Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
12 марта, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Находят люди друг друга…

Светская жизнь показывает, что способность человека к самоотверженности, доброте и милосердию – чисто человеческое свойство, естественное движение человеческой души. С особой силой эти качества проявляются у тех людей, которые воодушевлены великой идеей; такие люди ради справедливого дела, ради своих товарищей и сограждан способны на подвиги.

Подвиги бывают разные: одни совершают подвиги на поле боя, другие – в тылу. Именно о таких людях и пойдёт дальше речь.

…Впервые они встретились в 1927 году. Она только что окончила медицинский институт и пришла работать в институт переливания крови. Он уже работал здесь. Затем его направили работать в Алма-Ату. А её – в Петрозаводск. Началась переписка. Когда вновь встретились в институте, то вскоре и поженились. И прожили вместе 45 лет. Антонин Николаевич Филатов стал академиком, всемирно известным учёным, одним из создателей трансфузиологии, бессмертным научным руководителем этого института. Любовь Григорьевна Богомолова – заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор, удостоена Государственной премии за разработку лечебных препаратов из крови. Её лаборатория разработала препараты 38 названий, в частности, здесь была создана гемостатическая губка – бесценное средство, останавливающее кровотечение при сложнейших операциях. Пожалуй, самыми трудными из 45 лет жизни были 900 дней и ночей, самых тяжёлых и в жизни всех их земляков-ленинградцев. Сохранившиеся кадры кинохроники военного лихолетья воспроизводят будни блокадного Ленинграда: истощённые длительным голодом люди, как тени, бредут по замёрзшему городу. На детских санках везут завёрнутого в простыню умершего. Артиллерийский обстрел улиц. И снова люди-тени. Но не жертвы – а герои. 900 дней и ночей готовили они фронту оружие и боеприпасы. Отдавали и кровь, необходимую тем, кто проливал её, защищая город.

Любовь Григорьевна возглавляла тогда донорский отдел института, а практически – всё донорство блокадного Ленинграда. Трудно поверить, что могла существовать тогда такая служба – блокадное донорство, ведь это за гранью человеческих возможностей. Любовь Григорьевна, вспоминая то время, говорила: "…и мне, живому свидетелю, это с годами кажется легендой. Но это было".

Л. Г. Богомолова и группа её соратников создали уникальный музей – здесь собрано все о донорстве в блокадном Ленинграде.

"Трудно себе представить, – продолжала она, – что в окруженном городе, голодном и холодном, могли быть доноры. Как вообще можно было говорить о донорстве в таких условиях?.. С самого начала войны агитировать никого не приходилось. К нам в институт шли рабочие, служащие, домашние хозяйки… Трудно было с транспортом, ударили морозы, и все-таки люди приходили, чтобы отдать свою кровь. Работа с донорами не прекращалась даже при воздушных нападениях и артобстрелах, продолжавшихся часами. Обследовали доноров и брали кровь в подвале института, оборудованном под бомбоубежище…"

Уже в начале декабря 41-го прекратилась подача электроэнергии. Не хватало керосина и свечей. Приходилось работать с коптилками. При их тусклом свете брать кровь и определять ее группу было очень трудно. Но сотрудники института приспособлялись к новым тяжелым условиям, работа шла четко, полным ходом…

Остановились автоклавы для стерилизации белья, посуды, растворов. Замерз водопровод, и не работала котельная. Тогда автоклавы перевели на печное отопление, воду возили на санках с Невы. Дистиллированную воду получали из снега, растапливая его и фильтруя. В марте 42-го был полностью исчерпан запас стандартной посуды. Доноры сами стали приносить стеклянные бутылки.

Все время приходилось что-то изменять, изыскивать новые пути и возможности, чтобы работа института не останавливалась. Война ставила перед службой крови проблемы, требовавшие научного разрешения. Академик Филатов со своими помощниками разработал новые растворы для консервирования крови и противошокового действия. Фронт получил более сотни тонн такого раствора. Активно велись научные разработки: за время блокады в институте было проведено пять научных конференций. Защищались докторские и кандидатские диссертации. Да и Любовь Григорьевна защитила кандидатскую в то время.

За 900 блокадных дней на институт фашисты сбросили сотни зажигательных бомб. Сохранилась фотография, на которой видно, как сотрудницы института тушат на крыше дома зажигательную бомбу, другую, обезвреженную, сбрасывают вниз.

Когда обстрел шел очень долго и доноры не могли добраться до института, Л. Г. Богомолова обычно говорила:

– Всем сотрудникам на дачу крови!

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 9 (615) от 12.03.2021 г.

Влас Сергеев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно