Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
21 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Захват российских земель интервентами

Продолжение. Начало в № 42

Если обратиться к художественным фильмам о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов – а их снималось и снимается немало, – во всех них отчётливо просматривается патриотический уклон. Это и ясно: советские люди защищали Отечество от натиска врага – германского фашизма. Что касается темы Гражданской войны 1918–1922 годов в России, то картина выглядит несколько иначе. Если не брать во внимание тот факт, что о междоусобице вообще картин мало, то на экране эта война больше напоминает вестерн, в котором много стрельбы, но мало той правды, которую оставили в своих дневниках и воспоминаниях как представители Добровольческой армии, так и Красной Армии. Если в старых чёрно-белых советских фильмах в финале побеждала Красная Армия, то все понимали, что иначе и быть не могло. О победах Белой армии тоже говорилось, но вскользь – да, было, дескать, и такое, однако вой­ну она проиграла. И это неоспоримый факт. По сути, и красным, и белым приходилось вести войну не только между собой, но и с различными вооружёнными бандами "зелёных", "синих" и прочих. И понять режиссёров можно, пестрота мнений, призывов, лозунгов, в конце концов, партий и течений, которые вещали только свою правду, сбивают с толку. Впрочем, эти "разноцветные" воевали и с интервентами, и с белыми, и с красными, а порой и между собой. Таким "многоцветьем" особо отличалась Украина. Каких только спасителей не повидала эта земля…

Кого считать истинными патриотами: победивших красноармейцев и красногвардейцев или воинов Добровольческой армии, в которой никогда не было полного согласия с одной верно выбранной линией. Вероятно, патриотами были все, вот только патриотизм бывает разный. И важно здесь сделать акцент на вмешательство в междоусобицу иностранных государств, которые надеялись урвать от России кусок пожирней. Нетрудно предположить, что, выиграй войну белые, Россия ушла бы с молотка. Если генералы в период войны с потрохами, как говорится, продались интервентам, хотя не все переносили их на дух, то после победы иностранцы включили бы все расходы в счёт той помощи, которую США, Англия, Франция, Япония и другие "доброжелатели" оказывали армиям Колчака. Недаром атаман Семёнов с золотом сбежал в Японию. А так называемое золото Колчака, частично потерянное, частично отправленное за кордон, то и дело всплывает до сих пор в эмигрантских банковских отчётах. И, думается, мы много чего узнаем о русском золоте, которым рассчитывались колчаковские генералы за интервентскую помощь. Вооружение, обмундирование, продовольствие – всем этим снабжалось белое движение из-за рубежа, куда затем успешно и эмигрировало. Красная Армия надеялась только на собственные силы и трофеи, добытые в бою. Однако Добровольческая армия создавалась не так быстро и не так просто, как может показаться на первый взгляд. И термин "Белая гвардия", который зародился в Москве, тоже был понятен вначале не всем. К тому времени красногвардейские отряды уже действовали. Впрочем, несмотря на то что Великая Октябрьская Социалистическая революция свершилась в Петрограде, всё же белогвардейцами стали называть московских курсантов юнкерских училищ, учеников школ прапорщиков, гимназистов и гражданских чиновников. Эти отряды формировались стихийно, однако командовали ими офицеры. Отряды вели в пределах города бои с отрядами солдат, принявших сторону большевиков. Было вообще трудно понять, кто с кем воюет, люди говорили на одном языке, были одинаково одеты, вооружены одним и тем же оружием. Лишь 3 ноября (16 числа по новому стилю) после прибытия отрядов Красной гвардии, уже понюхавших пороху в уличных столкновениях в Петрограде, сопротивление защитников своих интересов в Москве было сломлено. Именно они назвали себя "Белой гвардией".

Ранее, 26 октября 1917 года, донской атаман генерал Каледин в ответ на телеграмму из Петрограда с требованием признать власть Совета народных комиссаров (Совнаркома) заявил о верности Временному правительству во главе с Керенским. Он разогнал Советы на землях Войска Донского и призвал "…всех верных чести и присяге" на Дон. И это – после того, как Временное правительство отстранило Каледина от командования Восьмой армией за то, что он отказался выполнить распоряжение о проведении "демократизации" в войсках. Новации Керенского предполагали следующее: солдаты сами избирают себе командиров и сами решают, идти им в атаку или нет. Вообще-то для регулярной армии это нонсенс. Понимавший это Каледин, принявший в штыки новые веяния, всё же власть Советов не поддержал. На первых порах на Дон ринулись все, кто не принял власть большевиков. Это были кадровые офицеры, юнкера из закрытых военных училищ. Многие из страха быть арестованными бежали в гражданской одежде. Бежали из тюрем, покидали развалившиеся или расформированные воинские части и подразделения, перебирались и группами, и поодиночке. 

2 ноября в столицу донского казачества Новочеркасск из Петрограда скрытно прибыл бывший верховный главнокомандующий Русской армией генерал Алексеев. Именно тот, который был причастен к отречению от престола последнего российского императора Николая II, тот самый Алексеев, который активно поддержал Февральскую революцию 1917 года. Однако генералов и офицеров в Новочеркасске встретили без оркестра и без традиционного хлебосольства. Прямо скажем, встретили холодно по причине того, что большевистские пропагандисты поработали на Дону довольно продуктивно, и теперь казаки отказывались воевать. Они больше доверяли большевикам, а не офицерам и выбранным атаманам. 

26 ноября в Таганроге большевиками были созданы Военно-революционные комитеты, которые выступили с требованием передачи власти. Генерал Алексеев сумел создать Добровольческую армию. В начале декабря 1917 года в Новочеркасск из-под ареста, назначенного свергнутым Временным правительством, прибыли генералы Корнилов, Деникин, Марков, Лукомский, Романовский, Эрдели, Ванновский, Эльснер, Кисляков, Орлов. Группа офицеров оказалась под арестом в Могилёвской губернии, городе Быхове, за попытку военного переворота, названного "корниловским мятежом", в августе 1917 года.

Поначалу формирование армии шло довольно быстро, и это объяснимо: всё же во главе её стояли военспецы, прошедшие горнило Первой мировой войны. 18 декабря Калединым, Корниловым и Алексеевым был создан Донской Гражданский Совет, как бы прообраз будущего Российского правительства. Впрочем, Советы уже были у большевиков, значит, на Дону зарождались антибольшевистские силы. Двойную должность получил генерал Корнилов, его избрали главой Совета и командующим Добровольческой армией. Заметим, Корнилов был популярен в среде русского офицерства. 

Но, как выяснилось довольно скоро, только этого уже было мало. Чтобы люди пошли за ними, Корнилов и Алексеев планировали создать, по меньшей мере, тридцатитысячную Добровольческую армию, причём в считанные дни. Выдав желаемое за действительное, они просчитались. К январю 1918 года их отряды (назвать это вой­ском трудно) насчитывали едва ли три тысячи человек. На ум приходит 1920 год, когда георгиевскому кавалеру, прапорщику императорской армии Якову Тряпицыну удалось на Амуре поставить под свои знамёна около пяти тысяч человек, что было названо Партизанской армией. Имея больший авторитет, ни Корнилов, ни Алексеев так и не сумели убедить дончан идти на службу в их армию. Выяснилось, что не хватало ни оружия, ни денег, ни патронов, армия нуждалась в шинелях и сапогах. А на дворе стояли холода. Другая ситуация складывалась в Петрограде, где большевики формировали свою армию. На искоренение так называемой "калединщины" на Дон был отправлен корпус бывшего прапорщика Сиверса. К февралю численность его вооружённых сил достигла 25 тысяч штыков. Казаки в Новочеркасске, узнав о приближении Красной Армии, реагировали спокойно. Можно сказать, никак. В итоге город вызвались защищать 147 офицеров, юнкеров и гимназистов. Не видя перспективы, генерал Каледин покончил с собой…

В ночь с 22 на 23 февраля Добровольческая армия выдвинулась из Ростова на Кубань. Целью стал Екатеринодар, а также по ходу мобилизация регулярного казачьего войска. Планировалось отрезать от большевистской России Кавказ, грозненскую и бакинскую нефть, дать понять союзникам из-за рубежа, что Добровольческая армия сильна, но просит помощи. Таким образом, в Первый Кубанский ("Ледяной") поход выступили 3 206 человек, из них 35 генералов, 437 кадетов и юнкеров, 530 штатских добровольцев, остальные из 3 206 человек находились в чине от прапорщика до полковника, интересно то, что рядовой состав отсутствовал. Не много ли на такое количество личного состава генералов? В Партизанской же Красной Армии Тряпицына на Дальнем Востоке полки возглавляли командиры в основном из тех, кто участвовал в боях Первой мировой, то есть имел опыт. Остальной контингент был исключительно рядовым составом. Именно это помогло взять после переговоров без боя Николаевск-на-Амуре в феврале, а позже, в марте 1920-го, освободить город от японцев.

Как показали дальнейшие события, на Кубань два бывших верховных главнокомандующих, главнокомандующий фронтом, начальники высоких штабов, командиры армий и корпусов отправились в военный поход с винтовками и заплечными вещевыми мешками. В общем, были генералы, но не было полноценной армии. Так начинался Первый "Ледяной" поход.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 45 (558) от 22.11.2019 г.

Марк Сергунин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно