Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
27 сентября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Поёт морзянка за стеной весёлым дискантом

Продолжение. Начало в № 28

История практического использования искровых радиостанций не только в России, но и во всем мире берет свое начало с "Гогландской эпопеи". С этого момента новые технологии в передаче информации без проводов с использованием искровой радиотелеграфии начинают завоевывать мир.

В ночь с 24 на 25 ноября 1899 года броненосец "Генерал-адмирал Апраксин" в условиях плохой видимости налетел на прибрежные камни у острова Гогланд в Финском заливе. Попытки снять броненосец с камней не принесли успеха: наступившие морозы сковали корабль льдами, и Морское ведомство бросило все силы на организацию спасательных работ. Ответственным за их проведение назначили контр-адмирала Зиновия Петровича Рожественского (1848–1909). Спасательной экспедиции была крайне необходима связь со штабом флота. Ближайший от острова населенный пункт – г. Котка, имевший проводную телеграфную связь с Петербургом, находился на расстоянии меньше 47 километров. Прокладку дорогостоящего подводного телеграфного кабеля можно было осуществить только через три-четыре месяца. Оставлять судно в сложившейся ситуации было опасно, так как еще большее повреждение ему могли нанести весенние льды. Было решено спасать броненосец немедленно.

10 декабря 1899 года вице-адмирал И. М. Диков и контр-адмирал К. С. Остелецкий предложили использовать для обеспечения связи между островом Гогланд и материком (г. Котка) "телеграф без проводов", для чего привлечь профессора А. С. Попова с его системой искровой беспроволочной телеграфии (до этого изобретателю удавалось устанавливать радиосвязь лишь на расстоянии не более 30 километров).

На место работ срочно выехали А. С. Попов, его ассистент П. Н. Рыбкин, капитан второго ранга И. И. Залевский и лейтенант А. А. Реммерт. На борту ледокола "Ермак" П. Н. Рыбкин доставил на остров Гогланд радиоаппаратуру и мачту для антенны. Другая радиостанция была привезена и установлена под руководством А. С. Попова на острове Кутсала, недалеко от Котки. 24 января 1900 года радиосвязь между островами Гогланд и Кутсала была установлена. Первая же радиограмма, отправленная Поповым и принятая Рыбкиным, помогла спасти рыбаков, унесенных на оторвавшейся льдине в открытое море.

Система искровой радиосвязи А. С. Попова бесперебойно работала в течение всей спасательной операции броненосца "Генерал-адмирал Апраксин". В апреле 1900 года броненосец был снят с камней и своим ходом отправлен в ремонт.

После успешного практического использования радиотелеграфии без проводов началось оснащение кораблей русского флота искровыми радиостанциями. В сентябре 1900 года в Кронштадте при участии А. С. Попова была открыта радиомастерская, первое отечественное предприятие по изготовлению и ремонту радиостанций. С 1901 по 1904 годы здесь были изготовлены 54 новые корабельные радиостанции системы Попова. Ученый организовал курсы для подготовки радиотелеграфистов и разработал для них программы лекционных и практических занятий.

Акционерное общество русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" инициировало подписание 21 мая 1904 года совместного пятилетнего договора по внедрению беспроводных технологий в России с фирмой "Телефункен" и изобретателем радиосвязи А. С. Поповым. После этого завод АО "Сименс и Гальске" приступил к серийному изготовлению радиостанций системы Попова.

Приближающаяся война на Дальнем Востоке немало способствовала развитию радиосвязи в этом регионе России. Особенно помогло назначение вице-адмирала С. О. Макарова командующим 1-й Тихоокеанской эскадрой: после его вступления в должность (24 февраля 1904 года) были предприняты энергичные шаги по внедрению радиосвязи в управление флотом – уже к марту почти все корабли оснастили радиостанциями. Тогда же началось сооружение предложенной Макаровым цепи радио­станций на побережье Тихого океана. В апреле 1905 года в Петербурге были сформированы 1-я и 2-я Восточно-Сибирские искровые (радиотелеграфные) роты, ставшие первыми полевыми радиочастями русской армии. Рота имела на вооружении восемь искровых радиостанций системы "Маркони". Первая такая рота во время боевых действий обеспечила радиосвязь штаба главнокомандующего со штабами всех трех маньчжурских армий. Однако во время Русско-японской войны, невзирая на предпринятые шаги по оснащению флота отечественными радиостанциями, корабли 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала З. П. Рожественского пришли к Цусимскому сражению (27–28 мая 1905 года) большей частью с немецкими радиотелеграфными станциями системы "Слаби-Арко" фирмы "Телефункен" и несколькими французскими радиостанциями фирмы "Дюкрете".

Интересно отметить, что научные изыскания по истории радиосвязи на русском флоте, проведенные оте­чественным историком Д. Л. Трибельским в конце ХХ века, показали, что установку иностранной аппаратуры на кораблях Тихоокеанского флота пролоббировал сам З. П. Рожественский. Ему удалось убедить в этом даже адмирала Макарова, несмотря на то, что необходимое количество отечественной радиоаппаратуры для этого имелось, и она не уступала по своим характеристикам зарубежным образцам.

В Цусимском сражении участвовал и крейсер 1-го ранга "Аврора" под командованием капитана 1-го ранга Е. Р. Егорьева. Крейсер был построен на стапелях Нового Адмиралтейства в Санкт-Петербурге в течение 1897–1903 годов по программе усиления морских сил России на Дальнем Востоке. В разработке радиорубки корабля принимал непосредственное участие А. С. Попов. На эскизе радиорубки он написал: "Выбор места, размещение и размеры рубки считаю вполне удовлетворительными. А. Попов, 17 апреля 1903 г."

Искровая радиостанция системы Попова была установлена в специальной надстройке на корме крейсера. В разные периоды жизни корабля его радиорубка модернизировалась. Так, перед Русско-японской войной отечественную систему беспроволочного телеграфа заменили немецкой системой радиосвязи "Слаби-Арко". Накануне Первой мировой войны стало ясно, что немецкая радиостанция морально устарела, и было решено заменить ее более современной радиостанцией системы французской компании "T.S.F." (Telegraphie Sans Fil), которая и произвела все работы по установке. На крейсере "Аврора" были смонтированы: искровой радиопередатчик мощностью 2 кВт для передачи на волнах 825, 900 и 1 000 метров и дальностью действия 300 миль; два радиоприемника; три детектора; "марация" (малая рейдовая радиостанция мощностью 0,2 кВт) образца 1913 года и волномер на длину волн до 15  000 метров.

Во время боевых действий на Дальнем Востоке радиосвязь при управлении войсками показала свои преимущества в сравнении с проводными средствами: главное из них заключалось в быстроте установления связи (тогда для этого требовалось до 40 минут), а также возможности установления связи через недоступные пространства и территорию, занятую противником.

Отечественные научные разработки после 1905 года

До 1906 года научные разработки искровых радиостанций в основном велись в Кронштадте в Минном офицерском классе под руководством А. С. Попова, а их изготовление осуществлялось в радиомастерской Кронштадтского морского порта. После 1905 года в России были созданы и другие научно-производственные центры, которые занимались разработкой искровых радиостанций. Одним из заметных отечественных связных устройств беспроводной телеграфии стала искровая радиостанция, разработанная в 1911 году преподавателем Учебно-минного отряда Балтийского флота лейтенантом И. И. Ренгартеном (1883–1920). Радиостанция получила название "Звучащая радиостанция типа Учебно-минного отряда" (УМО), так как имела в своем составе искровой передатчик с разрядником Вина. Завод, выпускавший радиостанцию, впоследствии почти ежегодно модернизировал эту аппаратуру, присваивая ей новые индексы.

В справке от 26 мая 1911 года, подготовленной начальником минного отдела Главного управления кораблестроения А. А. Ремметом, о работе радиотелеграфирования в русском флоте за 1904–1911 гг. говорилось, что радио­станции типа УМО имеют дальность телеграфирования до 40 миль, а на Черном море при чистой воде прием на телефонный приемник составляет до 300 миль. Что интересно, эти радиостанции позволяли ночью осуществлять связь кораблей в Севастополе с судами Балтийского флота в Финском заливе. Стоили радиостанции 35  000 рублей. Радиостанция типа УМО производства "Радиотелеграфного завода" в феврале–марте 1917 года была установлена на крейсере "Аврора" при очередной модернизации его радиорубки. После проведенных работ место расположения радиорубки не изменилось: она осталась там же, под броневой палубой, куда была перенесена еще во время Цусимского сражения по инициативе личного состава корабля (это позволило уберечь радиостанцию от поражения вражеским огнем и тем самым обеспечить надежную связь в бою).

Радиостанция крейсера "Аврора" образца 1917 года состояла из искрового передатчика типа Р2 с удлинительной катушкой, умформером и телеграфным ключом, а также приемника типа ПМ (приемник морской) с детектором и "одноухим" телефоном. В комплект, помимо прочего, входили "марация" типа Р‑0,2К, волномер типа ВГ и силовой щит. Источником питания передатчика радиостанции служил агрегат, состоящий из электродвигателя постоянного тока (с питанием от бортовой сети напряжением 110 В) и генератора мощностью 2 кВт (с выходным напряжением от 20 до 200 В и частотой тока 1  000 Гц). Передача телеграфного кода производилась телеграфным ключом, включенным в первичную цепь питания выходного колебательного контура. Контакты ключа для уменьшения искро­образования изготовили из платины. С целью снижения бросков тока при замыкании ключа в первичную цепь повышающего трансформатора был включен дроссель. На вторичной обмотке трансформатора развивалось напряжение 4  500–5  000 В, которое обеспечивало нормальную работу разрядника конструкции немецкого физика Макса Вина (1866–1938). Сам разрядник представлял собой жесткий блок из одиннадцати медных дисков, разделенных слюдяными прокладками толщиной 0,1 мм. Разряд происходил при сравнительно невысоком напряжении пробоя (около 900 В); благодаря быстрой деионизации разрядного промежутка контур оказывался защищенным от повторных паразитных разрядов. Для ускорения деионизации и охлаждения дисков разрядник обдувался потоком воздуха от вентилятора.

Радиостанции типа УМО с использованием "звучащей" искры обладали большей дальностью связи, чем устройства с обычным искровым разрядником. Работа станции прослушивалась в телефонах в виде непрерывного звука, а не в виде тресков, как это было раньше. Частота звука в наушниках определялась частотой питающей сети. С помощью несложной регулировки можно было получить в телефонах "музыкальный" тон определенной высоты. Именно тональность сигналов и обусловила повышенную дальность и надежность работы радиостанции. Во время Первой мировой войны "звучащие" отечественные радиостанции нашли широкое применение в русском военно-морском флоте.

В 1912 году на кораблях русского флота начали устанавливать новые модификации радиостанции типа УМО, особенностью которых было наличие телефонного радиоприемника с усилителем звука системы А. К. Никифорова (начальник радио­мастерской Радиотелеграфного депо Петербургского порта). Звуковой усилитель, построенный на реле, вдвое-втрое повышал силу звука в сравнении с телефонными наушниками, непосредственно подключенными к радиоприемнику. Прослушивание радиотелеграфного сигнала осуществлялось через специальный громкоговоритель.

Весомый вклад в развитие науки об искровых радиостанциях внесли выпускники Петербургского императорского электротехнического института им. Александра III Дмитрий Аполлинариевич Рожанский (1882–1936), в ту пору начальник учебной радиотелеграфной станции, впоследствии профессор, и помощник делопроизводителя Междуведомственного радиотелеграфного комитета (МРК), впоследствии известный ученый-радиотехник Имант Георгиевич Фрейман (1890–1929).

Д. А. Рожанский занимался исследованием физических процессов в искровом передатчике. Кроме того, ученый выяснил характер "сопротивления" искры, которую, как оказалось, в противоположность многочисленным исследованиям других авторов, нельзя отождествлять с проводником постоянного сопротивления, так как изменения напряжения в искре подчиняются определенным закономерностям и связаны с силой тока довольно сложной зависимостью. Результаты проведенных исследований вошли в его магистерскую диссертацию "Влияние искры на колебательный разряд конденсатора", которую Дмитрий Аполлинариевич блестяще защитил 23 октября 1911 года. В этой классической по тематике и методам работе детально исследованы процессы, происходящие в искре при высокочастотном колебательном разряде и определяющие эффективность искровых передатчиков. На свежесть идей автора диссертации обратили внимание многие радиоспециалисты. За эту работу ему в 1910 году была присуждена премия А. С. Попова.

В 1912 году Д. А. Рожанский разработал теорию способа "ударного возбуждения колебаний", открытого М. Вином в 1906 году. В первых искровых радиоустройствах качество сигналов было низким, станции при работе мешали друг другу. Для улучшения работы искровых передатчиков, как известно, Вин предложил конструкцию специального "быстрогасящего" разрядника вместо обыкновенного разрядника. Д. А. Рожанский построил теорию влияния искры на колебания связанных цепей и вывел соответствующие уравнения. Выводы теории были подтверждены для электромагнитных колебаний с длиной волны около 140 метров.

Другой ученый этого института, И. Г. Фрейман, оставил свой след в совершенствовании искровых радиостанций. В 1911 году, еще будучи студентом, он принял участие в строительстве мощных искровых радиостанций Почтово-телеграфного ведомства в Риге и на острове Руно в Рижском заливе. На радиостанциях были установлены передатчики немецкой фирмы "Телефункен". Мощность Рижской радио­станции составляла 1 кВт с дальностью вещания днем 300 километров, а ночью – 600 километров. Радиостанция на острове Руно имела мощность 0,5 кВт, а дальность передачи радиосообщений составляла днем 200 километров, ночью – 400 километров.

В конце декабря 1911 года Почтово-телеграфное ведомство выделило подряд на общую сумму 112,3 тысяч рублей Русскому обществу беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ) на строительство радиотелеграфных станций на побережье Северного Ледовитого океана. В течение 1912–1913 годов были построены радиостанции в Исакогорке (район на юге Архангельска), у северо-восточного входа в Югорский Шар, на северном берегу острова Вайгач (остров на границе Баренцева и Карского морей) и в устье реки Маре. Радиостанции работали в диапазоне волн 600–2  000 метров; в их строительстве принимал участие и И. Г. Фрейман.

Дипломный проект И. Г. Фреймана был посвящен разработке радиотелеграфной линии Москва–Баку и экспериментальному исследованию вращающегося разрядника Маркони. К этому времени относится создание первой в России научно-исследовательской промышленной лаборатории в Морском ведомстве, к работе которой он был привлечен. По окончании института в 1913 году молодой инженер стал работать в Междуведомственном радиотехническом комитете, который занимался вопросами регламентации работы радиостанций, экспертизой проектов таких станций, исследованиями в области распространения радиоволн и разработкой терминологии в новой тогда области науки и техники – радиосвязи. Через два года И. Г. Фрейман становится сотрудником Минного отдела Главного управления кораблестроения, где занимается проектированием мощной радиотелеграфной станции для Владивостока, а с 1915 по 1917 годы он уже помощник профессора Н. А. Скрицкого, главного строителя мощных радиостанций на Дальнем Востоке.

В 1915 году на вооружение флота принимается двухконтурный приемник для корабельных и береговых радиостанций, разработанный И. Г. Фрейманом и М. В. Шулейкиным в Радиотелеграфном депо Морского ведомства. Совместная работа этих ученых затронула и вопросы по усовершенствованию искровых передатчиков, в результате чего была написана статья "On the multisection quenched gap", опубликованная затем в журнале Proc. IRE (Vol. 7, 4, 1919) и получившая известность не только в России, но и за рубежом.

«Прогресс Приморья», № 38 (500) от 28.09.2018 г.

Виталий Лентарев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно