Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
13 мая, воскресенье
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Первый губернатор Камчатки

Окончание. Начало в № 15

К счастью для защитников Петропавловска, в июле 1854 года пришла неожиданная помощь. 1 июля 1854 года в порт, завершив полукругосветное плавание, вошел 58-пушечный фрегат "Аврора" (в разное время на его вооружении было 44, 54, 56 и 58 орудий) под началом капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева. "Аврора" 21 августа 1853 года вышла из Кронштадта на Дальний Восток и двигалась по маршруту Копенгаген–Христианзанд–Портсмут–Рио-де-Жанейро–мыс Горн–Кальяо–бухта Де-Кастри. Фрегат шёл для укрепления Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Е. В. Путятина. Но из-за нехватки пресной воды и цинги, поразившей 2/3 экипажа (на корабле практически не было ни одного здорового человека), Изыльметьев решил сделать остановку в Петропавловске. Получив доклад о положении дел, капитан-лейтенант дал согласие на просьбу Завойко остаться в Петропавловске и помочь отра­зить нападение англо-французской эскадры. 

Надо сказать, что "Аврору" едва не перехватил противник. Поход был тяжелым. Почти двадцать дней встречные штормовые ветры мешали выходу корабля в Тихий океан. Много людей болело: восемь матросов умерло, 35 было в тяжелом состоянии. Кораблю требовался срочный ремонт: потекли палубные пазы, ослабел такелаж, на исходе был провиант. Только 13 марта фрегат миновал "кладбище кораблей" – мыс Горн. Корабль сделал остановку в перуанском порту Кальяо. Здесь русский корабль попал в окружение англо-французской эскадры. В бухте стояли британские фрегаты "Президент" и "Пайк" под флагом контр-адмирала Дэвида Прайса, французские фрегаты "Форт" и "Евридика" под флагом контр-адмирала Фебрие де Пуанта, французский бриг "Облигадо". Известие о начале войны ещё не было получено, но его ждали. Русский фрегат попал в ловушку. 

Внешне дело обстояла как обычно. Русский капитан-лейтенант Изыльметьев и оба адмирала обменялись обычными в мирное время визитами вежливости. Изыльметьев, стараясь не подавать виду, ускорил ремонтные работы. 14 (26) апреля 1854 года русский фрегат смог вырваться из ловушки. Под прикрытием густого тумана с "Авроры" были спущены на воду семь десятивёсельных шлюпок. Корабль поднял якорь, паруса не поднимали, и шлюпки отбуксировали "Аврору" в открытое море. Там подняли паруса и скрылись в океане прежде, чем иностранцы смогли организовать погоню. Уже через неделю пришло известие о начале войны. 

Поход до Петропавловска был очень тяжелым. Корабль попал в полосу жестоких ветров с непрерывными шквалами, "Аврора" набрала много воды. Болезни сразили почти весь экипаж. Умерло 13 человек. 

Прибытие "Авроры" сильно укрепило оборону Петропавловска: часть экипажа была переведена на берег в качестве резерва гарнизона, орудия правого борта были сняты и переданы на береговые батареи, что усилило артиллерийскую систему обороны. Кроме того, 24 июля (5 августа) 1854 года прибыл военный транспорт (бригантина) "Двина". Он доставил 350 солдат Сибирского линейного батальона под началом капитана А. П. Арбузова (он был назначен помощником Камчатского военного губернатора В. С. Завойко), две бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На "Двине" прибыл военный инженер поручик Константин Мровинский, который возглавил строительство береговых укреплений. В результате к концу июля гарнизон Петропавловска составил, по докладу Завойко, 988 человек (349 человек на кораблях, 368 – на артиллерийских батареях и 271 человек – в стрелковых партиях). С учетом нескольких десятков стрелков-добровольцев гарнизон составил более 1 тыс. человек. 

Вскоре после прибытия "Двины" на площадь собрали все команды. Сообщили им об объявлении войны, затем озвучили приказ губернатора. Завойко сам попросил всех "сражаться до последней крайности, если же вражеская сила будет неодолима, то умереть, не думая об отступлении. Все выразили готовность скорее умереть, чем отступить".

Днем и ночью, почти два месяца, пользуясь медлительностью противника, защитники Петропавловска возводили укрепления. Шла работа по сооружению семи береговых батарей и установке орудий. В скалах рубили площадки для орудий, недоступные для противника, перевозили с кораблей орудия, устанавливали их. В работе участвовало почти всё население города и его окрестностей (около 1 600 человек). С фрегата "Аврора" и военного транспорта "Двина" сняли орудия правых бортов, усилив ими береговые батареи. Корабли поставили на якоря левыми бортами к выходу из гавани, чтобы встретить огнём возможный прорыв врага. Вход в гавань закрыли боном. Для отражения десанта противника было создано три стрелковых отряда. 

Вечером 16(28) августа с дальних маяков Завойко сообщили, что на горизонте появилась эскадра. В состав союзной эскадры входили: английские 52-пушечный фрегат "Президент", 44-пушечный фрегат "Пайк", пароход "Вираго", вооруженный шестью бомбическими орудиями; французские 60-пушечный фрегат "Форт", 32-пушечный фрегат "Евридика", 18-пушечный бриг "Облигадо". Личный состав эскадры насчитывал 2,7 тыс. человек (2,2 тыс. человек – экипажи кораблей, 500 человек – морские пехотинцы). 

К месту назначения союзная эскадра подходила при неблагоприятных погодных условиях и очень медленно. На разведку был отправлен пароход "Вираго", который прикрылся флагом Соединенных Штатов и прошел в Авачинскую бухту. Русские очень скоро заметили пароход "Вираго" и выслали бот. Командир парохода не стал его дожидаться, поспешно развел пары и ушел. Стало окончательно ясно, что враг пришел.

Командир парохода доложил адмиралу Прайсу, что он видел в бухте несколько судов и береговые батареи (обнаружили три батареи). Он также отметил, что вход в узкий пролив, который соединяет океан с бухтой, ничем не защищен, хотя русские и пытаются его укрепить. Самый город Петропавловск располагался на восточной стороне большой Авачинской бухты, в глубине губы, которая соединялась с Авачинской бухтой "горлом". Эту губу и защищали "Аврора" и "Двина". 

Это были первые сведения, которые союзники получили о Петропавловске. Стало очевидно, что внезапного удара не получилось, что серьёзно осложняло положение англо-французской эскадры, которая не имела возможности бороться с серьёзной обороной. Так, английские корабли были в основном вооружены короткоствольными орудиями, мало приспособленными для борьбы с береговыми укреплениями противника...

Союзники потеряли около 400 человек убитыми, около 150 ранеными и пятью пленными. Русские солдаты захватили вражеское знамя и десятки ружей. Русские потеряли в этом бою 34 человека. 

Оборона Петропавловска завершилась полной победой русских сил. После двухдневного затишья англо-французские корабли отошли. Несмотря на успешную оборону Петропавловска, верховному командованию стало ясно, что в военное время усилить и снабдить всем необходимым гарнизон порта невозможно. Поэтому было принято решение об эвакуации порта и гарнизона с Камчатки на Амур.

3 марта 1855 года курьер есаул Мартынов, преодолев 8 тыс. верст (8,5 тыс. км) за небывало короткое время – три месяца, привез приказ о переносе порта. Портовые сооружения и дома разобрали, наиболее ценные материалы спрятали. Казаки перешли в поселок, стоявший в устье реки Авача. Солдаты и матросы пропилили во льду проход для кораблей, и они ушли до подхода второй вражеской эскадры. Порт был переведен в Николаевск-на-Амуре. 8 мая 1855 года в Авачинскую губу зашла англо-французская экспедиция из пяти французских и девяти английских кораблей. Но место было не пригодным для обитания, поэтому союзники ушли...

До последнего своего часа В. С. Завойко был наставником молодых офицеров, принимал активное участие в работе по подготовке морских экспедиций, состоял членом-корреспондентом Русского географического общества. В "Записках Гидрографического департамента" и "Морском сборнике" в 1854 году напечатаны статьи В. С. Завойко "Залив Аян", "Нападение на Камчатку англо-французской эскадры в августе 1854 г.". В 1840 году напечатана отдельным изданием книга "Впечатления моряка во время двух путешествий кругом света".

В своё время во Владивостоке имя Завойко носил корабль, ему был установлен памятник, до сих пор есть улица Завойко. Газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывала на своих страницах о непростой судьбе корабля.  На Камчатке и Николаевске-на-Амуре имя Завойко помнят, чтят его военные и гражданские подвиги. И это правильно по одной причине – славный адмирал всю свою жизнь посвятил служению Отчизне и защите российских границ от посягательств врага, имеющего цель захватить территорию нашего государства.

«Прогресс Приморья», № 18 (480) от 11.05.2018 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно