. По докладу командующего Забайкальским фронтом Сергея Лазо о текущем моменте было принято решение: "Борьбу с врагами организованным фронтом ликвидировать; признать, что форма дальнейшей революционной борьбы должна образоваться с создавшейся международно-политической обстановкой и должна быть направлена к использованию всех легальных и нелегальных возможностей к дезорганизации всех усилий наших врагов закрепить в пределах Сибири власть буржуазии и иностранного капитала и сбросить Советскую власть в России". Решением конференции были распущены отряды Красной Армии и Красной Гвардии, однако бойцов обеспечили оружием, деньгами, продовольствием. Люди группами двинулись на восток, рассеиваясь по Амурской и Приморской областям, другие пошли на запад, надеясь пробиться в Советскую Россию. Бойцы интернационального отряда ушли в Китай и на север, в непролазную Могочинскую тайгу, надеясь найти там спасение, переждать тревожное время, собраться с силами.

Успехи иностранных войск на фронтах объяснялись просто: им удалось в короткие сроки создать значительный численный перевес над красноармейскими отрядами. Например, к октябрю 1918 года лишь в одном Приморье количество интервенционистских войск достигало 100 тысяч человек. И это против 10-12 тысяч советских бойцов Уссурийского фронта. Превосходство противника было и на Даурском, и на Прибайкальском фронтах. Не стоит сбрасывать со счетов колебания середняка, он ещё не полностью доверял новой власти. Большая часть крестьянства вплоть до прихода к власти адмирала Колчака верила в "учредиловку", в "демократию", которую, как было обещано, принесут иностранные капиталисты. Однако удивляло другое: если иностранцы пришли с миром, то почему они до зубов вооружены? Вскоре ответом на это вопрос стали расправы интервентов над местным населением. Более того, они до основания сжигали деревни. Идеализированная эсерами и меньшевиками показная демократия США, Англии и Франции на деле явилась одной из форм колониального захвата. Впрочем, опыт порабощения захваченных вооружённым путём земель у этих стран был огромный. Многим тогда стало ясно, что интервентам нужны лишь ресурсы этой части земли, но не люди.

Усугубили неудачи советских войск и ошибки, допущенные руководителями Центросибири и Дальсовнаркома. Не было единого военного командования фронтов на Дальнем Востоке. Бои велись отдельными командирами, переход к партизанской тактике борьбы произошёл с опозданием. В конце августа ситуация могла измениться в лучшую сторону, когда работники Центросибири предлагали отказаться от полномасштабной войны и немедленно развернуть партизанскую войну как против белочехов, продвигавшихся от Иркутска на восток, так и против интервентов, наступавших от Владивостока на запад. Это предложение дальневосточники отвергли и распустили красноармейские отряды по домам. Ошибки привели к тому, что обстановка на Дальнем Востоке значительно ухудшилась. Белоказаки, поддерживаемые интервентами, 1 сентября 1918 года захватили Читу, 4 сентября — Хабаровск, 18 сентября — Благовещенск, 19 сентября — город Зея. Крупные очаги советской власти на Дальнем Востоке пали. В ноябре с помощью интервентов к власти в Сибири пришёл адмирал Колчак. Так в Сибири и на Дальнем Востоке установилась военно-монархическая диктатура. Начались массовые расправы над большевиками, партизанами и интернационалистами. В Приморье, Приамурье, Забайкалье и Сибирь пришёл узаконенный террор. Интервенты и белогвардейцы ввели на этих территориях режим жесточайшего контроля. Шёл массовый призыв в колчаковскую армию. Кто отказывался, ставили в строй силой. Достаточно сказать, что только в течение первых двух месяцев своего господства интервенты замучили и расстреляли в Хабаровске 7800 человек. С особой ненавистью шла ликвидация большевиков, партизан и интернационалистов.

По указанию ЦК РК (б) подпольные большевистские организации Дальнего Востока провели огромную работу по развертыванию партизанской войны. Партизанская тактика в тот период была единственно возможной и правильной. Она была рассчитана на привлечение основной массы крестьянства к борьбе против вооруженных контрреволюционных сил, дезорганизации тыла врага и подготовке решительных наступательных боев против интервентов и белогвардейцев.

Партизанская борьба, проводимая при массовом участии трудящихся, охватила огромную территорию от Урала до берегов Тихого океана и имела исключительное значение. Это уже была не стихийная, а организованная великая борьба, которая шла под лозунгом: "За власть Советов!". Без преувеличения можно сказать, что в период Гражданской войны и иностранной военной интервенции партизанское движение ни в одном из районов Советской республики не достигало такого мощного и массового размаха, как это было на Дальнем Востоке и в Сибири.

В партизанские отряды Приморья, Приамурья и Забайкалья вначале ушли почти все рабочие, которые явились пролетарским, стойким ядром этих отрядов. Впоследствии партизанское движение охватило огромную массу бедняков, середняков и даже отчасти зажиточных крестьян. Всеобщему объединению трудящихся в партизанские отряды во многом способствовали жестокие расправы белогвардейцев и интервентов над рабочими и крестьянами, интернационалистами и партизанами. Свою роль сыграла опасность захвата страны империалистами. Люди понимали, что под гнётом захватчиков жизни просто не будет. К тому же сибирские и дальневосточные крестьяне, непосредственно не испытавшие помещичьего гнета царской России, столкнувшись с неслыханным террором, который насаждали войска иностранных захватчиков, а также Колчак, Семёнов, Калмыков, разуверились в том, что им было обещано, и уходили в партизанские отряды.

Заслуга большевиков Сибири и Дальнего Востока состоит прежде всего в том, что они, действуя в условиях террора и почти полной оторванности от политических центров страны, проявили организаторскую энергию и возглавили движение масс, сплотили широчайшие слои рабочих и крестьян вокруг партии и создали в тылу врага непобедимую силу — партизанское движение. Партизаны, нередко прибегая к оборонительным боям, в основном придерживались наступательной тактики с целью решительного разгрома живой силы врага и освобождения от него советской территории.

Стоит сказать, что партизаны Дальнего Востока не всегда побеждали, они терпели и поражения. Об одном из них Александр Фадеев написал свое замечательное произведение "Разгром". Однако эти "разгромы" носили частичный характер. Партизаны не теряли голову при поражениях, а в тяжелых испытаниях проявляли высокую идейность, непреклонное желание отстоять честь, свободу и независимость своей родины. В.И. Ульянов (Ленин), оценивая борьбу трудящихся Сибири и Дальнего Востока против интервентов, отмечал, что русские крестьяне оказывают разбойникам-капиталистам Японии и США героическое сопротивление.

25 октября 1922 года Народно-революционная армия ДВР и партизаны освободили Владивосток. День этот ознаменовал конец Гражданской войны в Приморье. Четыре с половиной года здесь шла героическая борьба рабочих и крестьян против интервентов и белогвардейцев, и враг был изгнан с территории России. Партизаны Приморья сыграли в этой победе не последнюю роль. Им посвящены книги, кинофильмы, установлены памятники. Один из них — в центре Владивостока, на площади Борцов революции на Дальнем Востоке.

Спустя 100 лет после победы Октябрьской революции в России исследователи того сложного периода пытаются выяснить причину поражения защитников монархического строя и международной интервенции. Мнения, как говорится, разделились. Но в одном сходятся практически все: нельзя беспечно бросать власть и доверять её случайным людям.

«Прогресс Приморья», № 44 (456) от 16.11.2017 г.

Подготовил Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно