Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
18 января, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Крёстные и крестники

Окончание. Начало в № 1

В прошлом номере газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России мы начали рассказ о православных многовековых традициях. Статья "Крёстные и крестники" открыла рубрику нашего печатного издания. Продолжаем тему.

"А где они теперь, как их звать-величать, разве упомнишь?

Честно говоря, для меня это обстоятельство никогда изъяном не было, росла себе да росла, без крёстных. Нет, слукавила, было один раз, позавидовала. Школьная подруга выходила замуж и получила в свадебный подарок тоненькую, как паутинка, золотую цепочку. Крёстная подарила, похвалилась она нам, которые о таких цепочках и мечтать не могли. Вот тогда и позавидовала. Была бы у меня крёстная, может, и мне бы…

Теперь, конечно, пожив да поразмыслив, очень сожалею о случайных моих "отце с матерью", которые и в уме не держат, что вспоминаю их сейчас. Без упрека вспоминаю, с сожалением. И конечно, в споре с попутчицей в электричке полностью я на стороне попутчицы. Права она. Держать нам ответ за разлетевшихся из родительских гнезд крестников и крестниц, потому что не случайные они в нашей жизни люди, а дети наши, духовные дети, крёстные".

Кому не знакома такая картинка? Принаряженные люди стоят в стороне в храме. Центр внимания — младенец в пышных кружевах, его передают с рук на руки, выходят с ним на улицу, отвлекают, чтобы не плакал. Ждут крестин. Поглядывают на часы, нервничают.

Крёстных мать с отцом можно узнать сразу. Они как-то особенно сосредоточенны и важны. Торопятся достать кошелек, чтобы расплатиться за предстоящие крестины, отдают какие-то распоряжения, шуршат пакетами с крестильными одеждами и свежими пеленками. Маленький человечек ничего не понимает, таращит глазенки на стенные фрески, на огоньки паникадила, на "сопровождающих его лиц", среди которых лицо крёстного — одно из многих. Но вот батюшка приглашает: пора. Засуетились, заволновались, крёстные изо всех сил стараются сохранить важность — не получается, ведь и для них, как и для их крестника, сегодняшний выход в Божий храм — событие знаменательное.

— Когда последний раз были в церкви? — спросит батюшка. Они в смущении пожмут плечами. Он может и не спросить, конечно. Но, даже если и не спросит, все равно по неловкости и по напряжению можно определить без труда, что крестные — люди не церковные, и только событие, в котором пригласили их участвовать, привело их под своды церкви. Станет батюшка задавать вопросы: "Крест носите?", "Молитвы читаете?", "Евангелие читаете?", "Праздники церковные чтите?"

И начнут крёстные бормотать что-то невнятное, виновато опускать глаза. Священник обязательно усовестит, напомнит о долге крёстных отцов и матерей, вообще о христианском долге. Поспешно и охотно будут кивать крёстные головами, принимать смиренно обличение во грехе, и то ли от волнения, то ли от смущения, то ли от серьезности момента мало кто запомнит и впустит в сердце главную батюшкину мысль: все мы в ответе за своих крестников, и ныне, и присно. А кто запомнит, тот, скорее всего, превратно поймет. И от случая к случаю, памятуя о своем долге, начнет вкладывать в благополучие крестника посильную лепту.

Первый вклад сразу после крещения — конверт с хрустящей солидной купюрой, на зубок. Потом к дням рождения по мере возрастания чада: шикарный комплект детского приданого, дорогую игрушку, модный ранец, велосипед, фирменный костюм, и так вплоть до золотой, на зависть неимущим, цепочки к свадьбе.

Мы очень мало знаем. И не то беда, а то, что не очень и хотим знать. Ведь если бы хотели, то, перед тем как идти в храм в качестве крёстного, заглянули бы туда накануне и расспросили бы батюшку, чем "грозит" нам этот шаг, как достойнее к нему подготовиться.

Крёстный — по-славянски "восприемник". Почему? После погружения в купель священник из своих рук передает младенца в руки крёстного. А тот принимает, воспринимает его в свои руки. Смысл этого действа очень глубок. Восприимством крёстный отец берет на себя почетную, а главное, ответственную миссию вести крестника по пути восхождения к Небесному наследию. Вот куда! Ведь крещение — это духовное рождение человека. Помните, в Евангелии от Иоанна: "Кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Божие".

Серьезными словами — "хранители веры и благочестия" — называет Церковь восприемников. А ведь чтобы хранить, надо знать. Поэтому только верующий православный человек может быть крёстным, а не тот, кто вместе с крещаемым младенцем первый раз выбрался в храм. Крёстные должны знать хотя бы основные молитвы: "Отче наш", "Богородице Дево", "Да воскреснет Бог…", они должны знать "Символ веры", читать Евангелие, Псалтырь. И уж, конечно, носить крест, уметь креститься.

Один батюшка рассказывал: пришли крестить ребенка, а крёстный без креста. Батюшка ему: крест надень, а он — не могу, некрещеный. Прямо анекдот, а ведь сущая правда.

Вера и покаяние — два основных условия соединения с Богом. Но от младенца в кружевах нельзя требовать веры и покаяния, вот крёстные и призваны, имея веру и покаяние, передать их, научить им своих восприемников. Именно поэтому они произносят вместо младенцев и слова "Символа веры", и слова отречения от сатаны.

— Отрицаешься ли сатаны и всех дел его? — спрашивает священник.

— Отрицаюсь, — отвечает восприемник вместо младенца.

На священнике светлая праздничная риза как знак начала новой жизни, а значит, духовной чистоты. Он обходит вокруг купели, кадит ее, всех стоящих рядом с зажженными свечами. Горят свечи и в руках восприемников. Совсем скоро батюшка троекратно опустит малыша в купель и мокрого, сморщенного, совсем не понимающего, где он и зачем, раба Божия передаст в руки крёстных. И его оденут в белые одежды. В это время поется очень красивый тропарь: "Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом, яко ризою…". Принимайте свое чадо, восприемники. Отныне ваша жизнь наполнится особым смыслом, вы взяли на себя подвиг духовного родительства, и за то, как понесете вы его, держать вам теперь ответ перед Богом.

На первом Вселенском Соборе было принято правило, по которому женщины становятся восприемницами для девочек, мужчины для мальчиков. Проще говоря, для девочки нужна только крёстная мать, мальчику — только крёстный отец. Но жизнь, как это часто случается, внесла и сюда свои коррективы. По древней русской традиции приглашают и того и другого. Оно, конечно, кашу маслом не испортишь. Но и здесь необходимо знать вполне определенные правила. Например, муж и жена не могут быть крёстными одному малышу, так же как и родители ребенка не могут быть ему одновременно и крёстными родителями. Крёстные родители не могут вступать в брак со своими крестными детьми.

Позади крещение малыша. Впереди у него большая жизнь, в которой крестным отведено место, равное родившим его отцу с матерью. Впереди труд, постоянное стремление подготовить крестника к восхождению на духовные высоты. С чего начать? Да с самого малого. На первых порах, особенно если ребенок первый, родители сбиваются с ног от свалившихся на них забот. Им, как говорится, ни до чего. Вот тут самое время протянуть им руку помощи.

Носить малыша к причастию, позаботиться, чтобы над колыбелью его висели иконки, подавать за него записочки в храме, заказывать молебны, постоянно, как и своих кровных детей, поминать в домашних молитвах. Конечно, не надо делать это назидательно, дескать, вы в суете погрязли, а я вот какой весь из себя духовный — о высоком думаю, к высокому стремлюсь, вашего ребенка окормляю, что бы вы без меня делали… Вообще духовное воспитание малыша возможно только в том случае, если крёстный в доме свой человек, желанный, тактичный. Не надо, конечно, перекладывать на себя все заботы. С родителей обязанности духовного воспитания не снимаются, но помогать, поддерживать, где-то заменять, если необходимо, это обязательно, без этого перед Господом не оправдаться.

Вот уж действительно непростой крест. И, наверное, надо хорошенько подумать, прежде чем на себя его возлагать. Смогу ли? Хватит ли у меня здоровья, терпения, духовного опыта, чтобы стать восприемником вступающему в жизнь человеку? А родителям хорошенько вглядеться в родственников и друзей — кандидатов на почетный пост. Кто из них сможет стать по-настоящему добрым помощником в воспитании, кто сумеет одарить ваше чадо истинными христианскими дарами — молитвой, умением прощать, способностью любить Бога? А плюшевые зайчики размером со слонов — это, может, и неплохо, но совсем не обязательно.

Если в доме беда — тут другие критерии. Сколько несчастных, неприкаянных детишек страдают от пьяниц-отцов, непутевых матерей… А сколько просто недружных, озлобившихся людей живут под одной крышей и заставляют жестоко страдать детей. Стары, как мир, и банальны такие сюжеты. Но, если в этот сюжет впишется человек, который стоял с зажженной свечой перед крещенской купелью, если он, этот человек, рванется, как на амбразуру, навстречу крестнику, он может и горы свернуть. Посильное добро тоже добро. Не в наших силах отвадить от пол-литры дурня-мужика, вразумить заблудшую дщерь или пропеть "мирись, мирись, мирись" двум насупленным половинкам. Но в наших силах увезти к себе на денек на дачу истомившегося по ласке мальчонку, записать его в воскресную школу и взять на себя труд водить его туда и — молиться. Молитвенный подвиг — во главе угла крёстных всех времен и народов.

Священники хорошо понимают тяжесть подвига восприемников и не благословляют набирать себе в дети много детворы, хорошей и разной. Но я знаю человека, у которого больше пятидесяти крёстных детей. Эти мальчики и девочки как раз оттуда, из детского одиночества, детской печали. Из большой детской беды.

Зовут этого человека Александр Геннадьевич Петрынин, он живет в Хабаровске, директорствует в Центре реабилитации детей, а проще — в детском приюте. Как директор, он делает очень много: пробивает средства на оборудование классов, подбирает кадры из совестливых, некорыстных людей, вызволяет своих подопечных из полиции, собирает их по подвалам. Как крёстный отец — водит их в храм, рассказывает о Боге, готовит к причастию и — молится. Много молится, очень много. В Оптиной Пустыни, в Троице-Сергиевой лавре, в Дивеевском монастыре, в десятках храмов по всей России читаются написанные им длинные записки о здравии многочисленных крестников. Он очень устает, этот человек, он иногда почти падает от усталости. Но у него нет другого выхода: он крёстный, и его крестники — особый народ. Его сердце — редкое сердце, и батюшка, понимая это, благословляет его на такое подвижничество. Педагог от Бога — говорят про него те, кто знает его в деле. Крёстный от Бога — можно ли так сказать? Нет, наверное, все крёстные от Бога, но он умеет страдать, как крёстный, умеет любить, как крестный, и умеет спасать. Как крёстный.

Его служение детям — образец настоящего христианского служения. Наверное, многим из нас до его высот не дотянуться, но если уж делать жизнь с кого, то как раз с тех, кто понимает свое звание "восприемник" как серьезное, а не случайное дело в жизни.

Можно, конечно, сказать: я человек немощный, занятой, не ахти какой церковный, и самое лучшее, что могу сделать, дабы не грешить, это вообще отказаться от предложения быть крёстным. Так честнее и проще, правда? Проще — да. Но честнее…

Мало кто из нас, особенно когда незаметно подошло время остановиться, оглянуться, может сказать про себя: я хороший отец, хорошая мать, я ничего не задолжал собственному ребенку. Мы задолжали всем, и безбожное время, в котором произрастали наши запросы, наши прожекты, наши страсти, и есть результат наших друг другу долгов. Мы уже не отдадим их. Дети выросли и обходятся без наших истин и наших открытий Америки. Родители состарились. Но совесть — глас Божий — свербит и свербит. Совесть требует выплеска, и не на словах, а на деле. Разве не может быть таким делом несение крёстных обязанностей?

Жаль, мало среди нас примеров настоящего крёстного подвига. Слово "крёстный" почти исчезло из нашего лексикона. И большим и неожиданным подарком стало для меня недавнее венчание дочери моего детского друга. Вернее, даже не венчание, что само по себе большая радость, а застолье, сама свадьба. И вот почему. Сели, разлили вино, ждем тоста. Все как-то смущаются, родители невесты пропускают вперед с речами родителей жениха, те наоборот. И тут встал высокий и красивый мужчина. Он встал как-то очень по-хозяйски. Поднял бокал:

— Я хочу сказать, как крёстный отец невесты…

Все притихли. Все слушали слова о том, чтобы молодые жили долго, дружно, многодетно, а главное, с Господом.

— Спасибо, крёстный, — сказала очаровательная Юлька и из-под роскошной пенящейся фаты одарила крёстного благодарным взглядом.

"Спасибо, крёстный", — подумал и я. Спасибо, что ты пронес любовь к своей духовной дочери от крестильной свечи до венчальной. Спасибо, что напомнил нам всем о том, о чем мы напрочь забыли. Но у нас есть время вспомнить. Сколько — Господь знает. Поэтому надо торопиться.

«Прогресс Приморья», № 2 (464) от 18.01.2018 г.

Подготовил Юрий Тихий

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно