Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
11 сентября, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

От мотоцикла до автомобиля

Ежедневно вереницы машин снуют по дорогам Приморья. Пытался как-то посчитать, задержавшись в пробке, но сбился и бросил эту пустую затею.  Однажды возвращался с завода "Варяг" после встречи с работниками предприятия – членами Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России. За разговорами о жизни молодых рабочих, инженеров, других специалистов обратил внимание на припаркованные автомобили у парадного входа предприятия. Невольно подумалось, что машины сплошь и рядом иностранного производства. И ни одной отечественной.

Что-то подтолкнуло тогда, и я принялся штудировать литературу о прошлом мирового автомобилестроения. А когда Запад принялся грозить России новыми санкциями, почему-то подумалось о том, что вполне может случиться, что палец Дядюшки Сэма укажет на автопром. Тут внутренний голос подсказал, что очень важно в такой ситуации обратиться к истокам. И нашёл я их в музее. Тем более был повод: 4 сентября текущего года исполнилось 25 лет со дня рождения Владивостокского музея автомотостарины.

Начало будущему музею было положено в 1989 году, когда инженер-автомобилист  Николай Шульжицкий познакомился с директором музея имени В.К. Арсеньева Галиной Алексюк.

Он знал, что надо делать

Этот историческое событие произошло в синем зале краеведческого музея на встрече с общественностью города, о которой Николай Алексеевич узнал совершенно случайно.   

— Я пришел на это собрание, тихо сел в уголке. Я никого там не знал. В основном пришла молодежь. Смотрю, перед народом выступает какая-то энергичная дама. Потом еще были выступающие. Они говорили много о создании клуба автомотостарины. Я их послушал, но никто ничего толкового не сказал. Мне понравилось, как говорила "королева-мать" (Г. А. Алексюк. — Примеч. авт.). После собрания я к ней подошел и сказал, что беру инициативу на себя, что все сделаем, все настроим, — рассказал корреспонденту ПРО СМР "ПП" Николай Шульжицкий. 

На тот момент в его личной коллекции было всего два мотоцикла. Зато он отлично знал, как организовать клуб и что для этого необходимо. Прежде всего — помещение. Один из приятелей ему подсказал, что на улице Сахалинской, 2-а есть бездействующая котельная Дальзавода. Если ее отремонтировать, то она вполне сгодится для размещения экспозиции.

Идея Шульжицкому понравилась. Он пошел к директору прославленного судоремонтного предприятия и, сославшись на руководство музея имени В.К. Арсеньева, попросил в аренду котельную под будущий Клуб автомотостарины. Ему не отказали. Когда же Дальзавод обанкротился, он выкупил здание бывшей котельной. К тому времени Клуб автомотостарины уже отпочковался от своей официальной "крыши".

В 2002 году Владивостокский музей автомотостарины был принят в члены Союза музеев России и внесен в соответствующий реестр. Но его официальное открытие состоялось только 27 марта 2003 года. Хотя музей уже успешно функционировал до этого дня. Владивостокский музей автомотостарины давно стал неофициальной визиткой столицы Приморья наравне с ростральной колонной на въезде в город и памятником борцам за власть Советов перед зданием краевой администрации. В 2011 году за вклад в культуру столицы Приморья Николай Шульжицкий был удостоен звания "Почетный гражданин Владивостока".

Живучие экспонаты

Сегодня в экспозиции Музея около сотни единиц авто— и мототехники "всех времен и народов". И почти все они в "полном здравии", то есть могут самостоятельно передвигаться несмотря на почтенный возраст. Уникальная коллекция Музея занесена в мировые каталоги и, судя по восторженным словам на многих языках мира в книгах отзывов, о ней знают на всех континентах.

Взять, к примеру, одноцилиндровый БСА-500 Made in Great Britain 1920 года выпуска.  При мощности двигателя в 15 л. с. и рабочем объеме 498 куб. см на хорошей трассе его максимальная скорость 100 км/час. БСА-500 продемонстрировал свою живучесть в 2004 году на Международном слете мотопутешественников "Лицом к океану", где был признан самым старым байком, за что получил соответствующий Диплом.     

Когда сотрудники музея привезли БСА-500 на пляж Золотари, где проходил байкерский фестиваль, почти никто не верил, что этот двухколесный старичок сможет завестись, не говоря о том, чтобы тронуться с места. А он завелся почти с полоборота и еще лихо гонял по песку.

Мотоцикл НСУ-351 (NSU-351), сделанный в Германии в 1933 году, — еще один любопытный раритет Музея. Изначально эта модель была разработана как гражданская и не предназначалась для использования на фронте. В довоенном Фатерлянде это был очень популярный мотоцикл.

Но в 1942 году в  Германии из-за нехватки техники был издан приказ об изъятии войсками снабжения автомобилей и мотоциклов у населения и из предприятий.

— Попал под фашистский молох и наш экспонат. Вообще, в вермахте использовалась абсолютно разная техника, гитлеровцы не гнушались ничем. Когда техника ломалась, ее просто бросали. Наш НСУ-351 был привезен в Приморье как трофей, — говорит Николай Алексеевич.

Есть в экспозиции музея еще одни чистокровный "фашист", мотоцикл БМВ-Р75 (BMW-R75) с коляской, изготовленный в Германии в 1940 году. Эту тяжелую машину с объемом двигателя 745 см3 и мощностью 26,5 л. с. при 4400 об/мин инженеры компании BMW разрабатывали по заказу вермахта. Специалисты называют Р75 лучшим мотоциклом Второй мировой войны: он имел пониженную передачу, отключаемый привод на колесо коляски и многое другое. Коляска, кстати, на специальных кронштейнах несла боезапас и дополнительные канистры с бензином. В сочетании с установленным пулеметом МГ-34 или МГ-42 мотоцикл ВМВ-Р75 представлял самостоятельную, часто незаменимую, боевую единицу. Мобильные группы из нескольких мотоциклов, усиленные танком или бронетранспортером, легко занимали мосты, высоты и т.п.

ВМВ-Р75 впервые был применен в Африканском корпусе генерала Роммеля и получил прозвище "Сахара". Свою реальную значимость ВМВ-Р75 показали в 1941 году: действуя ударными группами, мотоциклы расчленяли подразделения Красной Армии, впоследствии заключая их в "котлы" и "мешки". И всё равно войну проиграли.

Армейский мотоцикл М-72, в марте 1941 года сошедший с конвейера Московского мотозавода, можно назвать "нашим ответом гитлеровскому автопрому". Если бы не одно "но". М-72 был полностью скопирован с немецкого мотоцикла БМВ-Р71 (BMW-R71), имевшего карданный привод и оппозитный двигатель объемом 746 мс3, мощностью 22 л. с.  при 4600 об/мин. Максимальная скорость М-72 — 95 км/ч, снаряженный вес — 350 кг, расход топлива – 6,5 л/100км.

Правда, изготовить раму из труб переменного диаметра и профиля советской промышленности оказалось не под силу. Поэтому на М-72 применили сварную раму из круглых труб. Остальные изменения хотя и были прогрессивными, но крайне незначительными.
С началом Великой Отечественной войны производство М-72 наладили в уральском городке Ирбит, где оно и продолжалось до 1961 года. После войны М-72 стали выпускать в Киеве. В 40-е и 50-е годы этот мотоцикл активно использовался в Советской армии и в милиции.

В экспозиции Музея автомотостарины есть действующий М-72.

Автомотозвёзды кинематографа

Многие экспонаты Музея стали кинозвездами.  

— Если во Владивостоке снимают кино про войну, любую, то наши машины и мотоциклы непременно "демобилизуют". Последний раз БМВ-Р75 и М-72 снимались у китайцев в "Шанхайской истории" в 2004 году. Причем М-72 играл роль немецкого мотоцикла. Он же брат-близнец БМВ-Р75! — улыбается Николай Алексеевич.  

Для Владивостока, сыгравшего в "Шанхайской истории" роль города Гамбурга, съемки фильма "про немцев" стали настоящим праздником. Где бы ни появлялись киношники, собиралась толпа любопытных. Иногда горожане вели себя неадекватно. Например, когда киногруппа работала на трассе около фуникулера, некоторые водители, проезжая мимо "немецких" солдат и генерала, вскидывали правую руку и вопили: "Хайль!". Случалось, что некоторые с радостью кричали: "Наши в городе!". Кого они имели в виду — то ли китайцев, то ли немцев — непонятно. 

"Фашисты", кстати, тоже были горазды на шутки. В перерывах между съемками "гитлеровский офицер", он же актер Краевого театра молодежи Вадим Замараев, и трое статистов в форме солдат вермахта, в сопровождении настоящего сотрудника ГАИ, выходили на дорогу с автоматами наперевес, тормозили машины и просили водителей предъявить документы:

— Аусвайс, битте, камрад!

Что в переводе с немецкого на русский значит:

— Ваш паспорт, пожалуйста, товарищ!

И обалдевшие мужики без ропота выполняли приказание!

— Смотрю, солдаты с оружием на дороге! Я испугался. И даже хотел свернуть с Пушкинской на Светланскую, но было поздно. Сами понимаете, время сейчас неспокойное, всякое может случиться. Вдруг в городе высадился вражеский десант, а я не в курсе, — то ли в шутку, то ли всерьез признался хозяин крутого джипа.

— А меня смутил "гаишник". Я подумал, что во Владивостоке проходят совместные учения сотрудников дорожной полиции какой-нибудь соседней страны и нашей милиции. По телевизору  часто такое показывают, — рассказывал другой водитель после "проверки" документов.   

Впрочем, история на тему "кино и немцы" — это уж, как говорится, из другой оперы.

Шувалов не в курсе

По словам Николая Алексеевича, за все время существования Музея с его экспозицией так и не соизволили ознакомиться ни первые лица Приморья, ни местные "министры" культуры края, как бывшие, так и нынешние.

В августе 2011 года Музей посетил первый заместитель министра внутренних дел России, генерал-лейтенант полиции Александр Горовой, знаток авто— и мотодревностей. Когда ему сказали, что во Владивостоке  есть уникальная коллекция автомобилей и мотоциклов, он тут же пожелал осмотреть экспонаты. Московского гостя не смутило удаленное расположение Музея. Под финал экскурсии он поинтересовался, кто финансирует Музей. 

– Никто! Я сам финансирую. Туристов к нам не возят, говорят, далеко, — безо всяких эмоций ответил Николай Алексеевич, привыкший к подобным вопросам.   

Средства на содержание Музея команда Шульжицкого, пять человек, не считая сторожей и собак, зарабатывает ремонтом автомобилей и слесарными работами. И все одно: они еле-еле сводят концы с концами.

— Непременно расскажу об этом Шувалову, пусть он подумает, что можно для вас сделать, — пообещал Александр Горовой.

Не так давно Николаю Шульжицкому предложили перенести экспозицию в цех бывшего завода № 178 на территории набережной Цесаревича. Несомненно, переезд в центр города благоприятно сказался бы на посещаемости музея и, как следствие, на его финансовом положении. Став частью туристического маршрута по историческому центру Владивостока, Музей мог бы полностью себя содержать. Но пока дальше слов дело не сдвинулось.

«Прогресс Приморья», № 36 (299) от 11.09.2014 г.

Сергей Кожин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно