Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
12 февраля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Приморье ещё не Польша, но Абуталиб прав

Группа авторитетных краеведов во Владивостоке справедливо ставит вопрос сооружения памятника адмиралу Василию Степановичу Завойко – первому губернатору Камчатки, организатору блестящей обороны Петропавловска-Камчатского от англо-французской эскадры в 1854 году. Нет никаких сомнений в том, что дальневосточная столица обязана это сделать.

Установка памятника явится не просто данью заслуженного уважения подлинному герою Отечества, коим является адмирал Завой­ко. Сегодня, как, может быть, никогда раньше, остро осознаётся необходимость воссоздания достоверной картины прошлого нашей Родины и восстановления полноты национальной памяти. Однако в данном случае мы становимся участниками более чем столетней очень драматичной истории, которую можно завершить по-разному. Вернее, можно завершить, а можно – продолжить, добавив ей драматизма, сделав её ещё горше и запутанней, чем она была прежде.

Памятник адмиралу В. С. Завой­ко безальтернативно предлагается поставить на постамент, где с 1945 года стоит скульптура героя Гражданской войны Сергея Лазо. С 1908 по 1929 год здесь находился адмирал Василий Завойко, что и послужило основанием для такой постановки вопроса. По факту речь идёт не только о создании взамен вандальским образом уничтоженного памятника одному герою, но и о демонтаже памятника герою другому. Это называется восстановлением исторической справедливости. А хорошо ли, правильно ли восстанавливать историческую справедливость по отношению к XIX веку за счёт исторической несправедливости к веку XX?

Аргументов, кроме того что на постаменте изначально стоял Василий Завойко, в пользу такого решения не существует.

Тут нужно сделать оговорку: точной, исторически достоверной картины происшедшего мы не имеем. Для осмысления и оценки мы взяли наиболее распространённую сегодня версию давних событий. Она содержит в себе немало противоречий, порой просто анекдотических. Но в главном и основном смысл всех интерпретаций предстаёт вполне отчётливо.

Нет ничего хорошего в том, что скульптуру адмирала осквернили (в 1923 году?) "революционные солдаты и матросы" из Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Оправдать их нельзя. Но понять можно. Гражданская война жестока и бескомпромиссна, взаимная ненависть воюющих с той и другой стороны кровавого фронта не знает границ. Чтобы на Тихом океане закончить свой поход, "солдаты и матросы" с боями преодолели не одну тысячу вёрст. Сколько погибших и жестоко замученных врагами бойцов они потеряли по дороге? Кем был для них Верховный правитель России адмирал Колчак? Они не в книжках о нём читали, не в красивом кино его видели, они адмиральское немилосердие сполна испытали на себе. Как после всего, через что они прошли, люди могли относиться к памятнику Завойко? Видели перед собой мундир адмирала – конечно же, сатрапа царского. Не знали его, дел его не знали и не ведали, что творили.

Может, всё так и было. А может быть, и нет.

5-я армия под командованием Иеронима Уборевича едва ли состояла из "солдат и матросов", которым приписывается грех осквернения памятника. Соединение создавалось в Донбассе, основу его составляли солдаты бывшей царской армии и красногвардейцы – по сути, народное ополчение, рабочий люд. Сколько-нибудь значимого количества матросов среди них быть не могло. За годы Гражданской войны армия несколько раз переформировывалась, пополняясь призывниками из гражданского населения. В аграрной, земледельческой стране это самое население было преимущественно крестьянским. На Дальнем Востоке воинов 5-й армии называли народоармейцами. К ним массово присоединялись, вместе с ними воевали дальневосточные партизаны. Так что утверждение, что именно "солдаты и матросы" разрушили памятник Завойко, вряд ли можно полагать доказанным фактом. Вот ещё интересный вопрос: а чего это "солдаты-матросы" так долго откладывали расправу над адмиралом? Во Владивостоке эти "вандалы" появились 25 октября 1922 года, освободив Приморье от белогвардейцев и интервентов. А голову скульптуре отпилили, по сведениям разных борцов за восстановление исторической справедливости, то ли весной 1923‑го, то ли аж в 1938 (?!) году (притом что памятник – по некоторым сведениям со ссылкой на документы – полностью демонтирован в 1929-м). Мы ни в коем случае не обеляем разрушителей памятника. Однако бездоказательно обвинять кого бы то ни было в преступлении считаем недопустимым. Преступление было. Но кто его совершил? Не полной фантастикой может оказаться предположение, что на памятник, вернее, на бронзу, из которой он отлит, позарились неизвестные обыватели, городские ли, деревенские из близких или дальних окрестностей Владивостока. Этот "металлический" промысел нам хорошо знаком по родным 90-м годам. Чего стоит хотя бы такой пример: кража медных (или бронзовых – кто теперь вспомнит?) плит с братского захоронения моряков-сенявинцев в бухте Абрек. Плит этих насчитывалось почти 3 десятка, цветной металл дороже чёрного. В эти годы такая же судьба постигла и мемориальные плиты на памятнике морякам торгового флота, погибшим в Великую Отечественную войну. В самом центре города, между прочим, совсем недалеко от бывшего Первомайского сквера. Выходит, кому-то была потреба умыкнуть металлические надгробья без всяких идейно-политических соображений, просто ради куска хлеба. В 20–30‑е годы, надо полагать, кто-то в этом куске тоже весьма нуждался. Косвенно в пользу данной версии – как минимум два обстоятельства. Коль за дело взялись бы большевики, как сегодня утверждают отдельные историки-краеведы, стали бы они отпиливать голову, а потом зашивать скульптуру в деревянный саркофаг и на многие годы оставлять его без внимания? Победившей власти ничто не мешало радикально разобраться с памятником с одного захода. И не существовало препятствий, чтобы сделать это открыто. И ещё: почему, интересно, спервоначалу спилили вандалы именно голову? Не потому ли, что одна шея тоньше, чем две ноги или пара рук? С шеей справиться легче. И быстрее. Для воров важно время "операции". Тайна важна и скорость – дабы никто не застукал. Так или иначе, никто не ведает, чьими руками осквернена статуя адмирала Завойко. Не зная ответа на этот вопрос, наши земляки, свидетели и современники трагической истории, с самого начала не подвергали сомнению необходимость установки памятника герою обороны Петропавловска-Камчатского. Об этом, например, стихотворение Георгия Корешова:

Размышления у памятника адмиралу Завойко во Владивостоке

Невольно сожалея о потере,

Смотрю я на гранитный пьедестал.

На нем в зеленом Первомайском сквере

Чугунный возвышался адмирал.

Он под своим родным приморским небом

Портовых склянок слушал перезвон.

Что перельют его в предметы ширпотреба,

Конечно, не догадывался он!

О, чьими это дерзкими руками

Низвергнут он? Кого в том обвинить?

Но верю я – народ навеки память

Сумеет о герое сохранить.

Нет, не прельстившись блеском эполетов,

Ни парой черных бархатных орлов –

Любя страну, он перед целым светом

Явил отвагу русских моряков.

Когда, свистя над взморьем хладным, ядра,

Песок взрывая, падали к ногам,

И грозная британская эскадра

К камчатским подходила берегам!

О, знаю я, каким он был счастливым,

Как было видеть радостно ему,

Когда защитникам Камчатки торопливо

Последний бриг показывал корму!

И, проходя торжественно пред строем

Затянутых в бушлаты моряков,

Герой с победой поздравлял героев…

И вновь я слышу гром его шагов:

Шаги чугунные раздались в тихом сквере –

Прославленный российский адмирал

Восходит, в правоте своей уверен,

На старый свой гранитный пьедестал.

Стихотворение написано и опубликовано в 1941 году. Тогда улица Петра Великого (сегодня название вернулось) называлась улицей Первого мая, а от памятника оставалось одно основание. Неудивительно, что он, бронзовый, представлялся поэту чугунным. Покалеченную скульптуру Василия Завойко демонтировали в 1929-м по решению выездного заседания Владивостокского городского Совета (не партийного комитета, на всякий случай заметим для себя). Ушедший на фронт добровольцем Георгий Корешов умер от ран весной 1943-го. Он не мог знать, что на пьедестале, где стоял Завойко, в 1945 году будет установлен памятник Сергею Лазо.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 5 (611) от 12.02.2021 г.

Эльвира Кочеткова, заведующая кафедрой физики Морского государственного университета им. адмирала Г. И. Невельского, член Союза российских писателей, член Русского географического общества; Игорь Литвиненко, капитан 1 ранга, председатель Совета ветеранов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно