Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
12 апреля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

По курсу – вражеский конвой

Продолжение. Начало в № 13

Венный журналист Алексей Крысин служил на всех флотах страны, но главными темами его очерков, без сомнения, стали события, которые происходили на Тихоокеанском флоте. Это и понятно: он, будучи моряком срочной службы, служил именно на ТОФ. Здесь он узнал о морском братстве, чувстве локтя, познакомился с теми командирами, которые прошли горнило Великой Отечественной войны и стали Героями Советского Союза. Один из них – командир легендарной подводной лодки С‑56, Григорий Щедрин. О нём и его доблестном экипаже – наш дальнейший рассказ.

Экипаж подводной лодки располагался на английской плавучей базе. И почти каждый день Щедрину приходилось встречаться со старшим помощником командира этого судна ирландцем Джоном. Он был тоже, как и Щедрин, капитан-лейтенантом, но лет ему было уже за пятьдесят. Жил он без семьи, редко сходил на берег и, видимо, чувствовал одиночество. Сколько раз, выходя на палубу, смотрел он… на наших моряков, занимающихся своими делами. О чём он тогда думал – кто знает?

Однажды Джон со своим другом, тоже немолодым уже офицером, пришёл на подводную лодку. Гости чётко поприветствовали советский Военно-морской флаг, спустились в центральный пост. Щедрин повёл их по отсекам, а затем, как полагается по морскому обычаю, пригласил к столу. Завязался дружеский разговор. Подняли тост за тех, кто в море, кто бьёт врага.

Потом Джон встал и с некоторой торжественностью произнёс небольшую речь. Он говорил о том, что в его роду все были моряками. И есть у него семейная реликвия – старинная статуэтка. Называется она Баникел Билл и по морскому поверью служит покровителем лоцманов. Она перешла к нему от отца, отец получил её от деда, дед – от прадеда. Полагалось бы передать её по наследству дальше, да сыновей у Джона нет. И он просит советского офицера, которого полюбил, как сына, принять её в подарок. Это самое дорогое, что он может подарить. Пусть советский офицер всегда берёт с собой Баникел Билла в море и пусть смело идёт в бой – с ним не должно случиться никакой беды. Он, Джон, как и присутствующий здесь его давний друг, желает смелым русским морякам победы.

Григорий Иванович взял подарок, обнял старого моряка, обещал исполнить его просьбу, поблагодарил за добрые пожелания. Так статуэтка оказалась в каюте командира С‑56.

Потом был полный волнения, по-северному холодный весенний день 1943 года, когда тихоокеанская подводная лодка появилась у скалистых берегов нашего Заполярья.

Щедрин, ни разу не бывавший в этих краях, с любопытством смотрел на мрачноватые заснеженные скалы, круто спускавшиеся к воде. Серые, тяжёлые, будто свинцовые волны бились о них. Кому-то, может быть, эта картина показалась бы нерадостной. Но и командир, и все матросы С‑56 готовы были обнять любую из увиденных суровых скал. Это родная земля, к которой они так долго шли.

Подводная лодка миновала неширокий вход на рейд Полярного, где тогда была главная база Северного флота, развернулась и направилась к причалу. Здесь стояла в ожидании большая группа моряков. Щедрин догадывался, как внимательно следят оттуда за всеми маневрами лодки, и старался получше произвести швартовку. Это удалось. Матросы быстро закрепили швартовы, подали сходню. Несколько шагов – и командир уже стоял перед командующим и докладывал о завершении большого похода.

Командующий вице-адмирал Арсений Григорьевич Головко поздравил капитан-лейтенанта с благополучным прибытием и тут же направился на лодку. Он тщательно осмотрел все отсеки, похвал за порядок, задал множество вопросов. И всё, о чём он спрашивал, сводилось к одному: в каком состоянии находится корабль, каково самочувствие экипажа, когда подводная лодка сможет вый­ти на боевое задание. Словом, было ясно, что её тут ждали, что флоту очень нужна новая боевая единица.

Закончив осмотр, командующий сказал:

– Даю три недели. Готовьтесь!

Щедрину вначале показалось, что срок велик. Хотелось побыстрее вступить в дело. Но скоро он понял, как прав был адмирал. Понял, поближе узнав своих новых боевых товарищей. Они воевали уже давно, были среди них известные на всю страну герои. Они повидали всякое, немало накопили опыта в тяжёлых боях. И экипажу, который ни разу не встречался с врагом, этот опыт следовало перенять.

Началась терпеливая учёба. Тогда-то и почувствовал молодой командир, в какую он попал дружную семью. Подводники Севера делились с ним всем, что знали и умели, раскрывали секреты побед. Три недели пролетели быстро. И вот в апреле 1943 года С‑56 вышла в свой первый боевой поход.

Ночью под боком у фашистского сигнального поста она высадила группу разведчиков на норвежский берег. Затем – поиск вражеских кораблей. Поиск оказался удачным – обнаружили большой конвой. Объявлена атака, приготовлены торпедные аппараты. Но в самый последний момент конвой сделал поворот на новый курс. Не хватило каких-то секунд, чтобы послать торпеды в цель. Досадно! Командир корил себя за оплошность, мысленно анализировал всё произошедшее. Потом произвёл подробный разбор атаки. Готовились в следующий раз врага не упустить.

А общее не очень весёлое настроение разрядил торпедист Яша Лемперт, весельчак с красивыми чёрными усами. Он обещал за каждый потопленный транспорт сбривать один ус.

– Мы должны потопить два транспорта! – горячо доказывал он. – Один транспорт меня не устроит – не могу же я к девушке идти с одним усом!..

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 14 (527) от 12.04.2019 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно