Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
13 мая, среда
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

И один в поле воин

Несмотря на то что в первые месяцы Великой Отечественной войны нашим войскам было неимоверно трудно противостоять гитлеровской военной машине, легко завоевавшей большую часть Европы, героизм советских солдат и офицеров был запредельным. И подвиг артиллериста Николая Сиротинина – из этого ряда. 

Старшему сержанту было двадцать лет, когда 17 июля 1941 года он один с пушкой 76-го калибра принял неравный бой против немецких танков. О том, как происходил отход воинских частей и населения из деревни Сокольничи Могилёвской области, вспоминала Ольга Вержбицкая. "Накануне боя, вечером, была такая тишь, которой я не помню за всю свою жизнь… Из деревни уходили последние наши воины… На бревне у калитки дома Грабовских я увидела Николая Сиротинина. Он сидел. Что-то думал. Я очень удивилась, что все уходят, а он сидит". Только Николаю тогда было всё понятно, он добровольно вызвался прикрывать однополчан. Известны его последние слова: "Уходите. Я вас прикрою". А думал Сиротинин о том, как лучше встретить непрошеных гостей. И он всё по-военному рассчитал, установил пушку за сараем на взгорье. С этой позиции отчётливо просматривалась дорога и переправа через речку Добрость. Колонна "панцирей" из состава 2-й танковой армии вермахта "Гудериан", вытянувшись змеёй, уверенно двигалась от Могилёва на Москву. Захватчики имели немалый опыт молниеносного захвата европейских городов и, не встречая сопротивления, словно на прогулке, приближались к населённому пункту. Николай Сиротинин был в артиллерийском расчёте и подносчиком снарядов, и заряжающим, и наводчиком, и стрелком. Он правильно оценил обстановку, поразив вначале передний, а следом последний танк. Не ожидая такого удара, другие танки попытались объехать горящие машины и завязли в грязи. Сумятица позволила худенькому, невысокому пареньку методично поражать машину за машиной и рассыпавшуюся по окрестностям пехоту. Гитлеровцы решили, что против них действует артиллерийская батарея. Обер-лейтенант Хенфельд писал в своём дневнике: "Это был ад. Танки горели один за другим". И всё же немцам удалось зайти в тыл Сиротинину и в упор расстрелять его.  Дальше были похороны более 50 гитлеровских солдат и советского сержанта Николая Сиротинина. Подвиг потряс немцев так, что они хоронили артиллериста с воинскими почестями. "Оберст (полковник) подчеркнул, что если бы все солдаты фюрера сражались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Всё-таки он русский, нужно ли такое преклонение?" – писал в дневнике Хенфельд. После его гибели под Тулой дневник попал в советские архивы. И всё же более 15 лет имя бойца, о котором вспоминал немецкий обер-лейтенант, находилось в забвении.

В 1958 году редакция журнала "Огонёк" получила письмо, присланное из белорусской деревни Сокольничи Могилёвской области, от местного краеведа Михаила Мельникова. Он рассказал о подвиге Николая Сиротинина. Так в журнале появилась статья, в которой рассказывалось о том бое. 

Коля призвался в армию в 1940 году. В Орле писем от него ждали мама, папа, сёстры и брат – близкие, ради которых после 5-го класса мальчик пошёл работать на завод "Техмаш". Вначале учеником. Там он заработал свои первые деньги, всегда помогал маме. 

Коля ещё служил, когда в 1941 году началась война. За время пребывания в армии он уже знал многие премудрости артиллерийского дела. В хаосе событий никто не сообщил домой о месте гибели Николая. Родители думали, что он пропал без вести, лишь спустя 20 лет, узнав о подвиге сына, они приехали на место его гибели. Писатель-фронтовик Константин Симонов выступил с инициативой наградить Сиротина посмертно Звездой Героя Советского Союза. Ответ был таким: представление должно подавать командование. Другой причиной стало отсутствие фотографии героя. В семейном архиве фото найти не удалось, так как при эвакуации альбомы были утеряны. В армии он, вероятно, сфотографироваться просто не успел, а может, и была фотография, но, как и красноармейская книжка, осталась при нём в момент гибели. Но местные жители знали и о подвиге, и о захоронении. Некоторые обстоятельства прояснила дочь краеведа Михаила Мельникова Наталья Морозова. Вот её рассказ: "Может, звание Героя Сиротинину не дали ещё и потому, что биография моего отца, Михаила Мельникова, открывшего миру этот подвиг, не всем была по вкусу. Отец был ровесником Николая. Его также призвали на срочную в 1940 году. Папа был хорошо образован, его взяли в штаб полка писарем. Вскоре сотрудник НКВД предложил ему писать доносы на комиссара. Отец не стал брать грех на душу. Отказался. И в 1940-м по политической статье его отправили в лагерь под Воркуту". Из лагеря Мельников бежал с одной целью – добраться до Москвы и рассказать Сталину о том, сколько невинных людей находятся в лагерях. Его поймали и прибавили срок. После допроса он с переломом позвоночника был отправлен на лечение, в 1950 году вернулся в Кричев, на окраине которого и находилась деревня Сокольничи. Впервые о Коле Сиротинине он услышал от местных жителей. Мельников стал писать в различные инстанции, искать данные о семье героя и о нём самом. И многое ему удалось. Он восстановил и картину боя, о котором упоминает в дневнике немецкий офицер. В итоге на месте гибели Сиротинина установили памятник. Прах героя перезахоронили в братской могиле, где упокоились бойцы, освобождавшие Кричев в 1943 году. Улицу, на которой располагалась братская могила, назвали улицей Николая Сиротинина. Впрочем, краевед Михаил Мельников вернул не одно имя из забвения. Он создал и много лет возглавлял краеведческий музей в Кричеве. Заработал три инфаркта. Перед смертью совершил ещё один поступок. О нём рассказала Наталья Морозова. "В Кричеве был разрушенный собор 18 века, с которого скинули колокол. Какое-то время колокол использовали в пожарной части, а потом решили переплавить… Отец его спас и привёз домой. В 2000 году собор восстановили, колокол водрузили на прежнее место. Он вновь звонит". 

Наталья Морозова продолжила дело отца и более 25 лет работала директором музея.

«Прогресс Приморья», Онлайн-версия май 2020 от 15.05.2020 г.

Марк Сергунин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно