Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
31 мая, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Имя на борту корабля

Продолжение. Начало в № 12

Недавно в Санкт-Петербурге был спущен на воду отечественный атомный ледокол "Урал". Этот гигант достигает размеров без малого двух футбольных полей и может долгое время находиться во льдах, заходя в порт лишь для пополнения запасов продовольствия.

Ранее были построены предшественники "Урала" – "Арктика" и "Сибирь". Эти немалые достижения российских судостроителей стали возможны благодаря долгой и кропотливой работе прошлых поколений. И Северный морской путь, который и сегодня остаётся актуальным, о чём мы рассказывали в предыдущих номерах газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, всегда предъявлял колоссальные требования к людям, которые связаны с освоением этих безмолвных ледовых просторов. Ясно, что проверкой на прочность стала Вторая мировая война, когда северными маршрутами шли ленд-лизовские морские конвои.

В войне советские "ветры" поучаствовать не успели, а после нее их разоружили. До конца 1940-х – начала 1950‑х годов они использовались в интересах народного хозяйства. Затем их вернули Соединенным Штатам, где их опять вооружили и передали Береговой охране. Срок службы ледоколов был рассчитан на 20 лет, однако эти корабли использовались значительно дольше. Последний Wind – Northwind, он же "Капитан Белоусов" – был списан в 1989 году, то есть прослужил 44 года.

Естественно, опыт эксплуатации "ветров" пригодился советским военным морякам, особенно пограничникам. Для них еще до войны спроектировали и начали строить на ленинградском "Судомехе" (ныне – Северная площадка "Адмиралтейских верфей") пограничный сторожевой корабль 1-го ранга ледового плавания "Пурга" проекта 52 разработки ЦКБ‑32 (ныне – "Балтсудопроект"). Война помешала завершению работ. Корпус ПСКР был законсервирован.

После знакомства с "ветрами" морские пограничники настояли на достройке "Пурги". Проект сторожевика был откорректирован ЦКБ-Л (ныне – ЦКБ "Айсберг"). 31 марта 1957 года ПСКР вступил в строй. Его полное водоизмещение – 3 958 тонн, длина – 95,3 метра, ширина – 15,1 метра, осадка – 5,37 метра. Корабль развивал максимальный 17-узловый ход и экономической скоростью преодолевал 12 588 миль. Автономность составляла 35 суток. Он нес солидное для "пограничника" вооружение: четыре 100-миллиметровых орудия, шесть спаренных 37-миллиметровых зенитных автоматов, четыре бомбомета БМБ‑2 с боезапасом из 70 глубинных бомб, 12 глубинных бомб на стеллажах и мог ставить заграждения из 30 мин типа КБ. Сторожевик был оснащен РЛС "Риф" и "Рым‑1", а также гидроакустической станцией "Тамир‑5". Экипаж состоял из 219 человек (по расписанию военного времени – 284 матроса и офицера).

"Пурга" верой и правдой прослужила более 30 лет на Севере и на Тихом океане. Она была списана за полтора года до развала Советского Союза.

Понятно, что один пограничный сторожевой корабль ледового плавания не мог защитить интересы страны в полярных водах. Тем более что в годы "холодной войны" США и другие страны НАТО не раз посягали на советский сектор Арктики. Особенно усердно для провокаций Соединенные Штаты использовали свои "ветры", которые неоднократно модернизировались и перевооружались и у которых вместо "уток" появились вертолеты.

В 1962 году ледоколы Northwind (напомним, что в Советском Союзе он ходил под именами "Северный Ветер", а потом "Капитан Белоусов) и Burton Island совершили "бросок" в Берингово и Чукотское моря. В 1963 году Burton Island из северной части Тихого океана прошел в море Лаптевых, затем попытался пробиться через льды пролива Вилькицкого на запад. Но на ледоколе вышел из строя руль, и ему пришлось вернуться. В 1965 году за преодоление Северного морского пути, но с западной стороны, взялся экипаж ледокола Northwind. Ему удалось форсировать Карское море и войти в пролив Вилькицкого, но здесь случилась поломка одного из гребных валов. Пришлось завершить экспедицию. После ремонта в Англии была предпринята вторая попытка. Однако в проливе Вилькицкого у мыса Челюскина американский ледокол нарушил границу территориальных вод СССР и был отогнан советскими пограничными кораблями.

Все тот же настырный Northwind предпринял попытку пройти Северным морским путем, обогнув Северную Землю. Но там американский корабль Береговой охраны встретил многолетний паковый лед. И в очередной раз ему пришлось ретироваться. Подобных эпизодов можно перечислить немало.

Вот почему ВМФ и Морские части Пограничных войск КГБ СССР были усилены ледоколами проекта 97 разработки ЦКБ-Л (ЦКБ "Айсберг"). Построенные "Адмиралтейским заводом" самой большой в мире серией для кораблей данного класса (32 единицы разных модификаций), первоначально эти суда создавались как портовые ледоколы для нужд Министерства морского флота. Часть из них ("чистый" проект 97 из трех единиц) сразу же была призвана для обслуживания военно-морских баз в северных районах страны. Потом появились вооруженные варианты. Так, ВМФ заказал два ледокола проекта 97АП ("Садко" и "Пересвет") для несения патрульной службы на концевых участках Северного морского пути. Эти корабли имели водоизмещение 3 414 тонн, длину 67,7 метра, ширину 18,1 метра и осадку 6,3 метра, развивали максимальную 14-узловую скорость, могли пройти 6 700 миль на 12,5 узла и преодолевать лед толщиной до метра. Автономность составляла 17 суток. Их вооружение включало одну спаренную универсальную автоматическую 57-миллиметровую артиллерийскую установку и спаренный 25-миллиметровый зенитный автомат (позже с этих ледоколов вооружение было снято).

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 20 (533) от 31.05.2019 г.

Марк Сергунин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно