Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
12 июля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Награды в честь великих полководцев

В ряде номеров газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России мы рассказывали о русских полководцах, которые своими победами за пределами страны навечно золотыми буквами вписали в историю Отечества свои имена.

Вовсе не случайно они были удостоены наград и почестей, а после смерти государственные награды стали называть в их честь. Так появился орден Александра Невского, Михаила Кутузова, Александра Суворова. О наградах, названных их именами, газета рассказывала на своих страницах. Пожалуй, в меньшей степени это коснулось А. В. Суворова, которому не хватило до полного "Георгия" одного креста. И это произошло отнюдь не потому, что он не заслужил одну из степеней. Дело было так, 19 (30) августа 1772 года генерал-майор Александр Васильевич Суворов награждён сразу 3-й степенью (минуя 4-ю) ордена Св. Георгия – самой почётной российской военной наградой. Так были отмечены его боевые заслуги. Пожалуй, здесь произошло досадное недоразумение. Позже Суворов получил 2-ю и 1-ю степень, однако начальной, 4-й степени ему не хватило, чтобы стать полным Георгиевским кавалером (четыре креста). Заметим, это нисколько не принижает подвигов русского полководца, между прочим, не проигравшего за свою военную карьеру ни одного сражения.

М. И. Кутузов, полный Георгиевский кавалер, в боях и походах утратил одну из степеней "Георгия". Орден нашёлся позже, но если бы этого не случилось, то роль Михаила Илларионовича в победе над армией Наполеона ни в коем случае не была бы принижена.

Как шёл к своим наградам и званию генералиссимуса Александр Суворов? Думается, стоит начать с первой, так сказать, дебютной победы Александра Васильевича. Начинал он свой боевой путь в Польше. Действия русской армии на территории этого государства в 1768–1772 годах не относятся к числу широко известных. Однако военные события того периода заслуживают более пристального внимания. Дело в том, что война велась не за территории, не за получение контрибуции, нет, война велась за защиту притесняемой инородцами православной веры. Именно А. В. Суворову, человеку православному, было уготовано судьбой стать её защитником. И в этой войне ярко засияла его полководческая звезда. Умелые действия Александра Васильевича в Польше выдвинули его в первые ряды русского генералитета и уготовили ему лавры самого результативного военачальника Российской империи.

Впрочем, конфликт, как говорится, разгорелся между соседями. На западе Россия граничила с польским королевством, которое называлось Речь Посполитая. Прямо скажем, название для страны не совсем внятное. В начале XVIII века в состав этого "лоскутного" королевства, кроме собственно польских земель, входили территории нынешней Белоруссии и немалые территории Украины. Здесь жили православные люди, но польская католическая церковь нетерпимо относилась к такому положению дел, отчего началась самая настоящая травля православных верующих. Их лишили практически всех гражданских прав. Они не могли занимать государственные должности на всех уровнях, возводить новые церкви. Более того, им запрещалось без всяких оговорок пользоваться и распоряжаться своим имуществом, даже личная безопасность была сведена на нет. Несмотря на то что в Польше на самом высоком уровне декларировалась неприкосновенность собственности для всех жителей, в отношении православных зачастую законы не соблюдались. Польские дворяне-католики бесцеремонно отнимали земли, дома, имущество, скарб у своих православных подданных, всячески принижали их религию. Жители Белоруссии и Украины поняли, что самим такое унизительное положение не исправить, обратились за помощью к своим единоверцам – православным россиянам. Мольбы братья-славяне услышали, но помочь не могли по одной очень существенной причине: у России в тот период ещё не было сил и возможностей для защиты своих единоверцев. Однако просьбы не были напрасными, в 1760‑х годах императрица Екатерина II взяла на себя смелость защитить права угнетаемых польских граждан православного происхождения. Под её настоятельным влиянием, если точнее, давлением, польский король Станислав Понятовский в 1767 году уравнял в правах католиков и православных. Это решение вызвало взрыв негодования в националистических кругах польской шляхты (дворянства), которая категорически не желала соглашаться с "подрывом вековых устоев". Проще говоря, тех законов, которые позволяли безнаказанно грабить и всячески притеснять живущий там православный люд. В феврале 1768 года недовольные шляхтичи собрались в польском городке Бар и провозгласили создание союза ("конфедерации") для борьбы против равноправия религий. Это националистическое объединение получило название Барской конференции.

Конфедераты выработали документ, который гласил о том, что указам короля они больше не подчиняются, и на территориях, контролируемых ими, никакого равноправия религий не будет. Доминирующая – католическая церковь. Король Станислав Понятовский, попав в затруднительное положение, тут же обратился за помощью к России, ближайшему соседу. Екатерина II не медлила, на защиту православных людей Польши отправила русские войска. В их числе находился и отряд тогда ещё бригадира Александра Суворова. Войска, которыми командовал Суворов, состояли из трёх пехотных полков – Смоленского, Суздальского и Нижегородского. Силы, скажем прямо, невесть какие большие, однако будущий генералиссимус без раскачки показал, что такое воевать "по-суворовски". За тридцать дней бригада прошла 850 вёрст – заметим, по дороге было потеряно всего шесть человек, заболевших. В других подразделениях счёт "отставших" и "заболевших" вёлся на сотни. Суворовцы так стремительно перемещались по территории Польши, что обескураженные конфедераты вынуждены были спасаться бегством.

Первая победа

Первую свою крупную победу Суворов одержал 2(13) сентября 1769 года у деревни Орехово. За это сражение он был пожалован чином генерал-майора. В конце 1769 года Александр Васильевич, окрылённый успехом, одерживает ещё ряд блестящих побед. Не щадя себя, он рвётся в бой. При переправе через Вислу Суворов неожиданно упал на понтон, что привело к травме груди. Его отправили лечиться, и польские националисты, воспользовавшись заминкой, усилили свой натиск. Суворов несколько месяцев находился на излечении, но как только сел на коня, вернулся в войска, и конфедераты снова стали терпеть одно поражение за другим. Большая битва произошла в мае 1771 года при Ланцкроне.

Окрепшая Россия

Польша, находясь в состоянии вой­ны, вызывала естественный интерес разных европейских государств. Если русские войска пришли на помощь братьям-славянам, то Франция преследовала совершенно противоположные интересы. Она, видя, как набирает силу и крепнет империя "северных варваров", предпринимала все попытки к ослаблению её влияния на политическом олимпе. Выждав момент, когда армия конфедератов была близка к поражению, она выслала в Польшу своих инструкторов. Польские националистические отряды возглавил известный французский генерал Дюмурье. Именно ему предстояла битва с войсками Суворова при Ланцкроне. Силы сторон практически были равны, однако у французов позиция оказалась более выигрышной. Левый фланг Дюмурье упирался в Ланцкронский замок, а центр и правый фланг, расположенные на вершинах круглых холмов, были к тому же прикрыты рощами. Понимая, что атака "по науке" приведёт лишь к ненужным людским потерям, Суворов предпринял рискованное и, на первый взгляд, нелогичное решение. Когда его армия находилась на марше, Александр Васильевич приказал четырём сотням кавалеристов атаковать неприятельский фланг. Этот манёвр оказался до того быстрым, что ошеломил польскую пехоту, которая ещё только готовилась к бою. Она просто-напросто обратилась в бегство, сдав без боя выигрышную позицию. Дюмурье пытался поднять боевой дух бегущих, но его никто не слушал. Суворову понадобилось полчаса, чтобы одержать полную победу. Потери поляков составили 500 человек, остальные разбежались по окрестностям. Русские войска не потеряли ни одного человека, были лишь раненые в количестве десяти человек.

Потерпев сокрушительное поражение, польские националисты надеялись лишь на отряд графа Огинского. Магната уговаривало выступить французское правительство, обещавшее ему в случае успеха польский престол. Огинский в итоге дал согласие, под его знамёна стали стекаться шляхтичи. Суворов принял решение подавить этот очаг сопротивления быстро и решительно. Пройдя за четыре дня около двухсот вёрст, Суворов со своим отрядом подошёл к местечку Столовичи, где базировались основные силы Огинского. Несмотря на численное превосходство неприятеля, Суворов, не меняя свою обычную выверенную тактику напора, немедленно с ходу атаковал. Под покровом ночи русский отряд ворвался в Столовичи. Не давая опомниться конфедератам, русские солдаты очистили поселение от поляков. Без передышки Суворов как снег на голову обрушился на другие польские части, расположенные лагерем в поле под Столовичами. Победа была полная!

Впрочем, бой под Столовичами имел дальнейшие последствия, восстанию в Литве был положен конец. Александр Васильевич был настолько доволен слаженными и решительными действиями своих солдат в этой операции, что подарил каждому по серебряному рублю от себя лично.

Однако польскую компанию он закончил не сразу. Последней его победой стало взятие Краковского замка, захваченного отрядом под командованием французского полковника Шуази. 15(26) апреля 1772 года гарнизон замка капитулировал.

Был положен конец союзу польских шляхтичей-националистов. Так Суворов восстановил в правах православие на территории Речи Посполитой.

«Прогресс Приморья», № 26 (539) от 12.07.2019 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно