Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
11 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

По следам великого путешественника

В сентябре текущего года дальневосточники отметили очередную годовщину со дня рождения Владимира Клавдиевича Арсеньева. В Приморском крае, где с именем великого путешественника, исследователя, писателя, офицера связано очень многое, началась подготовка к празднованию юбилейных мероприятий уже наступающего 2022 года. Готовятся встретить 150-летие Арсеньева и в городе его имени, в котором успешно работает лидирующее предприятие Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России АО ААК "ПРОГРЕСС", выпускающее винтокрылые машины. Знал ли Владимир Клавдиевич, что когда-нибудь таёжное село Семёновка переименуют в город Арсеньев? Не факт. Он исследовал немало поселений не только нашего края, но и соседнего – Хабаровского. И каждое могло претендовать на присвоение имени этого неординарного человека. И всё же выбор пал на Семёновку.

При упоминании этого имени представляется облик человека, обращаясь к которому, А. М. Горький сказал: "Вам удалось объединить в себе Брэма и Фенимора Купера…" Сегодня, что вполне объяснимо, трудно представить без имени Арсеньева и город Владивосток. Здесь сохранился его дом, здесь он похоронен, здесь есть улица и музей Арсеньева. Если не знать его биографию, то может показаться, что Владимир Клавдиевич родился на Дальнем Востоке. Нет, в Приморье он прибыл для прохождения воинской службы в 1900 году, двадцати восьми лет от роду. С той поры вся его жизнь была связана с изучением Уссурийского края. Изучение Дальнего Востока стало делом всей его жизни, его гражданским, научным и писательским подвигом. Подвиг этот складывался из кропотливых, повседневных будней. Отвергая узкокорыстные интересы, меркантилизм и карьерные соображения "прожигателей жизни", наводнивших в те годы эти края, В. К. Арсеньев утверждал свой идеал жизни и деятельности: "Неужели в погоне за золотом и за лаврами, – писал он, – можно на карту ставить своё достоинство, честь, интересы общества, интересы народа, интересы России?! Нужен скромный, но упорный и честный труд". Три главные экспедиции В. К. Арсеньева в дебри Уссурийского края открыли миру не только красоту этих мест, но и трепетное чувство сохранить её и приумножить для будущих поколений. А искусно написанный портрет Дерсу Узала, его верного проводника, сошёл со страниц арсеньевских книг в мировую литературу как неповторимый образ представителей "лесных людей", образ большого человеческого обаяния. В конце жизни, выступая с лекциями перед своими учениками – студентами советских вузов, он говорил: "Хотите знать: много времени не пройдёт, и даже тут, на Дальнем Востоке, будет культура!.. Скоро здесь всё переменится… главным лицом… будет инженер, учитель, учёный, образованный человек!" В большей мере его слова стали пророческими – подготовка, например, инженеров никогда не прекращалась ни в ДВПИ, ни в ДВГТУ, ни в Дальневосточном политехническом институте ДВФУ. Многие выпускники вуза работают не только в ДФО, но и за его пределами. Сегодня творческий подвиг Арсеньева особенно дорог нам, когда проблема "Человек и природа" стала одной из острых в нашей современной жизни.

Впрочем, юбилеи В. К. Арсеньева всегда праздновались в Приморье широко. Были организованы вечера "Слово о путешественнике, учёном, писателе", на которых выступали ведущие учёные-краеведы. Организаторы приглашали московских писателей и членов семьи В. К. Арсеньева. "Природа и мы" – создание художественного образа В. К. Арсеньева и Дерсу Узала. Были представлены кинодокументы по маршрутам их экспедиции. Проводились экспедиции, повторившие маршруты, которые преодолевал отряд Арсеньева. Широко была представлена выставка книг из библиотеки Владимира Клавдиевича, первых и последующих изданий его сочинений, личных предметов походного снаряжения. После выхода на экраны художественного фильма "Дерсу Узала" создатели кинематографического шедевра объехали практически всю страну, встречались со зрителями и рассказывали о сложностях работы в таёжных условиях. Фильм снимался и в Приморском крае, куда кинематографисты приезжали для натурных съёмок. В советское время актёр Юрий Соломин, великолепно исполнивший роль Владимира Арсеньева, стал известен в каждом уголке СССР. Его облик ассоциировался с образом самого Владимира Клавдиевича. Повторить успех той киноленты пока никому не удалось. Между тем каждая его книга – это готовый материал для кино. Помимо Дерсу Узала, с которым он прошагал тысячи километров по таёжным тропам, его в ряду экспедиций сопровождали другие спутники, также стоически преодолевавшие тяготы таёжной жизни. Были случаи, когда жизнь не только самого Арсеньева, но и его отряда висела на волоске. Вот один из эпизодов, описанный автором в книге "По Уссурийскому краю". Арсеньев подробно рассказал о том, как группа путешественников преодолевала перевал в горах Сихотэ-Алиня.

"На следующий день мы расстались. Удэхейцы вошли в лодки и, пожелав нам счастливого пути, отчалили от берега. Когда обе улимагды достигли порога, удэхейцы ещё раз послали нам приветствия руками и скрылись в каменных ловушках. Мы остались одни и сразу почувствовали себя отрезанными от мира, населённого людьми. Теперь нам предстояло выполнить самую трудную часть пути.

Я не хотел тратить напрасно время и предложил моим спутникам собираться в дорогу. Наладив тяжёлые котомки, мы пошли по ключику Чжанге Уоляни, представляющему собой горный ручей километров в двадцать длиной и протекающему по распадку между двумя отрогами главного водораздела. Западный склон Сихотэ-Алиня, обращённый к реке Гобилли, покрыт смешанным лесом, носившим на себе следы огня. На местах пожарищ выросли тонкоствольные березняки в возрасте от пятнадцати до двадцати лет. Деревья росли как-то странно, в сильно наклонном положении, иные вершинами совсем пригнулись к земле, что, вероятно, можно объяснить обледенением их зимой. В самых истоках речка разбилась на три небольших ручейка. Памятуя указание, данное удэхейцами, мы пошли вправо. Подъём на гребень Сихотэ-Алиня был настолько крут, что вынуждал нас двигаться зигзагами и карабкаться на четвереньках, хватаясь руками за корни деревьев. Самый перевал представлял собой седловину высотою 1200 метров над уровнем моря, покрытую лесом, состоящим из ели, пихты, берёзы и лиственницы. Добравшись до вершины, мы сели отдыхать. Чжан Бао лёг на землю и тотчас же поднялся.

– Су и ню (вода есть), – сказал он уверенно.

Мы стали прислушиваться, и, действительно, где-то неглубоко под землёй тоненько лилась вода. Мы поспешно стали разбрасывать камни и через несколько минут открыли источник с чистейшей ледяной водой. Здесь мы и заночевали".

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 42 (648) от 12.11.2021 г.

Клим Углов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно