Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
07 сентября, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Миль, небо, вертолёт…

Продолжение. Начало в № 29

Начиная публиковать очерки о жизни отечественного конструктора Михаила Миля, редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России упоминала о том, что биография Миля состоялась в определённой мере и потому, что его всегда поддерживала семья, создавая все необходимые условия для творческой работы.

Прасковья (Пана) Гурьевна Руденко была одной из самых видных девушек в институте: красивая, румяная, яркая и улыбчивая. Знакомство Миля с будущей женой произошло на третьем курсе института, в период практики на заводе. Увы, но изначально Пана не отвечала на ухаживания Миши никак. Она была старше Миля на два года и считала его юнцом, который не обладает необходимыми качествами взрослого мужчины. Однако молодой человек постоянно напоминал о себе, он ухаживал за девушкой настойчиво, давая понять, что это не мимолётное его увлечение. Она позже хорошо описала их знакомство, как он ей вначале не понравился, был такой настырный, всё время зарисовывал станки, рабочих. Это на первых порах не нравилось ей, казалось, что Михаил это делает лишь для того, чтобы выделиться. Впрочем, их станки стояли рядом, поэтому они всё время были близко, более того, после смены вместе шли в общежитие. Впрочем, оба получали повышенную стипендию. Как говорится, многое сошлось, так судьба привела их друг к другу. Однако от предложения официально оформить брак Пана отказалась, сославшись на то, что семейное счастье заключается не в документе. Они зарегистрировались лишь после того, как у них появились дети.

Во время дипломной практики, в 1931 году, Милю пришлось уехать в Москву, Пану группа не взяла с собой по причине её беременности. Миль отсутствовал долго, и, когда вернулся, дочь Таня уже родилась. Пана с дочкой на руках, обидевшись на Михаила за долгую отлучку, записала Таню на свою фамилию. Миль в сердцах разорвал свидетельство о рождении, и они переписали дочь на фамилию Миля.

Он не мыслил себя без работы, в канун окончания института Михаил и Пана получили назначение в Таганрог, но Миль отказался от него, так как это назначение входило в противоречие с его намеченными планами на будущее. Он был серьёзно увлечён геликоптерами, стремился досконально изучить их систему и принцип действия. Он на время оставил семью, уехал в Москву, где стал плотно заниматься изучением геликоптеров. Пана, оставшись с маленькой дочкой одна, достойно перенесла все тяготы и невзгоды судьбы, сохранила домашний очаг. За её терпение, как вспоминала Пана, Миль говорил ей такие слова: "Спасибо тебе, Паночка, что ты освободила меня от всех забот и дала возможность заниматься любимым делом". И она была за эти слова благодарна Милю. В определённой мере благодаря стойкости и пониманию супруги Миль сумел состояться как выдающийся конструктор.

В 1931 году в Москве Милю удалось договориться со своим будущим начальником Александром Михайловичем Изаксоном о приёме на работу в ЦАГИ, где велись работы по автожирам и геликоптерам. Изаксон удовлетворил просьбу Михаила и предоставил ему возможность заниматься вопросами, связанными с аэродинамическими свойствами автожиров. Михаил баз раскачки приступил к исполнению автожира ЦАГИ ЭА‑2. Работу он выполнил на отлично, и его назначили начальником группы аэродинамики, преобразовав в 1933 году группу в специальную бригаду, которую позднее Миль назовёт могучей кучкой. В ней состояли и прекрасные люди, и превосходные учёные: Михайлов, Рахматулин, Петрунин.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 35 (497) от 07.09.2018 г.

Марк Сергунин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно