Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
02 августа, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Мы ломим, гнутся шведы…

Продолжение. Начало в № 27

Полтавской битве исполнилось 310 лет. Редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказала о начале сражения. Сегодня о том, как дальше развивались события.

"Превеликая и нечаемая виктория"

На поле битвы оказалось 1345 убитых русских солдат и офицеров. Свыше трех тысяч было ранено. Шведы потеряли убитыми 8 тысяч человек. В плен попали шведский главнокомандующий фельдмаршал К. Г. Рейншильд, первый министр граф К. Пиппер. По данным официальной реляции, победа русским досталась "легким трудом": главная схватка продолжалась 2 часа; в битве участвовала, в основном, первая линия русских войск. Радость победы и нервное напряжение, по-видимому, помешали царю сразу же организовать погоню за бегущими шведами и соратниками Мазепы.

Едва умолк гром сражения, и царь, обрадованный и потрясенный "превеликой и нечаемой викторией" (не ожидал Петр столь быстрой победы!), устроил пир для генералов и старших офицеров, участвовавших в битве. Были приглашены и пленные шведские военачальники. За обедом царь произнес тост за здоровье шведских учителей в ратном деле, на что граф Пиппер заметил: "Хорошо же, ваше величество, отблагодарили своих учителей". Царь очень сожалел, что за столом не оказалось "брата моего Карла".

Между тем, шведы бежали к Переволочне, где они хотели переправиться через Днепр. Только 30 июня их там настигла конница Меншикова. К этому времени король вместе с Мазепой и небольшим отрядом охраны переправились через Днепр и бежали в сторону турецкой границы. Остальная армия в 16 тысяч человек под руководством Левенгаупта собралась на берегу Днепра, ибо все средства переправы были заранее уничтожены по приказу царя. В распоряжении Меншикова было всего 9 тысяч человек. Чтобы создать у деморализованных шведов впечатление прибытия огромного количества войск, один из русских командиров – М. М. Голицын – приказывал своим драгунам спешиваться с лошадей и вновь садиться в седло. Меншиков потребовал от Левенгаупта немедленной капитуляции. Посоветовавшись с офицерами и даже с солдатами, генерал согласился сложить оружие.

Признавая руководящую роль Петра в Полтавских событиях, многие историки отмечают и выдающиеся достижения А. Д. Меншикова. Это он принял на себя первый удар противника и известил царя о наступлении шведов. Под его руководством были разгромлены целые подразделения шведской армии и пленен генерал Шлиппенбах. В решающий момент битвы светлейший князь успешно действовал на левом крыле русской армии. Под Меншиковым было убито три лошади. Наконец, он добился капитуляции превосходящих сил Левенгаупта у Переволочны. Как отмечает его биограф, никого из соратников Петра нельзя поставить на одну доску со светлейшим князем по вкладу, лично внесенному в разгром шведов.

Полтавский триумф

В конце 1709 года в Москве состоялся Полтавский триумф. Царь лично разработал программу и порядок шествия. Было сооружено семь триумфальных ворот. Художники представили деяния Петра в виде подвигов Геркулеса. Среди гвардейцев ехал сам царь на лошади, бывшей под ним в бою, в гвардейском мундире и в простреленной шляпе. По Москве было проведено 18 тысяч пленных шведов. Дойдя до кремлевского Успенского собора, Петр пал на колени перед образом Богоматери и молился среди притихшей толпы. Первый день торжеств закончился пиром и угощением народа. Вечером зажгли фейерверк. Иллюминации продолжались целый месяц.

Так закончилось важнейшее сражение Северной войны. Карл XII своей безрассудной авантюристической политикой погубил шведскую армию. Историки отмечают, что легкая победа под Нарвой сослужила шведскому королю плохую службу. До 27 июня 1709 года он смотрел на русских через призму "нарвской конфузии". Ресурсы Швеции были истощены, надежды на восстановление сил не было. Однако главная причина Полтавской победы заключалась в том, что Петр I сумел в полной мере извлечь урок из первой Нарвы. Год за годом русская армия наращивала силы. Раз за разом победы над шведскими войсками достигались с меньшим численным перевесом, с меньшими потерями и с большими результатами. Русская армия превратилась в одну из сильнейших регулярных армий Европы. В России появилась целая плеяда опытных полководцев, среди которых выделялись сам Петр I, А. Д. Меншиков, Б. П. Шереметев, Н. И. Репнин, Я. В. Брюс, М. М. Голицын, Р. Х. Боур. Вся страна была мобилизована на достижение победы – на поставку рекрутов, производство оружия, боеприпасов и амуниции. Крепостная экономика давала царю возможность распоряжаться огромными ресурсами страны. Налоговая политика Петра привела к массовому разорению купечества и горожан, хотя многие приближенные царя наживались на военных поставках. Полтавская победа имела огромное военно-политическое значение. Она выдвинула Россию в число важнейших держав Европы и положила конец шведскому великодержавию.

Полтава убедила царя в правильности пути реформ, позволила продолжать их с еще большей энергией. По словам Вольтера, "из всех кровавых битв, произошедших на земле, эта единственная, которая не принесла разрушений, а служила счастью человеческого рода, поскольку она дала свободу царю цивилизовать большую часть мира".

Полтава вселила в Петра уверенность, что завоевания в Прибалтике, доставшиеся дорогой ценой, останутся за Россией. "Ныне уже совершенно камень во основание Санкт-Петербурху положен с помощью Божией", – писал Петр. В одном из писем к Екатерине он называл Полтавскую победу "русским нашим воскресением", подчеркивая, что она стала началом новой эпохи для России.

Орден для изменника

"...И к той монете, сделать цепь в два фунта, пришлите к нам на нарочной почте немедленно". Это был орден Иуды, сделанный специально для предателя гетмана Мазепы. Кто же такой Мазепа? И почему он попал в немилость самого Петра I?

В конце лета 1709 года в небольшом сельце Варница близ Бендер умирал бывший гетман Украины Иван Мазепа (Колединский). Он поминутно терял рассудок от невыносимых болей, проистекающих от десятков неизлечимых болезней. А, приходя в сознание, после долгого нелепого бормотания, взрывался: "Отруты мэни – отруты!" ("Яду мне – яду!")…

Но поскольку травить православного даже на смертном одре всегда считалось непростительным грехом, то старшины и челядь порешили действовать по старинному обычаю – долбить дырку в потолке крестьянской хаты, чтобы, значит, облегчить грешной душе умирающего расставание с бренным телом. Как тут не вспомнить старинное поверье: чем больше человек грешит при жизни, тем мучительнее смерть его ожидает. И впрямь – в обозримом прошлом и настоящем тогдашней Малороссии трудно было сыскать более коварного, злого и мстительного человека, нежели Мазепа. Он являл собой пример классического и законченного злодея на все времена и для всех народов. Даже при том, что общие нравы малоросских политиков той поры особой шляхетностью (благородством) не страдали. Оно и понятно: люди, живущие в окружении более сильных и могущественных соседей, вынуждены были постоянно решать тягостную, но неотвратимую дилемму – под кого бы выгоднее "подсунуться". Мазепа невиданно преуспел в решении подобных задач. К смертному часу он успел совершить немало предательств крупных и несметное количество злодеяний мелких.

"В нравственных правилах Ивана Степановича, – пишет историк Н. И. Костомаров, которого никак не заподозришь в русофильстве, – смолоду укоренилась черта, что он, замечая упадок той силы, на которую прежде опирался, не затруднялся никакими ощущениями и побуждениями, чтобы не содействовать вреду падающей, прежде благодетельной для него, силы. Измена своим благодетелям не раз уже выказывалась в его жизни.

Так он изменил Польше, перешедши к заклятому её врагу Дорошенку; так он покинул Дорошенка, как только увидал, что власть его колеблется; так, и ещё беззастенчивее, поступил он с Самойловичем, пригревшим его и поднявшим его на высоту старшинского звания. Так же поступал он теперь со своим величайшим благодетелем (Петром I – авт.)", – перед которым ещё недавно льстил и унижался…

Гетман Мазепа как историческая личность не был представлен никакой национальной идеей. Это был эгоист в полном смысле этого слова. Поляк по воспитанию и приёмам жизни, он перешёл в Малороссию и там сделал себе карьеру, подделываясь к московским властям и отнюдь не останавливаясь ни перед какими безнравственными путями". "...Он лгал всем, всех обманывал – и поляков, и малороссиян, и царя, и Карла, всем готов был сделать зло, как только представлялась ему возможность получить себе выгоду".

Историк Бантыш-Каменский так характеризует Мазепу: "…Имел дар слова и искусство убеждать. Но с хитростью и осторожностью Выговского он соединял в себе злобу, мстительность и любостяжение Брюховецкого, превосходил Дорошенка в славолюбии; всех же их – в неблагодарности".

Как всегда исчерпывающе точно определил сущность Мазепы А. С. Пушкин: "Некоторые писатели хотели сделать из него героя свободы, нового Богдана Хмельницкого. История представляет его честолюбцем, закоренелым в коварстве и злодеяниях, клеветником Самойловича, своего благодетеля, губителем отца несчастной своей любовницы, изменником Петра перед его победою, предателем Карла после его поражения: память его, преданная церковью анафеме, не может избегнуть проклятия человечества".

И в "Полтаве" продолжил: "Что он не ведает святыни,/ Что он не помнит благостыни,/ Что он не любит ничего,/ Что кровь готов он лить, как воду,/ Что презирает он свободу,/ Что нет отчизны для него".

Наконец, чрезвычайно точная оценка злодея принадлежит и самому украинскому народу. Выражение "Проклята Мазепа!" веками относилось не только к плохому человеку, но и вообще к любому злу. (В Украине и Белоруссии мазепа – неряха, грубиян, злой, хам – устар.)

Весьма примечательная деталь. До нас дошли более десятка портретов этого исторического деятеля и даже несколько художественных полотен с его изображением. Удивительно, но среди них нет элементарной схожести! Такое впечатление, что этот человек имел множество взаимоисключающих ликов. И дней рождения у него, как минимум, пять. Впрочем, и дат смерти у Мазепы… три. Всё у него было не как у людей…

Сознательно опускаем детство, отрочество и юность Мазепы. Ибо сам чёрт ногу сломит в том отрезке его ущербной биографии. Вот цитата Байрона, приведённая по-французски, взятая им у Вольтера: "Тот, кто занимал тогда этот пост, был польский шляхтич по имени Мазепа, родившийся в Подольском палатинате; он был пажом Яна Казимира и при его дворе приобрел некоторый европейский лоск. В молодости у него был роман с женой одного польского шляхтича, и муж его возлюбленной, узнав об этом, велел привязать Мазепу нагим к дикой лошади и выпустить её на свободу.

Лошадь была с Украины и убежала туда, притащив с собой Мазепу, полумертвого от усталости и голода. Его приютили местные крестьяне; он долго жил среди них и отличился в нескольких набегах на татар. Благодаря превосходству своего ума и образования он пользовался большим почётом среди казаков, слава его всё более и более росла, так что царь принужден был объявить его украинским гетманом". Правда, при этом трудно не подивиться, как два выдающихся европейских творца повелись на элементарную придумку. Ибо подобного в действительности не могло быть по определению. И поневоле ещё думаешь: видно, не зря столь выдающиеся европейцы так издавна стали поэтизировать "хохлацкого Иуду". Даже утверждали, что "царь принуждён был". То есть на равных ставили шляхтича-выскочку и величайшего монарха в истории человечества.

Все современники Мазепы в один голос утверждают, что он был "чародiем". Наверное, потому так полагали, что по-иному им трудно было объяснить невероятное умение этого талантливого проходимца производить впечатление на людей и внушать им доверие к себе. Меж тем, именно такие коварные способности (элементарно гипнозом владел!) и вознесли Мазепу на вершину власти.

Когда гетманом Правобережной Украины был Павло Тетеря, Мазепа поступил к нему на службу. Гетманы в ту пору менялись как перчатки у капризной дамы. И Тетерю сменил Петро Дорошенко. Он – естественно "очарованный" молодым шляхтичем, назначает его генеральным писарем – личным секретарем и главой своей канцелярии. При этом гетман Дорошенко вел сложную, тройную игру. Оставаясь подданным польского короля, он отправил своего секретаря к гетману Левобережной Украины Ивану Самойловичу с уверениями, что желает служить русскому царю. Но уже через несколько месяцев послал того же Мазепу к турецкому султану – просить помощи у извечного врага православных. А в подарок туркам преподнёс "ясык" – пятнадцать рабов из казаков, захваченных на левой стороне Днепра. По пути Мазепу с "гостинцами" захватили запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Иваном Сирко.

И вот я сейчас задаюсь вопросом, на который никто и никогда не сможет ответить. Ну почему преданный Самойловичу (значит, и русскому царю!) атаман Сирко, этот неистовый защитник православных, заклятый враг татар и турок, не отрубил Мазепе голову на месте за то, что тот, вёз пятнадцать русских душ в рабство? Ведь Иван Дмитриевич всегда безжалостно истреблял пособников бусурман. А тут взял и отправил "подлую вражину" к гетману Самойловичу.

Здесь, на Левобережье, происходит ещё одно, почти невероятное, трудно объяснимое событие – именно Мазепу, как уже своё доверенное лицо, Самойлович посылает в Москву для переговоров. Там его разбитной порученец встречается с… самим царём Алексеем Михайловичем! И потом ещё много раз ездит в русскую столицу, укрепляя теперь уже свой собственный авторитет. Опуская бесчисленные тактические и стратегические ходы Мазепы, между которыми он благополучно "слил" Самойловича и всю его семью, где был почти родным человеком, заметим лишь, что 25 июля 1687 года хитрый царедворец получает с помощью подкупа российской чиновничьей верхушки "клейноты" (символы) гетманской власти – булаву и бунчук.

В правление Мазепы закрепощение посполитых (так называли тогда крестьян) приняло особенно широкий размах. А гетман стал самым крупным крепостником по обе стороны Днепра. На Украине (в то время Гетьманщине) он прибрал к рукам около 20 тысяч дворов. В России – многим более 5 тысяч. В общей сложности Мазепа имел свыше 100 тысяч крепостных душ. Ни один гетман до него и после не мог похвастаться столь сказочным богатством.

Окончание следует

 

«Прогресс Приморья», № 29 (542) от 02.08.2019 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно