Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
14 февраля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Малоизвестный ленд-лиз

Воды Тихого океана бороздили в период войны с фашистской Германией грузовые суда Дальневосточного морского пароходства. 

Здесь тоже осуществлялись перевозки по ленд-лизу и тоже гибли суда, порой вместе с экипажами. К этой теме редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России обещает вернуться, сейчас расскажем о том, какой техникой снабжали заокеанские союзники Красную Армию посредством ленд-лиза. Об автомобилях, которые сыграли положительную роль в период движения по дорогам войны нашей армии, написано и сказано немало. Мы же расскажем, какие танки прибывали в наши порты из-за рубежа. Первыми полученными из США гусеничными боевыми машинами были средние танки М‑3С в двух исполнениях: "Генерал Грант" и "Генерал Ли". Их несуразный вид больше напоминал танки времён Первой мировой войны 1914–1918 годов. Специалисты отметили недостатки сразу: недоработанное вооружение, неудовлетворительная для советских дорог проходимость. Впрочем, американцы принялись активно строить средние танки, которые не уступали по ряду параметров британским, немецким и советским машинам, лишь после того как стало ясно, что США вынуждены вступить в войну, чтобы обезопасить себя от нашествия гитлеровских войск. Но конструкторы, не имея опыта, допускали явные просчёты. Например, 37 мм пушка была плохим вооружением в бою против немецких "панцирей". Американские конструкторы установили 75 мм пушку внутри корпуса танка, сместив её к правому борту. В итоге это не позволило увеличить сектор обстрела по горизонтали главного орудия. Какой эффект мог дать 30-градусный сектор? Этот резонный вопрос задавали наши конструкторы, получив по линии ленд-лиза эти машины. Выходило, что пушка могла поражать лишь те цели, которые находились в режиме видимости артиллериста. Был укорочен ствол пушки, что существенно ухудшило её бронебойность. В высоко размещённой поворачивающейся литой орудийной башне стояло всё то же неэффективное малокалиберное 37 мм орудие. Более того, непонятно, из каких соображений американские инженеры установили на М-ЗС четыре пулемёта калибра 7,62 мм. В итоге экипаж был увеличен до семи человек, что для Красной Армии было большой роскошью, да и сама навороченная конструкция оказалась неудобной в управлении. Механики-водители отмечали, что на большой скорости управлять такой высокой конструкцией трудно, а при увеличении скорости есть угроза вообще улететь в кювет из-за плохой устойчивости танка. Вообще было непонятно, почему ширина танка (272 см) меньше его высоты (312 см)? На максимальной скорости (всего 40 км/час) танк был уязвим со всех сторон. Складывалось такое впечатление, что США во что бы то ни стало стремились избавиться от танков этого типа, не учитывая того, что они предназначены не для показательных учений, а для полномасштабной войны, которая развернулась на территории СССР. Впрочем, при всех своих недостатках машина имела и некоторые положительные стороны, например, каждый танкист имел достаточно мес­та для комфортного расположения внутри машины. Необходимое количество дверей и люков позволяло быстро покинуть горящую машину. Были прорезаны смотровые амбразуры для каждого члена экипажа, что позволяло стрелять из личного оружия. Советские танкисты не сразу освоились и привыкли к танкам М-ЗС, присланным из-за границы. Отметили неплохую среднюю скорость машины по прямой и комфортные условия экипажа при движении. Вентилятор мотора циркулировал воздух, подвеска обеспечивала довольно плавный ход и не требовала больших физических усилий от экипажа. Специалисты отмели также удобство прицелов оружия. На этом достоинства американских танков и заканчивались, начинались недостатки. Танк оказался довольно чувствительным к нашим дорогам. Доходило до того, что для него специально выбирали более удобные пути. Но, как известно, на войне выбирать дороги не приходится. Врагом танка, в полном смысле, были узкие и извилистые дороги. Там, где Т‑34 чувствовал себя хозяином положения, это было везде, М-ЗС становился стоячей мишенью. Более того, если гусеница попадала в кювет, движение вообще прекращалось, танк мог буксовать долго и упорно, до тех пор пока не слетала гусеница. Проверка суровой русской зимой ленд-лизовских машин поставила их на грань непригодности. Гусеницы танка скользи по льду. Даже заводская комплектация специальных шпор не помогала, тогда советские танкисты стали вкручивать в гусеницы дополнительные самодельные "шпоры", изготовленные из толстой проволоки. Плохо себя чувствовал танк и в болотистой местности. Болот на обширной территории страны было столько, что только успевай поворачиваться, чтобы не завязнуть. Ещё одной проблемой американских танков стало то, что внешнее сходство с немецкими машинами мешало советским танкистам распознавать "своего", особенно на расстоянии. Немало недоразумений, приводивших порой к трагическому исходу, было с танком М4 "Шерман". То есть, приняв американскую машину за немецкую, танкисты брали её на прицел…

Как бы там ни было, но на определённом этапе заграничные машины свою роль сыграли, хотя бы в том плане, что давали некое количественное превосходство в некоторых боевых операциях Великой Отечественной войны.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 5 (568) от 14.02.2020 г.

Семён Марков

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно