Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
30 июля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Тысячи километров пути

Сегодня спортивная жизнь нашей страны находится на подъёме. Массовые старты — добрая примета времени. Важно то, что предприятия "оборонки", среди которых немало приморских, возвращают былые традиции не только трудиться по-ударному, но и добиваться успехов в спортивно-массовой работе. 

Участие в различного рода стартах способствует подъёму жизненного тонуса, сплачивает коллектив, восстанавливает не только физически, но и эмоционально. И это машиностроители доказывали не раз, в том числе и на ежегодных слётах, проводимых Приморским региональным отделением СоюзМаш России. Есть ещё один важный аспект: рабочие, инженеры, служащие осваивают новые виды спорта. Например, в велоспорте сегодня немало ответвлений, которые рассчитаны на любые категории занимающихся им. И неудивительно, что в День города, в котором союзмашевцы приняли активное участие, впереди колонны завода "Дальприбор" ехал молодой работник на велосипеде. Эта традиция не нова, но вспомнили о ней недавно. 

И всё же спорт и физическая культура разнятся. И спортсмены, выполняющие повышенные нормативы, всегда являлись примером для подражания. К их мнению прислушивались, ими гордились, порой подражали. Такие люди в нашем крае были всегда. И одним из них является профессиональный велосипедист Михаил Чикин. Редакции "ПП" показались интересными его воспоминания о развитии велоспорта в крае в 50-70-е годы прошлого века. 

Ради этого стоило жить

Мы жили и делали всё ради людей. Тренеры, спортсмены, судьи, организаторы. С помощью спорта мы несли радость и создавали праздники. Мы жили не роскошно, но были богаты душой.

В памяти встают годы более чем сорокалетней давности. Нам тогда было 12-14 лет. Материальный недостаток ощущался во всем, но мы этого не замечали. В те времена пацаны толпами записывались в спортивные секции. Однажды и мы всей улицей пришли в бокс. Помню, как ждали у спортзала "Строитель" своей тренировки. Дул занозистый декабрьский ветер, какие в нашем городе довольно часты. Мы были в шапках и теплой одежде. Ёжась от холода и ветра, видим: идет он — наш тренер. Короткая, под ёжик стрижка, какая-то легкая, явно не зимняя куртка, вокруг шеи яркий, в бело-синюю клетку шарф, за плечом — огромный рюкзак, который особенно запомнился, потому что, наверное, был очень тяжел, и тренер даже как-то прихрамывал. Он был без головного убора, но разрумянился так, что шел пар. Для него как будто и не было жуткого ветра и мороза. "Заходите", — сказал он, и мы дружно ввалились в узкий коридор, а затем в теплую раздевалку.

Но наше спортивное счастье было недолгим. Месяца через три тренер уехал. Позже мы узнали, что он был военный и его куда-то перевели. Мы по-своему пережили происшествие, и нас снова объединила улица. 

Мы играли в футбол двор на двор, улица на улицу. Часто босиком, сбивая пальцы, так как кеды были большой редкостью. Когда позже появились китайские "Два мяча", это стало воплощением нашей мечты, они были удивительно прочными, изнашивались до дыр, но не рвались. Играли в лапту, казаки-разбойники и многие другие игры, помогали мужикам строить плоскодонки и вместе с ними смолили их, чтобы забронировать место на ночной рыбалке, ведь она была для нас настоящим таинством. Зимой играли в хоккей самодельными проволочными клюшками. Летом бегали на бухты Тихую и Патрокл, на "купалку" — детский пляж в районе водной станции "Динамо", на "точку" — небольшое озеро, находившееся в районе Луговой, где сейчас улица адмирала Невельского. Его берега были похожи на кратер потухшего вулкана, а над обрывистым скалистым берегом мы соорудили трамплин, с которого ныряли в воду. Даже самые отчаянные не могли достать дна озера, не получалось это и у меня. Вода на глубине была страшно холодная, мы считали, что где-то бьют родники. Видимо, так и было, потому что вода всегда была чистой.

Теперь озера нет, оно исчезло после бурного строительства города. Несколько лет назад я искал то место, но ничего похожего — одни дома.

А жаль, что озера не стало. Жаль, что нет улиц, по которым бегали до позднего вечера, жаль, что нет детства и не будет уже никогда. Жаль, что не увижу тех, с кем делился последним куском удивительно душистого и вкусного хлеба, особенно горчичного, который всегда покупали в складчину на последние деньги, когда проголодавшиеся ехали с "купалки" домой в сторону Луговой на свою тихую Трамвайную улицу. Жаль, что всех судьба разметала. Со многими, знаю, она обошлась сурово. Меня Бог хранил, я и сейчас ощущаю его в своем сердце, и это чувство наполняет меня.

Однажды жарким июльским днем 1957 года я увидел на нашей маленькой улице велосипедиста. На нем была красная велорубашка с двумя отчетливыми карманами на груди и тремя такими же на пояснице, белая велошапочка с тремя голубыми полосками вдоль, белые носки, черные велотрусы и такие же велотуфли. Навсегда запечатлелись в памяти его лицо, яркий, с бронзовым отливом загар, сильные ноги и руки.

Он кого-то искал, и я с удовольствием вызвался ему помочь. С удивлением рассматривая велосипед на узких шинах-однотрубках, я с огромной завистью сопровождал хозяина к дому, где мог жить его знакомый. По пути спросил, как его зовут и можно ли записаться в секцию. "Конечно", — ответил он и пригласил на следующий день на стадион ТОФ. Звали его Виктор Виноградов. Мне оставалось уговорить пацанов и привести на стадион, что я и сделал.

В назначенное время Виктор не пришел, а вместо него был Николай Василенко — директор того самого спортзала "Строитель", что на 4-й Строительной улице, в котором мы уже когда-то вкусили спорт. Мы заплатили по 30 копеек, нам выдали членские билеты ДСО "Строитель" с маркой и назначили день тренировки. 

Как и следовало ожидать, в первую же тренировку мы "посыпались", так как методика была проста — крути педали как можешь и сколько можешь, а наши пацаны все крутили. Если к этому добавить, что все мы были на своих тяжелых дорожных велосипедах, то нетрудно понять, сколько длилось испытание. Это позже мы приделывали к педалям самодельные ремни, чтобы учиться круговому педалированию, сплющивали обода и сёдла, гнули пониже рули и, конечно же, сбрасывали крылья и багажники. Мастерили исключительно сами — спортивных велосипедов практически не было, и даже старый надо было заслужить.

К следующей тренировке нас осталось двое, еще через две недели — я один. Так судьба привела меня в велоспорт. Мне было 14 лет.

Больше я Виктора Виноградова не видел. Говорили, что он уехал в Днепропетровск. Однако я остался благодарен ему и всегда помню его молодым и красивым, каким увидел почти 45 лет назад. Через него я влюбился в велоспорт. Любил его, как романтик. Позже, когда начал тренироваться под руководством Анатолия Антонюка, завидовал ему как тренеру, как человеку, как спортсмену. Завидовал тому, что он живет в спорте. Хотел обязательно быть похожим на него.

На службе в спортивном клубе армии в 1962-1965 годах, попав в хорошую команду, много узнал о велоспорте нового. Хорошо помню мудрого тактика Валдиса Григоравичуса из Вильнюса, невозмутимого Евгения Коссе из Донецка, прямолинейного Василия Шубякина из Тулы и других. Все они призывались в ранге чемпионов и призеров своих республик и СССР в гонках по шоссе и треку. Уровень их подготовки был значительно выше нашего, дальневосточного. С ними я прошел школу чемпионатов Вооруженных сил (ВС) СССР в однодневных и многодневных гонках. В те годы практически вся сборная СССР состояла из армейцев. Среди них — Капитонов и Мелихов, Олизаренко и Бельгард, Петров и Лебедев, Москвин и Черепович. Чемпионаты ВС СССР по своему составу практически превосходили чемпионаты союзных республик, ДСО и ведомств.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 29 (343) от 30.07.2015 г.

Подготовил Виталий Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно