Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
25 июля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Мы ломим, гнутся шведы…

Продолжение. Начало в № 27

Редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, рассказывая о Днях воинской славы России, непременно вспоминает о тех битвах, в которых русская армия не только одерживала блестящие безоговорочные победы, как это случилось под Полтавой, но и о тех проигранных сражениях, которые стали хорошим уроком.

Как говорится, русские долго запрягают, но потом быстро едут. Та самая гоголевская тройка – если уж набрала разгон, то её остановить практически невозможно. И Полтавская битва как раз является ярким подтверждением этому.

В 1700 году, на четвёртый тяжёлый год Северной войны, шведские вой­ска под командованием молодого и амбициозного шведского короля Карла ХII одержали победу на русскими войсками под Нарвой. Ясно, что Карл, возомнив себя великим, под звуки бравурных мелодий упустил главное. Главным было то, что русская армия, не обладая на тот период ни мощью, ни опытом, готовилась к новому столкновению с войсками шведского короля. Если Карл тактически выиграл битву под Нарвой, то в дальнейшем, когда война приобрела широкомасштабный характер, король заведомо проиграл. Он самонадеянно решил, что русские ему больше не соперники, с ними покончено раз и навсегда, теперь можно атаковать Польшу – впрочем, на тот период союзницу России.

Так началась изнурительная гонка за войсками саксонского герцога, польского короля Августа II Сильного. Шведы пытались навязать открытый бой войскам Августа, но тот, понимая, что проиграет, прибёг к тактике длинных и долгих переходов по территории Речи Посполитой. Тем временем, изучая манёвры Августа, Пётр I сказал о том, что Карл ХII "увяз в Польше". Вышло так, что о русских вроде как забыли, что ли, предоставив им самостоятельный выбор. Пётр воспользовался стратегической ошибкой шведов, и его войска, то там, то здесь одерживая локальные победы над шведскими отрядами, медленно, но верно вытесняли непрошеных гостей с берегов Невы. К 1703 году вся территория Ингерманландии, как в то время называли земли в районе Невы, оказалась в руках русских. Появился шанс перенести военные действия на территорию Прибалтики. И первой целью должна была стать та самая Нарва, где шведы взяли верх. В 1704 году русская армия вновь осадила этот, казалось бы, неприступный город.

Нарва, без преувеличения, была крепким орешком. Её охранял гарнизон во главе с суровым комендантом Рудольфом Горном, которого принудить к сдаче считалось невозможным. Длительная осада в планы русского командования не входила, нужен был какой-то оригинальный план, который стал бы полной неожиданностью для противника. План придумал сам Пётр I. В анналы боевого искусства эта операция вошла под названием "маскарадный бой" под Нарвой.

Они хотят сикурса? Так будет им сикурс!

Среди осаждённых был пущен слух, что им на подмогу выслан отряд генерал-майора Шлиппенбаха. Впрочем, в шведских войсках рассматривался вопрос посылки отряда в Нарву, но всего лишь рассматривался, на деле посылка сикурса затянулась. И Пётр грамотно использовал эти слухи в стане противника. Они хотят сикурса? Так будет им сикурс! 

Решение Петра командование незамедлительно принялось осуществлять. Разработали и хитрый, и простой, и гениальный план. Идея Петра заключалась в том, чтобы переодеть часть русских войск в синие мундиры, чтобы они походили на шведов. По законам военного времени, если гарнизон увидит двигающийся на подмогу отряд, то обязательно откроет ворота и направит определённые силы навстречу подкреплению. Так он поможет пробить брешь в кольце окружения. Пока разберутся, кто движется в синих мундирах, русские войска ворвутся в город, и победа обеспечена.

Для "маскарада" выбрали четыре полка: два пехотных (Семёновский и Ингерманландский) и два драгунских, командовали которыми Иван Горбов и Афанасий Астафьев. Именно им и предстояло изображать корпус Шлиппенбаха.

8 июня 1704 года "маскарадный" корпус, переодевшись в синие мундиры, во главе с Петром выдвинулся к крепости. Их притворно "атаковали" русские войска под командованием Меншикова и Репнина. И ловушка сработала! Как и предполагал Пётр, ворота крепости открылись, и на помощь "Шлиппенбаху" спешно вышел отряд шведов, количеством в тысячу человек под командованием полковника Маркварта. 

Приблизившись, он с ужасом увидел, что Шлиппенбахом здесь и не пахнет, а разъярённые русские солдаты принялись истреблять его войско. Бегство спасло, но не всех подчинённых Маркварта. Шведы, затворив ворота, долго не могли прийти в себя от этой неудачи, что значительно ослабило силы гарнизона. Моральный дух был подорван. Сам полковник Маркварт сдался в плен. Потери русских составили всего четыре человека. Да, удар по Нарве был нанесён ощутимый. 

Воспользовавшись растерянностью в рядах шведов, 9 августа 1704 года русские войска взяли штурмом крепость. Когда атакующие ворвались в крепость, началось истребление не только солдат и офицеров, но и местных жителей. Пётр на корню пресёк эти варварские действия. Он лично заколол русского солдата, уличённого в грабеже и истреблении мирных граждан. Урок хоть и был суров, но пошёл впрок. Комендант Рудольф Горн, три полковника и тысяча шестьсот солдат и офицеров попали в плен, жители же Нарвы присягнули на верность России. Так был открыт путь на Прибалтику.

Нарвский маскарад, впрочем, стал предтечей другого маскарада – в период Полтавской битвы 1709 года, ставшей переломным сражением Северной войны. После полной победы над шведами, в силе России больше никто не сомневался.

Перебежчик

Накануне Полтавского сражения к шведам из русского войска перебежал офицер-иностранец. Он сообщил при допросе, что в русской армии, наряду с опытными частями, в бой вступят и полки новобранцев. По этому слабому звену и нужно ударить всей мощью. Отличить их можно будет по серому цвету сукна. Такое сукно считалось самым дешёвым, и его по обыкновению выдавали именно новобранцам, в то время как элитные полки получали качественное сукно разной расцветки. Перебежчик сообщил, что полки, сформированные из новобранцев, будут стоять в центре русских позиций. 

Карл ХII, нисколько не сомневаясь в сведениях перебежчика, решил нанести главный удар в центр русских войск, где будут расположены плохо обученные солдаты, смять их и праздновать победу над "московитами". Казалось, план шведского короля сработает на все сто, ан нет, русский царь оказался более прозорливым. Он, узнав том, что офицер его армии сбежал к шведам, придумал хитрый ответный ход. Пётр прикинул, какой секрет его армии может выдать перебежчик, и предпринял ответный шаг. В течение всей ночи русские полки спешно менялись обмундированием. Сермяжные одежды надели элитные части Новгородского полка, отлично обученные и побывавшие в боях, новобранцев переодели в мундиры новгородцев. Таким образом, не слабый полк, а элитный новгородский занял позиции в центре строя. Они приготовились принять основной удар шведского войска.

Впрочем, у новгородцев были свои особые счёты со шведами. Дело в том, что в 1706 году в битве при Фрауштадте с теми же шведами, когда они теснили русские позиции, новгородцы были единственные, кому удалось спастись. Три года назад русско-саксонская армия была разбита шведами, и не поражение стало памятным для новгородцев – война есть война, а зверства, учинённые шведами после боя. Все четыре тысячи русских пленных, захваченных после битвы, были безжалостно заколоты и изрублены шведами. Никто не понимал, почему они проявили небывалую жестокость именно к русским. Как говорится, что они им сделали? В то время в общей армии были и саксонцы, и поляки, и французы-наёмники. Пощадили всех, кроме русских. Вот как вспоминали современники то злодеяние: "С теми россиянами, которые были взяты в полон, неприятель зело немилосердно поступил. По королевскому указу, дабы им пощады не давать, положили по 2–3 человека один на другого и кололи их копьями и штыками". Это военное преступление было совершено по прямому указу Карла ХII. Как сообщали очевидцы, часть русских пленных, пытаясь избежать казни, выворачивали свои мундиры наизнанку красным подкладом наружу, пытаясь слиться с красными мундирами саксонцев, но это лишь разжигало ненависть в стане командования шведов. "Узнав, что они русские, генерал Реншильд велел вывести их перед строем и каждому прострелить голову. Воистину жалостное зрелище!"

Выйдя из окружения в том злополучном бою, новгородцы избежали трагической смерти своих товарищей по оружию. Они поклялись отомстить на поле брани ненавистным шведам. 

Утром шведские войска всю мощь обрушили на центр русских позиций. Они уверовали в победу так, что набросились на "сермяжников" с неистовой яростью, но им преградили дорогу опытные воины во главе с Петром. Он лично повёл новгородцев в атаку. Завязалась лютая схватка, в которой новгородцы были сильнее, они проявили стойкость, шведы побежали. Развивая наступление, русские войска не дали опомниться шведам и одержали полную и безоговорочную победу. Остатки неприятельского войска капитулировали у местечка Переволочны. Шведская армия перестала существовать.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 28 (541) от 25.07.2019 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно