Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
13 января, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Тайны морских глубин

Окончание. Начало в № 44 за 2021 г.

В декабре прошлого года в ряде морских вузов России проводился День жертв морских катастроф. На встречах курсантов с моряками прошлого, вспоминали тех, кто не вернулся из боевого или дальнего похода, длительного рейса, кто погиб, исполняя воинский долг или служебные обязанности, находясь на борту корабля, гражданского судна, в отсеке подводной лодки.

В МГУ имени адмирала Г. И. Невельского преподаватели и курсанты хорошо знают, как 13 декабря 1939 года у берегов о. Хоккайдо сел на камни пароход "Индигирка", шедший из Магадана во Владивосток. Тогда погибли сотни людей. Эта дата была взята за основу руководителями морского вуза для учреждения дня жертв морских катастроф. На конференциях и встречах не только вспоминают морские катастрофы, но и разбирают промахи, ставшие причиной гибели судна. Цель одна: на трагических примерах пояснить то, как необходимо действовать экипажу в экстремальных условиях. Такие встречи нужны, считают курсанты, чтобы морские катастрофы не повторялись. Увы, но их в прошлом столетии было немало. Об одной из них газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывает сегодня.

Войны отмечены не только громкими, но и так называемыми "тихими" трагедиями. В период Холодной войны между агрессивным блоком НАТО и дружественными странами Варшавского договора было несметное количество случаев слежения за подводными лодками и надводными кораблями. Не обошлось, увы, и без морских трагедий.

Одна из них произошла в 1968 году, когда 24 февраля из Камчатской военно-морской базы (г. Вилючинск) вышла в океан на плановое патрулирование дизель-электрическая подводная лодка К‑129 (проект 629А, по классификации НАТО – "Гольф-II"). Капитан I ранга Владимир Кобзарь, опытнейший моряк, был командиром подводного корабля. Автономный поход планировалось завершить 5 мая 1968 года. К‑129, выполнив задачу, обязана была прибыть на базу. Забегая вперёд, скажем: лодка пропала бесследно, лишь время спустя завеса тайны была приоткрыта американской стороной. Однако вернёмся в 1968 год. На тот период прошлого столетия К‑129 представляла собой грозное подводное оружие СССР. Лодку спроектировали на Ленинградском ЦКБ‑16. Подлодка впервые на ВМФ страны была оснащена баллистическими ракетами. Лодки проекта 629 строились серийно сразу на двух заводах – в Северодвинске (16 кораблей для нужд Северного флота) и в Комсомольске-на-Амуре (7 кораблей – для Тихоокеанского флота). Каждая лодка имела на вооружении три баллистические ракеты, предназначенные для нанесения ударов по целям в глубине территории противника. Изначально это были первые ракеты морского базирования Р‑11 ФМ, позже – Р‑13 ФМ. И всё же этот вид оружия был далеко не совершенным: надводный старт, недостаточная дальность стрельбы (150, позже – 600 км), низкая точность. Введённая в состав Тихоокеанского флота в феврале 1966 года К‑129 в следующем, 1967 году, подверглась глубокой модернизации, после которой на лодке был установлен новый ракетный комплекс Д‑4, оснащённый ракетами Р‑21 подводного старта. Эти ракеты, снаряжённые ядерной боевой частью, имели дальность полёта до 1420 км. На лодке они размещались в трёх пусковых шахтах, установленных позади рубки ПЛ в общем с ней ограждении. Помимо этого, К‑129 располагала шестью торпедными аппаратами с общим боезапасом в 16 торпед, две из которых имели ядерные боеголовки.

Особенностью того времени было то, что каждый покидающий базу советский корабль неизбежно оказывался в поле зрения расположенной на Гавайях американской станции слежения. Вероятно, так было и в феврале 68-го, но, несмотря на это, начало автономного плавания К‑129 проходило в штатном режиме. 8 марта, на двенадцатый день похода, лодка не вышла на связь с базой. Просочилась информация, что якобы в тот же день американский спутник зафиксировал в океане примерно в 700 милях северо-западнее Гавайев яркую короткую вспышку, похожую на взрыв. Командование ВМФ СССР уже 12 марта направило в район исчезновения лодки десятки кораблей и самолётов. Упорно искали 70 дней, но всё было тщетно: ПЛ исчезла бесследно. В ходе поисков был сделан вывод, что авария могла произойти в связи с технической неисправностью на борту К‑129 или произошло непроизвольное срабатывание двигателей одной из ракет. Не исключалось и столкновение с американской субмариной "Суордфиш", которая, по имеющимся данным, находилась в том же районе, что и советская подлодка, и вполне вероятно, неусыпно следила за её ходом. К последней версии склоняла также имеющаяся информация о том, что "Суордфиш" 11 марта заходила в один из японских портов для небольшого ремонта. К тому времени прецеденты подводных столкновений советских и американских лодок уже имели место. Впрочем, та же "Суордфиш" сталкивалась в советской ПЛ‑176. И всё же официального заключения причин гибели К‑129 сделано не было.

Благодаря акустической системе наблюдения американцы определили район гибели К‑129. Для обследования места было послано судно ВМС США "Мизар", оборудованное гидроакустической аппаратурой, системой наблюдения, системами подводного телевидения и магнитного траления. Сюда же подошла и подлодка "Халибад", носившая на своём борту глубоководные аппараты. После продолжительных поисков в августе 1968 года американцы обнаружили подводную лодку в точке 40 градусов с. ш. и 180 градусов з. д. Было отпечатано белее 20 тысяч фотографий К‑129, лежащей на глубине свыше 5 километров. Изучив снимки, американцы определили характер повреждений, которые получила лодка при ударе о грунт. Система гидроакустического мониторинга на Гавайях 8 марта зафиксировала очень слабый сигнал, что позволяло предположить, что прочный корпус подлодки наполнился забортной водой до того момента, как она достигла дна океана. Командование ВМС США для проведения эксперимента пожертвовало своей дизельной субмариной времён Второй мировой вой­ны – её затопили, обеспечив свободный доступ воды в корпус. Пока лодка шла на дно, гидрофонами были записаны все существующие звуки, которые практически совпали с теми звуками, которые исходили от затонувшей К‑129.

По указанию тогдашнего президента США Никсона к делу подключилось ЦРУ. Разведывательной службе удалось привлечь к участию миллиардера Говарда Хьюза, любителя необычных проектов. Он помимо прочего занимался добычей полезных ископаемых с морских глубин. Его фирма задумала и сумела осуществить проект "Азориан", частью которого стала операция "Дженнифер" – по захвату погибшей советской лодки. 22 октября 1970 года советский военно-морской атташе в Вашингтоне получил анонимное письмо, в котором сообщалось, что ВМФ США установил место катастрофы советской ПЛ и собирается поднять её наверх. В операции предполагалось задействовать специально спроектированное и построенное судно "Гломар Эксплорер". Действительно, это огромное судно, обладающее скрытым от глаз подводным доком, в 1972 году прибыло в район катастрофы якобы для поиска полезных ископаемых, находящихся на дне. После проверки всех систем и имитации геологоразведочных работ, придуманных для отвода глаз патрулирующего советского военного корабля, судно вернулось в порт. Лишь летом 1974 года оно вновь зависло над советской К‑129. Основным орудием при подъёме лодки стал огромных размеров сложнейшей конструкции агрегат, который назвали "Клементина" (в честь известной американской золотодобывающей драги ХIХ века). Новая "Клементина" обладала огромными клешнями-захватами. Её доставили в нужный район на специальной барже, слегка заглубили и завели под днище "Гломара", а затем подвесили к трубе, опущенной из этого судна. Трубы наращивались сверху новыми звеньями, как это делается при обычном глубоком бурении, и "Клементина", постепенно опускаясь, зависла над затонувшей лодкой и охватила её клешнями. По мере её подъёма верхние звенья трубы удалялись. Позже американские источники утверждали, что удалось поднять лишь носовую часть, так как по мере подъёма корпус лодки разломился.

Ясно в этой истории одно: ЦРУ интересовало в первую очередь вооружение К‑129 и, вероятно, имеющиеся на её борту сверхсекретные шифры и коды, с помощью которых можно было прочесть всю информацию советского ВМФ, годами записываемую, но доселе не расшифрованную американскими спецслужбами. Точно можно сказать, что в руки поисковиков попали ядерные торпеды, которые располагались в носовых торпедных аппаратах. Дальше американцы действовать не рискнули – опасались международного скандала. В СССР стало известно о проведении этой завуалированной операции. Оставшиеся части лодки так и остались лежать на дне океана. Загадкой является то, какие части удалось достать "подводным искателям" из США в 1974 году. "Гломар" находился над местом затонувшей лодки с 5 июля по 13 августа. Специалисты утверждают, что за этот период можно многократно повторить операцию подъёма, занимающую на деле несколько суток. Тема заинтересовала американского журналиста Питера Тула, который, проведя собственное расследование, утверждал в статье, напечатанной в газете "Вашингтон Пост" 20 марта 1975 года, что лодка, принявшая при аварии сотни тонн воды, провалилась на глубину 5 километров со скоростью порядка 20-25 м/сек. При ударе о грунт она должна была обязательно переломиться. Вторит ему журналист Николас Уэйд в журнале "Наука". Поскольку ЦРУ предварительно обследовало место аварии, поисковикам стало ясно, какие части лодки нужно поднимать в первую очередь. В пользу этих доводов говорит и такой факт: потаённый док "Гломара" длиной всего 61 метр. Длина К‑129 составляет 99 метров. Из этого следует, что специалисты, проектировавшие "Гломар", знали, что предстоит поднимать со дна предмет не более 60 метров.

Прошло без малого двадцать пять лет, прежде чем в октябре 1992 года директор ЦРУ США Гейтс на встрече в Москве передал Борису Ельцину видеозапись торжественного ритуала захоронения в море советских подводников, обнаруженных в затопленных отсеках К‑129. При проведении траурной процессии были подняты флаги США и советского ВМФ, исполнены гимны обеих стран, прочитаны заупокойные молитвы на русском и английском языках. Однако возник вопрос: почему из 97 подводников захоронены по морскому обычаю лишь шесть человек?

В 1973 году на базе, откуда К‑129 ушла в свой последний поход, был воздвигнут памятник погибшей лодке и её экипажу. В дальнейшем памятники советским подводникам появились и в других местах.

«Прогресс Приморья», № 1 (655) от 14.01.2022 г.

Иван Таранов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно