Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
11 июня, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Крылья Великой Отечественной

Продолжение. Начало в № 14

По свидетельству участников Великой Отечественной войны, немалый урон советским войскам в первый месяц боёв 1941 года нанесла гитлеровская авиация.

Сотни самолётов после воздушной разведки позиций наших войск атаковали их, нещадно расстреливали из пулемётов и пушек, бомбили не только боевые позиции, но и города и сёла большой страны. Это, во‑первых, во многом объяснялось тем, что гитлеровская машина успела за три года раскрутить военный маховик на полные обороты, во‑вторых, лучшие авиационные заводы Европы поставили на поток выпуск истребителей и бомбардировщиков, и в третьих, особую роль сыграло варварское нападение на СССР. Наши оборонные заводы, в том числе и нынешний лидер Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России ААК "Прогресс", были в то время "номерными" и большинству пришлось эвакуироваться глубоко в тыл из центральной части Страны Советов. На эвакуацию тоже было затрачено время. Всё это и сыграло на руку фашистской Германии в её наступательной войне. Более того, практически вся европейская территория находилась под пятой захватчиков. Асы люфтваффе накопили немалый опыт боевых действий в воздухе и обрушили на СССР мощный авиаудар. Однако уже в первые дни войны их умело сбивали не только зенитные расчёты, но и бойцы пехотных подразделений. Именно эти случаи дали понять, что бороться с немецкими самолётами можно.

К середине июня 1941 года вслед за 48-м и 95-м скоростными бомбардировочными авиаполками многие части Военно-воздушных сил Красной Армии успели получить хотя бы эскадрилью новых пикирующих бомбардировщиков Пе‑2, а некоторые – и все положенные самолёты. Полки теперь именовались просто бомбардировочными и сохраняли штат 1938 года: пять эскадрилий по 12 самолётов и командирская машина. И если командиры старые СБ в частях придержали, то на аэродроме могло разом находиться более сотни бомбардировщиков единовременно. По технике пилотирования, устройству и обслуживанию Пе‑2 были сложнее снимаемых с вооружения СБ и пришедших чуть раньше Ар‑2, уже имевших боевой опыт в Испании, Китае, на Финской войне. Личный состав вполне мог за 4–6 недель освоить технику. Однако большинство таких лётчиков были отправлены в летние отпуска. Распоряжением "не допускать провокаций" командование не только не пресекло разведывательную деятельность тогда ещё только вероятного противника, но и утратило бдительность и, главное, боеготовность, за что и пришлось расплачиваться 22 июня 1941 года. В этот день на аэродроме Желудок западнее Минска немцы уничтожили с воздуха все 37 новеньких Пе‑2, которые успел получить 16 БАП ВВС Западного фронта. Базировавшийся южнее в Пинске 39-й БАП в четырёх воздушных налётах первого дня войны потерял пять из девяти Пе‑2. Стоит сказать, что удары врага были целенаправленными, на уничтожение.

Нужно отдать должное штабам авиационных полков, которые в условиях нарушения управления в масштабе фронта, порой и дивизии, смогли приступить к боевой работе сразу после нападения на СССР. Даже не имея связи с сухопутными войсками, с истребительными частями ВВС, не зная обстановки на фронте, полковые группы принимали меры, чтобы противостоять люфтваффе. Бомбардировщикам ставилась задача вылетать самостоятельно и искать цели. Как показали первые недели войны, полёты на задание всем составом были в основной своей массе удачными и потери были минимальными. Бортстрелки отбивали атаки немцев дружным, плотным ответным огнём. Несмотря на то что по всей западной границе ВВС КА к началу войны имели численное превосходство, одновременное наступление противника по всему фронту вынудило командование бомбардировочной авиацией "размазать" силы по все территории и приступить к боевым действиям, но меньшими группами, порой до звена. Даже в частях, успевших получить много Пе‑2, ряд командиров предпочли послать в первый бой проверенные в деле СБ. Новый бомбардировщик советские лётчики осваивали непосредственно в бою. Главные цели для Пе‑2 были определены – это механизированные колонны на дорогах и мосты, но не на сопредельной территории, а на своей. Их хорошо бы было бомбить с пикирования, но этот приём экипажи освоить не успели, и вместо Пе‑2 посылали на задания дальнебомбардировочную авиацию. Расчёт был простой: несмотря на невысокую точность ударов, бомбардировочная авиация обладала большей грузоподъёмностью. Экипажи гибли в бою, но поставленную задачу тихоходные ТБ‑3 выполняли.

В бою – лётчики-испытатели

В первые дни войны из лётчиков-испытателей НИИ ВВС по их инициативе стали формироваться авиаполки особого назначения, в том числе и 41-й БАП ОН, который возглавил заместитель начальника Института по лётной части полковник Кабанов. Пятого июля 1941 года полк совершил первый боевой вылет всем составом из 32 самолётов Пе‑2 на бомбёжку переправ через Западную Двину на Смоленском направлении. Но лётчики этого полка, имевшие не только испытательный, но и боевой опыт, несли потери, поскольку окружающая их обстановка была на тот период сильнее их лётного мастерства. К 20 июля 1941 года 24 самолёта полка были сбиты истребителями и зенитчиками, три уничтожила на земле авиация противника, три потерпели аварию, один погиб в катастрофе, два были сожжены в период отступления по распоряжению командования. В октябре 41-го полк был расформирован, оставшийся личный состав вернулся в распоряжение НИИ ВВС.

И всё же боевой опыт пригодился в отработке бомбометания с пикированием непосредственно в условиях фронта. Участники тех боёв предложили ряд экстренных мер по оборонительному вооружению, что очень скоро было поставлено на серийный поток. Пе‑2 продолжали использовать в основном из горизонтального полёта, и не только как бомбардировщики. Такой метод применялся вынужденно, так как не было времени на широкое обучение экипажей машин. В ход пошла погрузка мелкими осколочными бомбами, эффективными против пехоты на открытой местности. Использовались и реактивные снаряды, однако их подвеска снижала скорость и дальность. По этой причине их применение было точечным. Потери уменьшились, но они были, порой машины поражали мелкокалиберные зенитки. Первый боевой кровавый опыт вернувшиеся на базу лётчики пускали в ход и добивались успехов над, казалось бы, непобедимыми люфтваффе. Стало обыденным явлением, что, бывало, группы Пе‑2 не только отбивали атаки "Мессеров", но и мастерски их сбивали. Несмотря на то что успехи были не массовыми на фоне продолжающегося отступления, однако каждый километр советской земли врагу давался всё тяжелее и тяжелее, а сбивать Пе‑2 становилось всё сложнее и сложнее. Сопротивление нарастало.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 15 (578) от 12.06.2020 г.

Виталий Лентарев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно