Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
21 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Африканский континент

Окончание. Начало в № 41

В мае 1977 года около 6 000 боевиков, подготовленных инструкторами в Сомали, перешли границу с Эфиопией и соединились с партизанскими отрядами Фронта освобождения Западного Сомали. Мохаммед Сиад Барре решил отторгнуть Огаден у соседей, не привлекая к боевым операциям регулярную армию. Он был уверен, что Эфиопия, пережившая переворот и междоусобицу, не закончившая перевооружение с американских систем на советские, не сможет оказать серьёзного сопротивления сомалийцам. Однако он просчитался, методы партизанской войны давали сбои. Кроме двух взорванных мостов, Барре похвастаться было нечем. Тогда он отдал приказ регулярным войскам наступать.

13 июля армия нарушила границу, а 21-го Военно-воздушные силы Сомали приступили к воздушным бомбардировкам. Советский Союз пытался решить военный конфликт миром, но сделать это было архисложно: если лидер Эфиопии Менгисту Хайле Мариам был лоялен к Москве, то Сиад Барре, окрылённый наступательным порывом, наотрез отказался прекращать боевые действия. В августе оба командующих посетили столицу СССР. Барре не реагировал ни на какие увещевания, Мариам, напротив, вернулся на родину с заверением всяческой поддержки его армии и стране в целом. 8 сентября Эфиопия официально заявила, что находится в состоянии вой­ны с Сомали. Не поддавшийся уговорам Барре сделал ответный ход, 13 ноября он заявил о денонсации советско-сомалийского договора о дружбе и сотрудничестве и предложил всем советским гражданам покинуть Сомали в недельный строк. Зная об этом, в Могадишо прибыл американский спецпредставитель Кевин Прайс. 15 ноября президент США Джимми Картер выступил с заявлением о всемерной помощи Сомали. Тут же среагировали единоверцы таких стран, как Саудовская Аравия, Ирак, Сирия, Пакистан и Египет, которые тоже были готовы оказать помощь.

Барре почувствовал себя на коне, это понятно; ему, прямо скажем, везло: армия захватила крупный город Джиджигу и готова была атаковать важный опорный пункт сомалийцев Харару. Советские инструкторы столкнулись с тем, что стоявшая на вооружении армии Эфиопии американская техника бесконечно ломалось, а запчастей, как говорится, не отыщешь днём с огнём. Второй момент, очень важный, – отсутствие взаимопонимания с эфиопскими офицерами. Эти военные, выходцы из привилегированных семей, были в меру образованные и имели на всё свою точку зрения.

Из положения вышли так: командные кадры стали срочно готовить из тех, кого называли крестьянами; запчасти по договорённости поставил дружественный СССР Вьетнам, в армии которого имелось огромное количество разного трофейного американского оружия. В конце 1977 года в Эфиопию начали прибывать части 19-тысячного кубинского корпуса генерала Очоа и добровольцы из Южного Йемена. Германская Демократическая Республика (ГДР) поставляла эфиопам дизельные грузовики ИФА, Чехословакия – стрелковое оружие, Корейская народная демократическая республика (КНДР) – обмундирование, из Южного Йемена прибыли танки Т‑34, реактивные системы залпового огня БМ‑21 "Град" с приданными расчётами. Израиль заявил о готовности откомандировать в Эфиопию военных лётчиков. Организация освобождения Палестины и Ливия тоже оказали военную помощь.

И это сыграло свою положительную роль: эфиопская армия завершила мобилизацию и, перегруппировав свои силы, перешла в контрнаступление. Армия Сомали покидала занятые позиции, опасаясь полного окружения. В дальнейшем, не выдержав натиска, армия вернулась на свою территорию. Плохо освоившие лётное мастерство сомалийцы порой терпели поражение в воздухе, управляя современными МиГами, чего советские лётчики совершенно точно не допустили бы. Далее война приняла вялотекущий характер, пока не прекратилась вообще.

Впрочем, правление Менгисту и Барре не были долговечными, оба режима были сметены новой волной переворотов в 1991 году. Эфиопия оказалась втянута в очередную гражданскую вой­ну, потеряв при этом Эритрею, что закрыло ей выход к Красному морю. Сомали вообще перестало быть единым государством. Правительство Могадишо как тогда, так и сейчас не всегда способно контролировать отдельные городские районы. С теми провинциями, которые провозгласили независимость, договориться вообще ни о чём не удаётся. Вот вам и причина разбойничьих действий на морской акватории сомалийских пиратов, с которыми удалось справиться лишь тогда, когда вооружённая охрана судов стала пресекать их агрессивные попытки нападения на мирные суда.

«Прогресс Приморья», № 45 (558) от 22.11.2019 г.

Клим Углов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно