Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
05 июля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Имя на борту корабля

Продолжение. Начало в № 12

Несмотря на тщетные попытки ряда мировых держав доказать свою причастность к "белому безмолвию", где хозяйничают полярные медведи, Арктика всегда была и остаётся российской, и это несомненно.

Чем дальше от нас прежние века, тем отчётливей прослеживается в арктических широтах наше присутствие. Если не брать во внимание те события, о которых рассказывала редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России в статьях об Арктике ранее, то есть ещё один неоспоримый факт – это строительство первого в мире ледокола. Судите сами. Кронштадтский судовладелец Михаил Осипович Бритнев (1822–1889) страдал от двух факторов – отсутствия конкуренции и климатических условий. И он, как говорится, пораскинув мозгами, решил бороться… с климатом. В 1864 году его паровой катер "Пайлот" стал первым в мире ледоколом. Интересно то, что прототипом для создания нового класса судов послужил древнерусский поморский корабль – коч, имеющий плоское дно и скошенный нос. Особенность его была в том, что коч можно было вытащить из воды на лёд и тянуть волоком. Новое судно было исполнено по таким же лекалам, оно без труда "заползало" на кромку льда. И затем просто-напросто ломало его своим многотонным весом. Как говорится, дёшево и сердито. Такое судно можно было эксплуатировать круглый год, невзирая на ледовую спайку в зимнее время. Узнав об изобретении, русский патент купили вначале немцы и датчане. Следом пошли заказы из Нидерландов, США, Швеции и Канады. Позже на основе гениального изобретения Михаила Бритнева был выстроен первый в мире большой арктический ледокол "Ермак". Так что современный отечественный ледокольный флот во многом обязан русскому инженеру-судостроителю.

Понятно, что иностранные судостроители тоже не стояли и не стоят на месте. О последних модификациях кораблей ледового класса иностранного производства наша газета рассказывала в прошлом номере. Их водоизмещение – 6 440 тонн, длина – 103,6 метра, ширина – 19 метров. Энергетическая установка состоит из четырех дизель-генераторов мощностью по 3,6 мегаватт каждый. Движители – два винта. Максимальная скорость хода по чистой воде – 17 узлов, 3 узла – при движении во льдах. Так же как и Svalbard, патрульные корабли типа AOPS способны преодолевать льды толщиной более метра. Экипаж – 65 человек.

Вооружение состоит из дистанционно управляемой 25-миллиметровой автоматической артиллерийской установки BAE Mk 38 и двух 12,7-миллиметровых пулеметов M2 Browning. Предусмотрены места для двух многоцелевых катеров и снегоходов. Корабли будут нести по одному вертолету CH‑148 Cyclone или CH‑146 Griffon. На AOPS разместят развитое радиотехническое вооружение и системы РЭБ.

На Санкт-Петербургском Международном военно-морском салоне 2015 года Ленинградский судостроительный завод "Пелла" и Крыловский государственный научный центр продемонстрировали модель ледокола совместной разработки, чей дизайн явно навеян архитектурными решениями норвежского ПК Svalbard и канадского AOPS. Его расчетное водоизмещение – 6 800 тонн, длина – 114 метров, ширина – 18 метров, осадка – около 6 метров, максимальная скорость – 18 узлов, автономность – 60 суток, дальность плавания – около 6 000 миль. Судно предназначено для форсирования льдов толщиной 1,5 метра, непрерывный ход – 1 метр. Мобилизационный вариант предполагалось оснащать носовым 100— или 76-миллиметровым универсальным орудием, ПЗРК "Игла", дистанционно управляемыми пулеметами, тремя 40-футовыми контейнерами, в двух из которых – по четыре ракеты комплекса "Калибр-К" (модификация многофункционального комплекса "Калибр-НК"), а в третьем – система управления ими или пятью 20-футовыми контейнерами, в четырех из которых – КРК "Уран", а в пятом – средства управления огнем. Кроме того, судно приспособлено для транспортировки скоростного катера проекта 03160 "Раптор" или СВП "Грифон". Другими словами, этот ледокол по своим характеристикам значительно превосходил зарубежные аналоги.

Очевидно, этот проект запал в душу командованию ВМФ РФ. Однако проектирование боевого корабля нового класса было возложено на коллектив ЦМКБ "Алмаз", имеющий огромный опыт создания самых разных боевых и пограничных кораблей. Группа конструкторов под руководством Бориса Лейкиса, под чьим началом, кстати, разрабатывался проект ПСКР 1-го ранга ледового класса типа "Полярная звезда", взялась за дизайн патрульного ледокола для ВМФ. Результатом стал проект 23550 "Арктика".

Российский патрульный корабль ледового класса по сравнению с зарубежными "одноклассниками" будет иметь заметно большее водоизмещение – около 8 500 тонн. Он сможет преодолевать льды толщиной 1,5 м. Его длина – 114 метров, ширина – 18 метров, осадка – до 6 метров. Дизель-электрический ПК сможет развивать 18-узловую скорость на чистой воде. Автономность плавания составит 60 суток, дальность плавания – 6 000 миль, а район плавания – неограниченный. Экипаж "Ивана Папанина" будет состоять из 60 человек. Предусмотрены места для размещения еще 50 человек.

Патрульный корабль получит интегрированную систему управления на базе навигационно-тактического комплекса "Мателот‑22100", прошедшего обкатку на ПСКР "Полярная звезда" проекта 22100. Она даст возможность управлять всей автоматикой и техническими средствами ледокола, радиолокационной станцией, автоматической идентификационной и оптико-электронными системами, глобальной морской системой связи при бедствии, а также внутрикорабельной связью.

О вооружении ПК ледового класса "Иван Папанин" официально сообщается следующее. Оно будет включать автоматическую 76-миллиметровую артиллерийскую установку АК‑176МА, пулеметы и два скоростных катера-перехватчика. На корабле предусмотрено базирование вертолета Ка‑27ПС или Ка‑27ПЛ, или Ка‑52К с размещением в ангаре, а также беспилотных летательных аппаратов. Но это еще не все. На компьютерных рисунках и на моделях хорошо видны два 40-футовых контейнера пусковых установок комплекса "Калибр-К", размещенных в корме, с общим боезапасом из восьми ракет 3М‑14 класса "корабль–земля" с дальностью стрельбы от 1 500 до 2 600 километров, 3М‑54 и 3М‑54–1 – для поражения надводных целей и 91Р – для стрельбы по подводным лодкам. Ими можно снаряжать пусковые установки в разных сочетаниях. Другими словами, корабли проекта 23550 способны решать в полярных водах не только ударные тактические, но и стратегические задачи. В отличие от патрульного ледокола "Пеллы" и Крыловского центра, на "Иване Папанине" система целеуказания и управления огнем, очевидно, будет находиться не в контейнере, а на самом корабле. Хотя это не означает, что перспективный российский боевой ледокол будет все время таскать на себе мощное оружие. В тех же контейнерах может находиться исследовательское снаряжение, спасательное оборудование и любая другая полезная нагрузка.

К слову, контейнеры с крылатыми ракетами семейства "Калибр" можно развертывать и на вспомогательном ледоколе "Илья Муромец" проекта 21180. Для этого на этом судне есть кормовая грузовая палуба большой площади. Носителями комплекса "Калибр-К" вполне могут быть и четыре малых морских танкера ледового плавания проекта 03182 "Платформа-Арктика" разработки Зеленодольского ПКБ, строящихся для нужд ВМФ РФ. Среди многочисленных их функций значатся и патрульные операции. У этих танкеров между надстройкой и кормовой вертолетной платформой имеется площадка для нескольких контейнеров, а также кран для их погрузки. Очевидно, такими же возможностями будут располагать перспективные флотские суда снабжения ледового класса проекта 03183.

Ничего не говорится о зенитном и противолодочном оснащении "Ивана Папанина". Да, артиллерийская установка АК‑176МА способна выполнять функции ПВО. Но ее явно недостаточно для отражения залповой атаки ПКР противника. К сожалению, ничего, кроме устаревшего ЗРК малой дальности "Оса-М", отечественная промышленность пока предложить не может. Есть, однако, надежда, что в ближайшее время флот сможет получить достаточно компактный контейнезированный корабельный зенитный ракетный комплекс ПВО-ПРО на базе автономного боевого модуля ЗРК "Тор-М2КМ". Во время его испытаний, проводившихся на борту фрегата "Адмирал Григорович" проекта 11356Р/М в октябре 2016 года, сначала была успешно "завалена" мишень "Саман", имитировавшая самолет, летевший на высоте 1 000 метров и находившийся на удалении 8 километров. Вторая очень трудная цель типа американской ПКР Harpoon, "атаковавшая" фрегат на сверхмалой высоте, была своевременно обнаружена, взята на автосопровождение и тоже ликвидирована (подробнее см. журнал "Национальная оборона" № 2/2017).

На "Иване Папанине" по бортам от вертолетного ангара есть площадки, где могут быть установлены такие контейнезированные пусковые установки оморяченного "Тора".

Что касается средств ПЛО, мы уже упоминали, что пусковые установки комплекса "Калибр-К" приспособлены для стрельбы ПЛУРО 91Р, но только в случае, если корабли проекта 23550 будут располагать гидроакустическими станциями, способными обнаруживать подводные цели. А для ледоколов размещение ГАС в днищевой части корпуса – очень непростая задача. Ведь сам корпус таких судов является инструментом по вспарыванию льдов. Поэтому антенна ГАС должна быть выдвижной. В тяжелых льдах ее нужно будет убирать в корпус. Будут ли российские боевые ледоколы иметь такую возможность, неизвестно. Между тем главными инструментами "освоения" Арктики ВМС США являются именно атомные подводные лодки.

В случае оснащения кораблей типа "Иван Папанин" ГАС их ПЛО можно усилить комплексами противолодочной и противоторпедной защиты "Пакет-НК". Эти компактные системы, вероятно, будет нетрудно разместить на боевых единицах водоизмещением 8 500 тонн.

"Сейчас, когда США и Россия присматриваются к новым путям морских перевозок в Арктике, где тают льды, политические и военные лидеры в Вашингтоне указывают на ключевое отставание в области единственного типа судов, которые могут превратить оледенелые воды в надежные проходы, ценные для торговли или обороны страны", – пишет обозреватель американского журнала Politico Джен Джадсон. Под "единственным типом судов", способных работать в полярных широтах, подразумеваются ледоколы.

"Ледоколы для Арктики – все равно что автострады, – считает сенатор-республиканец от штата Аляска Дэн Салливан. – На данный момент у русских есть "суперхайвеи" (скоростные автодороги. – Ред.), а у нас – ухабистые проселки". Действительно, в этой области Россия давно обогнала Соединенные Штаты. И, судя по всему, навсегда. ВМС США и частные компании больших ледоколов вообще не имеют, а Береговая охрана насчитывает всего три единицы. Впрочем, номинально. Тяжелый ледокол, близкий по характеристикам к оте­чественным линейным, Polar Star, введенный в строй в 1976 году, на несколько лет сдан в аренду организации National Science Foundation для расчистки ото льда пролива Макмердо у берегов Антарктиды. Однотипный Polar Sea с 2010 года после поломки двигателя стоит в сухом доке в Сиэтле и используется в качестве источника запасных частей для Polar Star. В строю только ледокол Healy среднего класса. Но его, ясное дело, недостаточно для обеспечения контроля над арктическими водами.

В США на самом высоком уровне несколько лет обсуждается вопрос о строительстве нового тяжелого ледокола или нескольких таких судов для БОХР. Однако в практическую плоскость дело не переходит. Выяснилось, что для создания мощного сокрушителя льда потребуется как минимум 1 миллиард долларов и десять лет времени, поскольку, по признанию американских экспертов, судостроительная отрасль Соединенных Штатов сегодня не готова к реализации этого проекта. Да, соревноваться США с Россией в сфере ледоколостроения бессмысленно – это неоспоримый факт.

Но расслабляться не стоит. Вашингтон отнюдь не остыл к арктической теме. Мы уже отмечали, что американские атомные подводные лодки давно прописались под арктическими льдами на постоянной основе. На Аляске и в северных странах НАТО регулярно проводятся маневры по завоеванию господства на "макушке" Земли. Например, только что – с 1 по 12 мая – на Аляске состоялись беспрецедентные по масштабу и количеству участвующих военнослужащих учения ВМС, Береговой охраны, ВВС и Армии США под кодовым названием Northern Edge 2017 ("Северный рубеж‑2017"). Нетрудно догадаться, против кого они "вели войну".

Вот почему те усилия, которые предпринимает наша страна по защите своих интересов в приполярной и арктической зонах, совершенно оправданны и закономерны. В их ряду – и патрульный корабль ледового класса "Иван Папанин" проекта 23550. Ведется подготовка к сборке второго корабля серии, уже получившего имя в честь выдающегося полярника Николая Зубова. Очевидно, потребуются и другие боевые машины для действий в Северном Ледовитом океане, на его берегах и в глубинах, а также в небе над ним, чтобы надежно обеспечить безопасность России.

«Прогресс Приморья», № 25 (538) от 05.07.2019 г.

Марк Сергунин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно