Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
18 января, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

А у нас во дворе…

Поколению начала 70-х годов прошлого века, воспитанному на примерах подвигов дедов, прошедших фронтовыми дорогами до Берлина, пришлось пережить так называемый застой, якобы накрывший большую страну, которой на картах уже нет.

И всё же у этого поколения, при всех идеологических "измах", было будущее. Впрочем, нам, молодым парням и девушкам тех незабываемых лет, существующее время застойным отнюдь не казалось. Жизнь в полном смысле слова бурлила, наша энергия била через край. Не скажу, что все стремились в авиацию, как в 30-е годы, или мечтали бороздить космическое пространство, как в 60-х, но у каждого было главное – стабильность, которая позволяла строить планы на будущее. Каждый знал, что в итоге он получит жильё и обзаведётся семьёй, родит детей и в дальнейшем станет заботиться о будущем внуков. И в этом не было ничего плохого, однако кого-то не устраивала такая жизнь, вот вам и термин придумали.

Никто не отрицает, что будущее у большинства юношей было похожее. Школа, служба в армии или на флоте (обязательно), "дембель", институт или университет, впрочем, в случае недобора баллов, предлагались те факультеты, где были свободные места. Демобилизованных уважали, доверяли им общественные должности, например, комсорга, старосты группы, профорга, физорга и другие. Стоит заметить, что их распределяли по группам равномерно, перемешивая с теми, кто поступил в вуз после окончания десятилетки. Никакого обособления не существовало, жили дружно, выезжали группой на природу, все участвовали в общественных мероприятиях. И самое главное, что жили без зависти, в равных условиях. Возможно, у кого-то было иначе, но в ДВГУ, где довелось учиться, было именно так. Вероятно, это и способствовало тому, что в спортивных соревнованиях мы участвовали не гонимые палкой, чтобы отбыть номер, а по собственной воле.

Помню, что накануне перестройки футбольные страсти просто зашкаливали по накалу страстей. Особенно в среде будущих математиков, юристов, филологов и геофизиков. Порой курс мог выставить на турнир по мини-футболу две, а то и три команды. Девчата, понятное дело, активно болели. Вспоминается осень 1994 года, когда филологи пытались внедрить на факультете мини-хоккей с мячом на асфальте, а с первыми морозами перейти на зимний хоккей. Закопёрщиком этой идеи был Игорь Кухарь. Провели даже несколько тренировок, но столкнулись с проблемой защитной экипировки, которая стоила денег и была в большом дефиците. И снова перешли на менее затратный мини-футбол. В городе работали катки, тогда ещё заливали поле стадиона "Динамо", а рядом стояла неплохая хоккейная коробка, вот туда мы и ходили играть в выходные дни.

Сегодня в Приморье много возможностей заниматься хоккеем с шайбой по нескольким причинам. Во-первых, власти всех уровней не жалеют средств на строительство, ремонт и заливку хоккейных коробок, сеть спортивных магазинов в полной мере обеспечивает желающих в целом недорогими клюшками, шайбами, щитками. Однако полное хоккейное защитное облачение всё же по карману не всем. Как говорится, цены кусаются. Пожалуй, эта проблема существовала и в советское время, отчего полноценно заниматься хоккеем не представляется возможным. Даже несмотря на то что повсеместно проводятся турниры по дворовому хоккею "Золотая шайба" и другим, охват оставляет желать лучшего. И это вовсе не вина организаторов соревнований или тренеров. Отнюдь, просто понятие "дворовый хоккей" – это нечто иное, чем запланированные и регламентированные соревнования. И вот почему. Приведу ряд примеров, и всё станет ясно.

Когда задумывался всероссийский турнир "Золотая шайба", первоначально подразумевались соревнования дворовых команд, которые создавались при жилищно-эксплуатационных конторах (ЖЭКах), в жилом секторе, в микрорайонах, где всё было рядом: школа, мини-стадион, куда входил спортивный городок, хоккейная коробка, каток, на худой конец, озеро или пруд. Работники ЖЭКа отвечали за заливку коробки или катка. Ремонт осуществляли по заявке той же школы шефские организации, обычно это были предприятия, базирующиеся в данном районе. Впрочем, экипировку команды "Золотой шайбы" обеспечивали шефы. Сосредоточение сил и средств, включая сюда и районные спорткомитеты, давали свои добрые всходы. Уже первые турниры "Золотой шайбы" позволили выявить лучшие детские коллективы. Например, мальчишки из Арсеньева, где сегодня по-ударному работает лидер Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, – авиационное предприятие "Прогресс" – выезжали на краевые и даже всероссийские соревнования и выглядели там вполне достойно.

То же самое происходило с детскими турнирами "Плетёный мяч", позже – "Оранжевый мяч". Впрочем, немало хоккеистов "Востока" прошлых поколений прошли школу этих замечательных турниров. Речь идёт о хоккее с мячом. Система была хороша ещё и тем, что зрители, которые наперечёт знали фамилии хоккеистов, ходили на "своих игроков". И если кто-то думает, что, например, хоккей с шайбой во Владивостоке появился лишь с созданием профессиональной команды "Адмирал", то глубоко заблуждается. Понятно, что вначале в городе нашенском развивался хоккей с мячом, удалая русская игра на коньках. Повсеместно открывались соответствующие федерации. В Приморье такая тоже появилась. Команды комплектовались из футболистов. И причина лежит на поверхности: зимой поля отдавали под катки, футбол до весны уходил на каникулы, и футболистам, чтобы поддерживать физические кондиции, приходилось осваивать новый вид спорта – русский хоккей. И вовсе не случайно в составах футбольных и хоккейных команд можно было встретить одни и те же фамилии.

Впрочем, как говорится, дальше – больше. Эти же люди в 50-е годы стали осваивать канадский хоккей и, без преувеличения, очень быстро не только догнали родоначальников игры с шайбой, но и на каком-то этапе перегнали. Доказательством являются яркие победы нашей сборной под руководством величайшего тренера Анатолия Тарасова. Показательный пример – футболист, мастер русского и канадского хоккея Всеволод Бобров. Не стоит забывать, что и в футболе он знал толк. Это на самом деле был легендарный спортсмен. С него брали пример, учились его оригинальным приёмам, болельщики в нём души не чаяли. И всё же он играл в команде, которая во всём его поддерживала. Отсюда и успех.

Этот пример – не единственный, в разные эпохи такие люди были, и именно благодаря им наш хоккей до сих пор славен своими победами на мировом уровне. Сборная России в 2018 году выиграла олимпийское "золото" в Южной Корее, а "мячевики" в который уже раз стали чемпионами мира по русскому хоккею, который в скандинавских странах называют "бенди". Есть уверенность, что когда-нибудь хоккей с мячом станет олимпийским видом спорта. России и здесь вполне по силам стать победителем.

Однако вернёмся к дворовому хоккею. Если не подменять суть этого понятия, то дворовый хоккей изначально обозначает стихийное действие на льду. Это как бы неорганизованный хоккей, неформальный, порой без правил и условностей, которые существуют в "настоящем" хоккее. Именно с этого и начинался тот хоккей.

Будучи подростком, ваш покорный слуга прошёл эту стадию, о чём в настоящее время вспоминает с удовлетворением и радостью. В конце 60-х, когда в моём гардеробе появились настоящие коньки, назывались они "снегурки" и крепились к катанкам капроновыми верёвками, застывшее озеро стало моим третьим любимым местом. Перовое – это дом, второе – школа, ну, и третье – озеро, которое называлось Школьным. Теперь и лыжи, которые любили мы все, стояли в углу коридора и терпеливо ждали своего часа. Мы осваивали новое увлечение – катание на коньках.

Позже мне на глаза попалась книга о великих людях, писателях, учёных, военнослужащих, врачах, в судьбе которых спортивные занятия сыграли огромную роль. Я запомнил из той книги отрывок стихотворения Александра Сергеевича Пушкина, русского поэта, о коньках, где были такие строки: "Обув железом острым ноги…" Это стало так понятно: оказывается, уже тогда сам Пушкин вихрем носился на пруду по ровной ледяной глади. И я твёрдо решил, как Пушкин, обуться в это самое железо и научиться езде на коньках. Набил, конечно, шишек, но своего добился.

Вскоре нас, сносно бегающих на "снегурках", собралась ватага, и мы стали командой. Кто-то бросил клич, что в магазине появились клюшки, однако цена была для нас неподъёмной, и пришлось мастерить орудие самим. Помогали отцы, деды, старшие братья. И вот мы вышли после снегопада на озеро, расчистили его лопатами, поставили вместо ворот две пары валенок, и открылась такая картина: клюшки были разные, у одних сделаны из загнутой дубовой толстой ветки, тщательно ошкуренные, у других – сколоченные из дощечек, обитые жестью банок из-под консервов с головой то ли коровы, то ли быка на крюке. Разбились на две команды, и вспомнили, что до снегопада улетел в густые тальниковые кусты последний резиновый мячик. И тут кто-то бросил на лёд шайбу, вырезанную из старого кирзового сапога. Она не соответствовала размерам, была лёгкой, но это была шайба.

Выяснилось, что один из школьников выписывает журнал "Юный техник", где рассказано, как самому смастерить не только шайбу и клюшку, но и щитки полевому игроку и вратарю. Признаюсь, падения на лёд были порой болезненными, удары клюшкой тоже оставляли синяки, бывало, шайба попадала и в лицо. Плачущих я не видел: поморщился, потёр ушибленный локоть или колено, потряс рукой, прогоняя боль – и снова в пылу борьбы ничего вокруг не замечаешь, кроме шайбы, ворот и стремления выиграть во что бы то ни стало.

Никаких схем команды не рисовали, да и не знали мы, что это такое, схема игры. Позже от учителя физкультуры, ветерана войны, который потерял одну руку, узнали через баскетбол и волейбол о необходимости паса. И хотя он в хоккей не играл, принцип игры нам стал понятен как ясный день: победит та команда, у которой лучше налажен пас. О, эврика! У нас получилось.

Помню, ночами присоединялся к матери, которая, как говорится, из любви к искусств кроила и шила семье сорочки, себе – модные блузки и платья, благодаря выписанным журналам "Работница" и "Крестьянка", где эти самые выкройки и были напечатаны, и ещё – фото красивых модниц в этих нарядах. И у матери получалось не хуже. Впрочем, днём она лечила людей, вечерами делала сельский обход по домам так называемых лежачих больных из числа пенсионеров. И с сумерками садилась за машинку. Так мы с ней освоили и выкройки хоккейной экипировки из "Юного техника". Да, это был ценнейший журнал. Он помог нам выкроить игровые щитки, которые я позже сам шил вручную, а потом и на машинке. 

Вставляли деревянные дощечки, затем набивали щитки обрывками материи, ватой, бумагой. Это была поистине безотходная технология.

Пришлось поломать голову над щитками и перчатками для вратаря. Но и здесь совместными усилиями сумели найти выход. Саша Афанасенко, облачённый в самопальную форму, смотрелся не хуже настоящего вратаря с картинки. Не хватало соответствующего головного убора. Так появился танковый шлем. Дядя в то время служил в армии, он и выручил – привёз на отправляющуюся на наш прииск "аннушку".

Те зимние дни были счастливыми, светило солнце, каникулы продолжались, вот только подводил озёрный лёд: он был местами выбит до такой степени, что, если на скорости кто-то попадал в ущербную часть площадки, то полёт в плотно спрессованный снежный бортик оказывался неминуем. Тогда мы насели на рабочего котельной, которая располагалась рядом, и он, скрепя сердце, на свой страх и риск бросил на площадку шланг и открыл горячую воду. Мы помогли ему поколоть чурки и кочегарили печь, а он заливал поле. Морозы стояли ого-го, по этой причине вскоре мы вообще перебрались к нему, где переобувались и грелись.

И всё же организованного хоккея не было, кто-то покидал команду, приходили новые игроки, кто-то, не имея коньков, играл в валенках. Результаты наших игр никто не фиксировал, потом кто-то из старшеклассников стал судить наши поединки, фиксировал счёт и передавал эти листочки-протоколы физруку.

Дальнейшая судьба этих карандашных записей мне не известна. Школа уже дано принадлежит старательской артели, котельная – тоже, озеро зимой никто не чистит, и детворы на нём не видно. То золотое время прошло, некоторые игроки нашей команды ушли в мир иной. Нет бесстрашного вратаря Саши Афанасенко, защитника Лёшки Марьясова, юркого нападающего Серёжки Куйдина. Разъехалось по городам и весям наше ударное звено, которое играло в составе капитана Володи Поддубного, выбравшего профессию военного, Саши Винникова, комсорга школы, который в бытность главой администрации ЕАО всячески поддерживал местный хоккей, ну, и вашего покорного слуги. На прииске проживает наш нападающий Игорь Донковцев, уехали за пределы района Рашид Шагимарданов, Саша Коснырев, Сергей Шемелин. Именно это поколение стояло у истоков развития хоккея в нашей глубинке. Большое поле для хоккея с мячом появилось много позже, в середине 70-х годов.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 2 (515) от 18.01.2019 г.

Клим Углов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно