Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
04 декабря, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

А память продолжает жить…

Продолжение. Начало в № 39

Воспоминания Нины Федоровны Ляпун (Нилкиной)

"Я с 1935 года. Родилась в селе Сузанка Доволенского района Новосибирской области. Как сейчас помню: село у нас было большое. В него входило пять колхозов: "Красная дубрава", "Путь Ленина", "Большевик", "Ворошилов" и "Победа".

Первый набор в ряды Красной Армии в нашем селе состоялся 29 июня 1941 года. У нас была большая площадь. Собрали на площади всех мужчин нашего села. За ними шли жены, их дети и родители. Такой был рев-плач, что нам, детям, просто становилось жутко и очень страшно.

Усадили мужчин в повозки и увезли. Долго еще никто не уходил с площади. Мой отец Федор Яковлевич Нилкин был 1913 года рождения. Год как пришел с Финской войны, и его тоже забрали, теперь уже на Великую Отечественную. Призвали и моих четырех родных дядей, троих двоюродных братьев. Остались в нашем селе одни старики, женщины и дети.

Солдаты из нашего села сначала были в запасе в учебке в Куйбышеве, потом попали в полк № 224. Затем их отправили в западном центральном Чернигово-Киевском направлении. Выгрузили на станции Золотоносова, в селе Пески, недалеко от города Чернигова. Немец разбомбил и уничтожил весь полк. Мой отец погиб. Многие тогда получили похоронки. Это мы потом узнали из рассказа нашего сельчанина Андрея Твердохлеба, который живым вернулся домой, но без ног. Те, кто остался в живых, тоже все возвратились искалеченными. Но их семьи были безумно счастливы. Это было в октябре 1941-го.

Мои младшие братья умерли от голода. Все продукты отдавали на фронт. А тут еще засуха три года подряд. Мы сушили картофельные очистки на плите и пекли оладьи-тошнотики. После уборки хлеба ходили в поле собирать колоски, хотя никому не разрешали этого делать. Также подбирали с полей мерзлую картошку, пекли лепешки и варили борщ. Радовались приходу весны. Выручала трава: крапива, лебеда, лесной щавель. На коровах пахали колхозные поля. Пока их не вспашут, свои огороды запрещали пахать. Народ тогда был дружный. Как могли и чем могли помогали друг другу. Женщины собирались в одном доме и пряли шерсть, а дети теребили шерсть, потом помогали вязать носки. Я научилась доить коров с семи лет. Мы, дети войны, рано становились взрослыми. Наши матери трудились в колхозе, а вся домашняя работа была на детях: отправить скотину в стадо, в обед сходить в поле и подоить корову, огород 30 соток – прополоть, окучить.

Потом в село привезли обрусевших немцев. К нам поселили женщину с девочкой. Мы их подкармливали. Позже их куда-то забрали.

Помню, как мы с мамой ездили на корове в другое село и меняли свои вещи на картошку и другие продукты.

Когда заканчивался учебный год, на каникулах работали в поле, пололи, окучивали, сено косили взрослые, а мы его переворачивали. Затем складывали в копны, потом в стога и скирды. До самой зимы убирали картошку. Поэтому в школу ходили с ноября. Как нам ни было тяжело, но мы все-таки выжили в этой страшной и безжалостной войне".

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 40 (603) от 04.12.2020 г.

Галина Писарева

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно