Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
07 мая, понедельник
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Первый губернатор Камчатки

Продолжение. Начало в № 15

К сожалению, в советские годы имя Завойко было предано забвению. В начале 1980-х годов благодаря сельской учительнице В. И. Мироновой в Николаевской области в селе Велика Мечетня была найдена забытая могила адмирала. В Российском государственном архиве ВМФ, в Санкт-Петербурге, хранится биография, написанная собственноручно В. С. Завойко. Там читаем: "Родился я в 1810 году июля 15 дня в малороссийской Полтавской губернии села Прохоровки". Родители его не имели большого достатка, происходили из старого казацкого рода, жалуемого от гетмана имениями и казной, впоследствии обедневшего и в двух поколениях сменившего меч на рясу. Возможно, объяснение кроется в необходимости отца Завойко определить сыновей на учебу.

Внук адмирала рассказывал, что в 1830 году бриг "Наварин" под командованием георгиевского кавалера капитан-лейтенанта П.С. Нахимова вернулся в Кронштадт из Средиземноморья и был представлен начальником отряда контр-адмиралом М. П. Лазаревым государю как особо отличившийся. Император лично произвел смотр корабельных манёвров и остался доволен. Благодарил командира и офицеров, всех младших офицеров произвел в следующий чин. Всех, кроме мичмана Завойко, "которого признал еще слишком молодым". Когда командиры стали особенно ходатайствовать за своего подчиненного, "государь объявил в высочайшем приказе именное высочайшее благоволение мичману Завойко за усердную службу". В то время это поощрение означало сокращение срока выслуги очередного воинского звания на один год.

Героическая оборона Петропавловска

16 (29) августа 1854 года у Петропавловска появилась англо-французская эскадра. Началась битва за Петропавловск, которая завершилась полной победой русских. Во Франции и – особенно – в Англии не скрывали ярости: союзный флот напал на Петропавловск, но потерпел поражение и удалился, не достигнув ни одной из поставленных целей. После этого произошло варварское нападение англичан на Соловецкий монастырь и сожжение Колы. Никакого значения, ни военно-стратегического, ни экономического, нападение британцев на Соловки и Колу не имело. Оно имело только пропагандистский эффект. О "победе" над "русским портом Колой" говорили в Англии с большим удовольствием и жаром. Эта шумиха должна была скрыть, что кампания 1854 года началась для союзников без особых успехов (кроме взятия Бомарзунда). Известия о сожжении Колы стало радостным чтением для лондонских обывателей и показывало мощь "владычицы морей".

Более серьёзные планы у британцев имелись в отношении тихоокеанского побережья. Британская империя стремилась достичь господства в Тихом океане. А для этого необходимо было нанести серьёзный удар Российской империи, которая, владея русским Дальним Востоком, Камчаткой и Аляской, могла достичь полного доминирования в северной части Азиатско-Тихоокеанского региона. К сожалению, в Петербурге преобладал западоцентризм. Подавляющая часть ресурсов империи уходила на европейские, включая Балканы, дела. Восточные земли осваивались почти исключительно благодаря подвижничеству, личному подвигу ряда государственных деятелей, исследователей и промышленников. Десятки лет мира не были использованы для создания промышленной базы на Дальнем Востоке и формирования военного потенциала, способного удержать за Россией уже присоединенные земли и подкрепить силой возможную экспансию империи в новые земли. В частности, Россия имела все возможности для присоединения Гавайских островов, новых земель в Америке, создания протектората в Корее и т.д., но не использовала их.

Поэтому Восточная война стала серьёзным вызовом для России, возникла реальная угроза потери территорий на востоке империи. Британцы не смирились с тем, что уже длительное время значительная часть северного тихоокеанского побережья принадлежала Российской империи. Особенно усилилось у Британии желание подорвать позиции России на Тихом океане в середине XIX столетия. Легко разгромив Китайскую империю в Первой "опиумной" войне 1840–1842 годов, британцы решили, что теперь пришло время "поставить на место" и Россию, чтобы достичь полного превосходства Британской империи в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Наиболее дальновидные деятели России уже с 1840-х годов стали тревожиться за будущее российких тихоокеанских владений. Особенно опасались за Камчатку. Было подозрительно, что с середины 1840-х годов в порт зачастили иностранные китобои. Вели себя они отвратительно, как хозяева, стали совершать различные бесчинства. В Петропавловск начали приходить английские суда, часто под чужим флагом. Было очевидно, что противник ведёт разведку.

В 1848 году граф Николай Николаевич Муравьёв, который с 1847 года стал генерал-губернатором Восточной Сибири, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев, в первую очередь британцев, на Камчатку и Приамурье. Надо сказать, что Николай Муравьев (Муравьёв-Амурский) сыграл выдающуюся роль в истории русского Дальнего Востока, присоединив к России устье Амура. При его поддержке основывались новые русские поселения, а в начале 1854 года он добился у императора Николая I разрешения произвести по Амуру сплав войска. В мае 1854 года произошёл первый сплав войск, год спустя – второй, с солдатами прибыли на устье Амура первые русские поселенцы. Русское присутствие на Дальнем Востоке было значительно усилено.

Кроме того, в 1848 году Муравьёв решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловске. Летом 1849 года Муравьев на транспорте "Иртыш" прибыл в Петропавловский порт. Генерал-губернатор осмотрел местность и наметил места строительства новых батарей. Так, Муравьев предлагал возвести батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного. Н. Н. Муравьёв в письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому предупредил, что Авачинскую губу необходимо укрепить, так как без этого она может быть захвачена самой незначительной вражеской эскадрой. Место выглядит очень удобным, и было очевидно, что во время войны противник попытается его захватить.

Иностранная экспансия

В марте 1854 года Завойко получил письмо короля Гавайских островов Камеамеа III, который был дружественно настроен к России и извещал о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов. В конце мая было получено официальное известие о начале войны от генерального консула России в США. Завой­ко немедленно обратился ко всему населению Камчатки и предупредил людей о возможном нападении противника. Петропавловский порт должен быть подготовлен к обороне, а его жители – готовы "не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред". Женщин и детей необходимо было вывезти в безопасное место. Завойко отмечал: "Я пребываю в твёрдой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убеждён, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!".

Завойко имел крайне слабые средства к обороне: в гарнизоне числился всего 231 человек, а артиллерийское вооружение состояло из шести шестифунтовых пушек и одного полевого трехфунтового орудия на конной тяге. Однако он смог использовать ошибку противника – союзное командование было уверено в успехе и не спешило к Петропавловску. Генерал-майор успел завершить основную часть работ по созданию главных укреплений Петропавловского порта до прибытия союзной эскадры. Батареи строили в надежде на получение затребованных у командования орудий. Кроме того, из добровольцев сформировали стрелковые и пожарные отряды.

Окончание следует

«Прогресс Приморья», № 17 (479) от 04.05.2018 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно