Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
13 сентября, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Только самолётом можно долететь…

Редакция продолжает публиковать путевые заметки автора газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России о том, как протекает жизнь у наших соседей по ДФО, населяющих нижний Амур и Приамгунье.

Продолжение. Начало в № 32

Путь

Получив негативный ответ в агентстве Аэрофлота, переключился на автобус, который отправляется на прииск ночью. Маршрут длинный, занимает без малого шестнадцать часов, но главное, что он есть и действует на протяжении ряда лет бесперебойно. Ранний маршрут вполне логичен: выезжаем затемно, прибываем не место засветло. Очень удобно. Пассажиры рассказали о том, что якобы три года назад прилетал на вертолёте на тогда ещё строящийся Горно-обогатительный комбинат "Полиметалл" Владимир Путин. Возможно, это легенда, но так люди говорят…

И пошла сюда горная техника, появились рабочие места, местные жители нашли работу. И если в постперестроечное время прииски приказали долго жить, то теперь они заработали снова, но по другому принципу. Драги давно разобрали и сдали на металлолом, и стали грести породу экскаваторами и грузить её на автомобили большой проходимости. Вереницы гружёных машин доставляют породу в город Солнечный, где её перерабатывают, отделяют, как говорится, зёрна от плевел.

Кто-то скажет, что способ нерационален по своей сути, однако те, кто работает на ГОКе, возразят: благодаря такому методу они нашли себе работу не на один год. Бывшие прииски, которым больше века, обустраивали иностранные концессии, которым император сдавал участки в аренду на условиях, что обустройство, доставка техники, её обслуживание – за счёт иностранцев. Зато рабочих нанимали из центральных регионов тогдашней России. Край был мало заселён, таким образом, завербованный люд ехал сюда за длинным рублём. Самые удачливые оставались здесь, некоторые даже сумели разбогатеть, а кто-то и разорился…

Вот текст старательской заявки человека, которому предложили обосновать свой участок в золотопромышленной компании на Амгуни. "Привал устроили у ручья. Пока товарищ чай кипятил, я взял лоток и спустился к воде. Зачерпнул песку. А там золото поблескивает. Намыл по-быстрому граммов сто. Потом, после чая, ещё граммов триста с приятелем намыли. Думаем, удача привалила. Сообщили об этом другим старателям. И хлынул народ. Через несколько дней рядом с нами уже человек триста трудились. Дальше – больше…" Автор записки, старатель по фамилии Трофимов, обстоятельно описал месторождение золота на ручье Купкадан. Впрочем, таких записок, пожелтевших от времени, в архиве бывшего Херпучинского прииска сохранилось немало. На их основании таёжному люду выдавались разрешительные документы на работу именно в том месте, куда указывал человек. Так столбились участки в конце позапрошлого века. Старателей в тех местах было много, но лишь единицам посчастливилось открыть богатые золотоносные россыпи. Да и нажиться удавалось не многим. Как правило, участки подбирали состоятельные люди, имеющие капитал.

При изучении архивов отчётливо видно, как ловкие предприниматели вначале входили в долю со старателями, а затем просто-напросто перекупали права на разработку участка у компаньона. Сохранили архивы записки, в которых старатели рассказывают о своих таёжных мытарствах и о том, как попадали к предприимчивому дельцу и "за угощение хорошее, баньку" выдавали месторождения золотых жил, на которые не были оформлены заявки.

Стоит сказать, что очень быстро молва о приамгуньском золоте дошла до дворянской знати, купцов, чиновников разных мастей. Они активно скупали в горном департаменте отводы на разработку золотоносных участков. Известно, что первыми застолбили участки графиня Суворова, барон Беренгейм и другие. Среди совладельцев были и члены императорской фамилии. Однако лишь в 1884 году в здешних местах была организована первая золотопромышленная компания – "Товарищество братьев Бутиных". К 1916 году здесь насчитывалось 26 различных товариществ и компаний. Золота было на самом деле много, о чём свидетельствует такой факт. У одного из золотопромышленников рядом с приёмной конторой стояла небольшая пушка, которая стреляла, как только добывали очередной пуд золота. Выстрелы звучали порой в день и дважды, а то и трижды. Отработанные участки бросали и шли на новые места. Происходило естественное сокращение артелей, золота на всех уже не хватало. В артели нанимались корейцы и китайцы. Однако жизнь их была не лучше старательской, а развлечения не отличались разнообразием. По рассказам старожилов известно, что только в селе Весёлая Горка, где базировались артели, функционировало примерно десять кабаков…

До революции…

Стоит заметить, что к тому времени участки столбили иностранные концессии, которые получали от российского правительства лицензии на разработку месторождения и добычу жёлтого металла. При этом им предписывалось иметь свою технику и орудия труда. Известен случай, когда датчане доставили в село Чля электростанцию в разобранном виде и установили её. Самое главное – то, что она до сих пор работает.

Интересно, что именно рабочие приисков первыми участвовали в забастовке, а потом приняли участие в Февральской и Октябрьской революциях 1917 года. Советская власть национализировала все частные горнорудные компании, в том числе и иностранные. Впрочем, оборудование было предложено вывезти. Однако вслед за революцией грянула Гражданская война и интервенция, в 1918 году к власти пришёл Колчак, большевики ушли в подполье, партизаны скрывались в таёжных дебрях, но в нужное время собрались с силами и выступили на Амуре грозной армией.

Зимой 1920 года в эти края пришла партизанская армия Якова Тряпицына, и первым делом от имени советской власти она национализировала всю частную собственность, в том числе и золотодобывающие прииски. Всё стало народным достоянием. Иностранные концессии, в основном американские и английские, были вынуждены отправиться восвояси. Остались японцы. С большевиками интервенты договориться не смогли, и просто-напросто оккупировали Сибирь и Дальний Восток, пытаясь установить свой порядок. Но были изгнаны с нашей территории в 1922 году.

Первые годы после Гражданской войны наступил период застоя в золотом деле Дальнего Востока, но вскоре на кооперативной основе стали формироваться рабочие артели, проявившие большую активность в добыче столь нужного для страны металла. Вместе с этим "повысили активность" сотрудники НКВД. Местные жители из старожилов, годами хранившие секреты месторождения золотых россыпей, были вынуждены сообщать о них в местные органы власти. Указали золотоносные места "хуторянин Безруков", "туземец Митукан", Мясоведов, Кустин, Мировнов и другие бывшие старатели, чьи имена и фамилии значатся на пожелтевших записках того времен.

Но большая часть заявок была подана в самое тяжёлое для страны время, в период Великой Отечественной вой­ны 1941–1945 годов, когда на призыв "Каждый грамм золота – удар по врагу!" откликнулись все без исключения золотодобытчики Приамгунья. О том времени напоминает современникам огромная земляная терраса, намытая руками школьников села Главный Стан.

После войны государство уделяло золотому делу огромное внимание. Строились приисковые посёлки, где жили золотопромышленники, на искусственных котлованах работали драги, на которых в основном трудилась молодёжь. Строились аэропорты, речные пристани, по Амуру и Амгуни доставлялись грузы по госпрограмме северного завоза. Речная артерия действовала до поздней осени. В зимнее время доставка приискателей в другие места осуществлялась при помощи авиации. Стоит сказать, что в то время здесь появились большие приискательские семьи.

Впрочем, сегодня в Приамгунье проживают семьи, пращуры которых прибыли сюда в 30-е годы прошлого столетия. Потомки их живут здесь до сих пор и, между прочим, уезжать не собираются. До города они добираются именно "полиметалловской" дорогой, кто-то рейсовым автобусом, кто-то на своей машине. Переправляют технику и пассажиров через Амгунь специальным паромом, который курсирует здесь постоянно. И даже то, что на двух пикетах при въезде на территорию ГОКа проверяют документы, не напрягает. Эта процедура занимает считанные минуты. В общем и в целом, пассажиры имеют возможность планировать свои дела в городе наперёд, потому что знают: вечером они будут в нужном месте.

С самолётом же в этом краю сложно. Летает он один раз в неделю, и если случается непогода, то рейс сдвигается, порой на долгое время. Больных вывозят вертолётом, остальные ждут. Хорошо, если торопиться некуда, когда же дела не терпят отлагательств, люди сдают билеты и пересаживаются на автобус. И шутят здесь по делу: "Пока Путин – всё путём".

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 35 (548) от 13.09.2019 г.

Виталий Лентарев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно