Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
18 ноября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Боевой путь Александра Прохорова

В статье "Как будущий академик стал разведчиком" газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказала о том, как А. М. Прохоров попал на фронт и получил первое ранение. Сегодня предлагаем читателям узнать о дальнейшем боевом пути физика-ядерщика, побывавшего в детстве в нашем крае. 

Ранение Александра Михайловича затянулось лишь к середине лета 1942 года, и его снова направили на Западный фронт, где активно развивалось партизанское движение. Какое-то время Прохорову пришлось служить в штабе, состояние здоровья всё ещё оставляло желать лучшего. Лишь к осени офицер был откомандирован в 94-й гвардейский стрелковый полк 30-й стрелковой дивизии Западного фронта. Его задачей снова стала слежка, чаще всего ночная, за передвижениями в немецком тылу. В феврале 1943 года фашисты накрыли подразделение разведчиков массированным миномётным огнём. Осколок пробил Прохорову левое бедро и когда он поступил в медсанбат, пришлось делать сложную операцию, грозившую неблагоприятным исходом. Однако организм будущего учёного выдержал, и врачи говорили, что ногу удалось сохранить лишь чудом. Из госпиталя Прохоров писал жене: "Болен. Лежу в больнице в Волоколамске. Пролежу, наверное, долго". 

На работе в институте географии АН СССР в Москве Галина Алексеевна выпросила командировку в Волоколамск и сразу начала собираться к мужу. По прибытии, она ночевала в общежитии медицинских сестёр, а днём находилась с Александром Михайловичем. Когда командировка подходила к концу, она стала просить у докторов разрешение на самостоятельную перевозку мужа в Москву. В итоге разрешение было получено, но возник вопрос выезда из Волоколамска, ни одной попутной машины найти не удалось. Помог случай: поступило распоряжение эвакуировать всех раненых солдат и готовить госпиталь для тех военнослужащих, которые получили ранения в боях под Ржевом. Возник ещё один вопрос: ехать вместе со всеми в неизвестном направлении или остаться в госпитале до того времени, пока не удастся найти попутку в Москву? Прохоров молчал, никакого решения не принимал, тогда Галина Алексеевна принимает решение сама. Ехать – заявляет она! Уже в пути, женщине пришлось упрашивать начальство на самостоятельное следование, но у них нет письменного разрешения от главного врача, в спешке об этом совершенно забыли. Майор возражал, аргументируя тем, что есть приказ Ворошилова, запрещающий самостоятельное передвижение. Тогда совершенно беспомощная женщина разрыдалась. Вначале майор растерялся, однако схватил трубку телефона и стал выяснять, кто дал разрешение на самостоятельный отъезд Прохоровых. В госпитале начальника заверили, что всё в порядке, и супруги Прохоровы могут самостоятельно следовать в Москву. Вскоре они были в столице и Александра Михайловича приняли в госпиталь для офицерского состава. Провёл он там полгода и в начале сентября 1943 года его выписали. 

Примерно в это же время Прохорову поступило предложение о проведении операции по восстановлению локтевого нерва – Александр Михайлович согласился. Профессор Зацепин должен был провести операцию в Институте курортологии, но Галине Алексеевне предложили обратиться к профессору Аренду из Института нейрохирургии. И операция состоялась, в конце 1943 года профессор Аренд пересадил Прохорову живой телячий нерв в надежде вернуть руке дееспособность. Нерв не прижился, рука осталась нерабочей, и Прохорову присудили третью группу инвалидности. С той поры он считался негодным к армейской службе и больше в боевых действиях не участвовал. Вскоре Александр Михайлович вернулся в аспирантуру Физического института. В феврале 1944 года он после длительного пребывания на фронте и в госпиталях переезжает к жене и тёще, где они втроём живут в коммунальной квартире. Они занимают комнату в дома 1-го Зачатьевского переулка, недалеко от Остоженки. 

Немедля Прохоров возвращается к научной деятельности. На первых порах ему приходится очень туго, о чём он вспоминал позже. "Когда я пришёл в институт после фронта, мне было очень трудно. Я прямо скажу: такой перерыв был для меня, конечно, крайне тяжёл, я потратил по крайней мере несколько месяцев на то, чтобы начать соображать так, как должен соображать учёный". Руководителем Прохорова стал С. М. Рытов, в дальнейшем член-корреспондент, по предложению которого аспирант берётся за исследования по теории нелинейных колебаний и методам стабилизации частоты радиогенераторов. Эти работы диктовались потребностями развивающихся областей техники: радиолокации, радиосвязи и телевидения. 

«Прогресс Приморья», № 43 (649) от 19.11.2021 г.

Иван Таранов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно