Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
01 декабря, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Музейное дело

И сердце, и пламенный мотор…

Имя Николая Шульжицкого я вспомнил в связи с юбилеем ДВВИМУ, который широко отмечался в МГУ им. адмирала Г.И. Невельского (так называется теперь наша "бурса"), в которой я в свое время получил профессию инженера-механика. Тогда в одной из праздничных публикаций, кажется, в курсантской газете, член Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России Борис Амяга, славно работающий в Большом Камне на заводе "Звезда" вот уже несколько добрых десятков лет, хорошо отзывался о своих "курсачах", с кем "и хлеба горбушку, и ту пополам". С особой теплотой он рассказывал о Николае Шульжицком, который в представлении едва ли нуждается. Равно как и созданный им музей автомотостарины.

О музее, который создал Почетный гражданин Владивостока Николай Алексеевич Шульжицкий, этом уникальном собрании старинной техники, сказано и написано немало. Вот только за этим потоком восхищенных слов и восторженных эпитетов как-то в тени остался тот, кому музей обязан своим появлением. Впрочем, вниманием Николая Алексеевича также не обошли — в его "книге жалоб" (как он шутя именует "книгу отзывов") можно найти благодарности от людей, чьи имена знает весь мир. Но музей — лишь часть яркой биографии этого человека, жизнь которого — увлекательный производственный роман с закрученной интригой, неожиданными поворотами сюжета и яркими персонажами.

С младых ногтей

Он, по его же выражению, всю жизнь с гайками — первый мотоцикл собрал еще мальчишкой. В 14 лет, вместе с приятелями проработав все лето, вскладчину купили неведомо как попавший на Дальний Восток американский "Индиан" 1911 года выпуска. Об истории его восстановления даже сейчас, спустя шестьдесят лет, вспоминает с удовольствием, да уж — было дело! Дальше — больше. За "Индианом" последовал наш "Иж", за ним — следующий соотечественник... Положительным качеством техники советского производства можно считать требование обязательного знания не только всех нюансов ее эксплуатации, но и глубинное понимание всех процессов, происходящих внутри. Возможно, именно это и стало главной причиной, подтолкнувшей юного Колю Шульжицкого поступить в Высшее инженерное морское училище (будущий ДВВИМУ) на судомеханический факультет. Годы учебы — отдельный рассказ, где в одну сюжетную линию, помимо лекционных занятий и танцевальных площадок, сплетаются производственная практика и создание мотосекции, кораблекрушения и гонки на первенство страны.

После окончания в числе тридцати лучших молодому инженеру было предложено поехать на работу в Северодвинск на только что построенный завод по производству первых советских "атомачей". Отказался. "Для меня есть только Владивосток" — кредо Николая Алексеевича, которому он следовал всю жизнь, всю жизнь признаваясь в любви к этому городу и его людям. Но прежде нужно было за него "зацепиться"!

"Устроили меня слесарем на завод "Морвладпогранпорта", — как всегда с тонкой иронией рассказывает Николай Алексеевич. — Работа слесарем тяжелая — болты огромные, вороток вдвоем приходилось крутить... Ремонтировали мы тогда два корабля: "Штиль" и "Ветер" — переделывали японские эсминцы в наши сторожевики. После испытаний они встали почему-то! Стояли, стояли, и их списали. Один порезали, а второй хотели передать в Дом пионеров. Полностью боевой корабль — с кастрюлями, койками, дизелями. Что-то не пошло... Даже анекдот потом появился — выделили деньги на "Штиль", а пустили на "Ветер".

Судостроитель

Переход на новое предприятие, "178-й завод", был вызван прозаической причиной — ездить на Чуркин далековато. Но поработать "рядовым" долго не получилось — даже в те богатые времена кадрами не разбрасывались.

"Вызывает меня главный инженер и говорит — ну, что, молодой, принимай 15-й цех, — продолжает свой рассказ Николай Алексеевич. — Посмотрел я этот цех — каменный век. Ну, что — начал работать (а молодой еще был, энергичный). Для начала сменил все оборудование. И вот как-то... через сорок лет захожу в этот цех — все как было, так и осталось! Даже двери, которые мы с бригадиром Петей Бутюркиным сами сделали и поставили, до сих пор стоят. Станок первый, который я построил, с алмазным камнем, в 1960 году, тоже до сих пор там. Уже цех закрыли, а он жив! По тем временам алмазная заточка резцов считалась передовым методом"...

"Зеленый огонек"

Зарекомендовавшему себя со всех положительных сторон молодому энергичному инженеру предлагают новый руководящий пост. Несколько неожиданный, если не знать о его увлечении техникой вообще и автомобилями в частности. Таксопарк. Так просто и безыскусно называется новое место его работы. А вот проблемы, что предстояло решать, к простым никак не отнести. Тогда, в 68-м, городской таксопарк представлял из себя огромное хозяйство — два гаража и более пяти сотен машин, мастерские, склады и прочее. И если часть этого огромного механизма худо-бедно работала, то вот только что отстроенный гараж на улице Крыгина простаивал — огромное помещение не отапливалось. А без этого запустить его в работу было невозможно.

"Тогда "Дальэнерго" руководил Юрий Башаров, с которым мы в одном классе учились, — все с той же легкой усмешкой рассказывает Николай Шульжицкий. — Прихожу к нему — что можно придумать для обогрева гаража, есть какой-нибудь подходящий источник энергии (в те времена дальше котельных никто не мыслил)? Он говорит — поезжай на ТЭЦ-2, посмотри, там стоит экспериментальная установка, с японской скопировали. Приехал, посмотрел, понравилась. Сделали проект, печать поставили и подписали — "эксперимент для сельского хозяйства". За год я этот гараж сделал — трубы, отопление, свет. И запустил его... 7 ноября". Об этом славном эпизоде Николай Алексеевич вспоминает с удовольствием. И о том, как монтировали систему, и о том, как ее модернизировали, как, установив гидроаккумулятор, получали неслабую экономию. Но главное — о том, что эта установка работает уже 40 лет!

Возить — не перевозить

Таксопарк продемонстрировал — Шульжицкий умеет работать. Это отметили все. И отреагировали соответственно. Как только предприятие заработало, руководство "Примавтотранса" (управление, в которое входила вся "колесная" техника города) принимает решение — перебросить такого пробивного руководителя на... новый запущенный участок. "Второе грузовое хозяйство" со всеми проблемами и четырьмя сотнями грузовиков Шульжицкий принял и... снова сумел сделать почти невозможное.

"Два года работал: стройку начал, городское знамя за перевозки в кабинете постоянно стояло, каждый год в Москву ездил на доклад, диссертацию уже писал по ремонту автомобилей, — задумчиво улыбается Николай Алексеевич. — А меня вызывают в горком партии и говорят — бросай свою диссертацию! Для тебя есть более интересное занятие — автобусный парк развалился, город пешком ходит..."

Через два года и "кладбище" разобрали, и знамя по перевозкам получили. А через пять лет в городском автобусном парке работали уже больше двухсот совершенно новых "Икарусов", моторы которых, оказывается, можно было ремонтировать, как и любые другие — на момент ухода Шульжицкого из "автобусников" в ремонтном цехе лежало 10 "икарусовских" обкатанных моторов и 20 "лазовских".

О награде

"Нет, ребята, я не гордый...". Вслед за героем Александра Твардовского Николай Алексеевич может повторить эти слова. Он, как и Василий Теркин, тоже наградами избалован не был. А почему? Это отдельная история, которую Николай Алексеевич рассказывает, как и все другие — с легкой иронией и лукавой улыбкой.

"Стали за ту пятилетку ордена давать. И дают "таксисту", тому, который зашел в готовый после меня парк и сразу построил баню. А передо мной начальник управления извиняется — по положению орден вручается тому, кто на одном месте пять лет отработал. А вы, Николай Алексеевич, — "летун". И хоть вы за пятилетку подняли три предприятия — орден вам не полагается. Ну и ладно, жил без ордена и дальше проживу".

И все же — награда нашла героя. Почетный гражданин города Николай Алексеевич Шульжицкий носит это звание по праву. И не только за то, что прославил город, создав с нуля музей, аналогов которому нет в стране. Но еще и потому, что всю жизнь служил этому городу, его людям, его истории...

«Прогресс Приморья», № 47 (160) от 01.12.2011 г.

Вадим Лавров

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно