Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
30 августа, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Пляж нашего детства

Продолжение. Начало в № 31

Вскоре мы с ангарцем, освоившись окончательно, стали совершать самостоятельные вылазки не только к морю, но и в разные районы Сочи. Стоит сказать, что в первые дни пребывания в городе родители купили нам короткие (до пояса) рубашки, на которых аляповато "росли" пальмы, накатывали на песчаный берег лёгкие волны, голубело небо, и яркое солнце освещало акваторию. Эта простейшая, но такая похожая на действительность панорама, поднимала настроение, даже в непроходимый ливень, после которого тучи куда-то убегали и снова в небе появлялся огненный круг, который своими лучами быстро высушивал землю и накалял песок до такого состояния, что ходить по нему было невыносимо. Впрочем, помимо рубашек с отложным воротником и резиновых пляжных шлёпанцев, нам купили шорты. По мне, они были великолепными, и, облачаясь в них, каждое утро я испытывал гордость, что они пока ещё не тронуты ни мылом, ни дождём, ни солёной морской водой. Честно признаюсь, берёг я их как зеницу ока, с прицелом на то, что осенью предстояли футбольные баталии первенства школы. Лучшей формы для игрока не придумаешь. А вот ангарца я не понимал. Когда ему вручили пакет с шортами, он заупрямился, сказал, что у него есть трико и в других штанах он не нуждается. И никто его не смог переубедить. Так он и ходил в своих хэбэшных штанах с вытянутыми до нельзя коленками. Позже причина такого поведения ангарца стала ясна не только мне. Дело в том, что футбольная форма подразумевала во все времена майку и трусы. Первая команда носит один цвет, вторая – другой. Для меня это было как дважды два… И вот однажды, ближе к вечеру, когда спала жара, мы пошли на близлежащий стадион. За высокой сеткой-рабицей подростки чуть старше нас гоняли мяч. Так получилось, что мы наблюдали за игрой сквозь кольца сетки, так как металлические ворота закрывались на защёлку изнутри. Поле было травянистое, изумрудное и притягивало к себе невыносимо. Мы не заметили, как двое ребят, поспорив о чём-то с остальными, развернулись и направились к выходу. И мы заскочили внутрь. На какое-то время игра расстроилась. Команды перетусовывались неоднократно, но, видно, мальчишкам это надоело, и они замахали нам руками, мол, играть будете? Я дал согласие без раздумий, а вот ангарец какое-то время колебался, но всё же поддался уговорам и нехотя пошёл на поле. Мы играли в одной команде. Ангарца воткнули в ворота, меня поставили в защиту, где я играл за всю свою сознательную жизнь от силы раза два и то в товарищеских встречах. Естественно, в наши ворота полетели голы. Ребята, а это были "местные", как их называли курортники, издевались над нами. Выяснилось, что ангарец вообще ничего в футболе не понимает. Если он и ловил мяч, то тут же бросал мне его в ноги, даже не озадачиваясь, стою я один или в окружении соперников. Вначале меня это злило, но затем, когда один из наших нападающих стал спотыкаться от усталости, и его отправили в ворота, а ангарца – в защиту, а я перешёл на свой излюбленный правый край, на душе стало радостно. Игру мы выровняли и даже забили несколько голов. Но было душновато, отчего скорости совсем упали, и если я как-то держался, то ангарец сел и принялся закатывать гачи своих "трикушек". Он наконец-то понял, что зря отказался от предложенных шорт. И тут ударила гроза, сверкнула молния, и зашумел такой ливень, что передвигаться стало неимоверно трудно. Убегая, я услышал, что местные приглашают нас завтра в это же время прийти на поле. Наш ответ утонул в грохоте ливня. Совершенно мокрые мы встали под козырёк магазина "Соки-воды", и тут ангарец, кажется, впервые за время нашего знакомства, улыбнулся и сказал, что наконец-то понял, как играть в футбол, и применение шорт теперь ему доподлинно известно. Оказывается, он занимается музыкой с пяти лет, играет на флейте и уже побеждал в городских конкурсах. Футбол он вообще считал несерьёзной игрой. Вот, например, его бабушка говорила: "Чего хорошего, когда двадцать два дурачка за одним мячиком бегают как угорелые?". Внук понял всё это буквально. 

После того дня мы на пляже были самыми модными, где загорали и купались "дикари". Люди с путёвками располагались по другую сторону пляжа, нас разделяла высокая, вроде рыболовной, зелёная сеть, куда нам нельзя было ни ногой. Но мы от запрета нисколько не страдали. В принципе, в лежаках мы не нуждались, бросив на песок наши модные аляповатые рубашки с коротким рукавом, постелив шорты, мы шли к волнорезу и ловили там крабиков. Они были маленькие и приятно, совсем не больно пощипывали пальцы. Мы их отпускали восвояси, ныряли под волны, плавали и потом устало валились на нашу одежду, ловя спинами яркие лучи поднимающегося солнца. Порой просто-напросто засыпали и соскакивали от крика цыганки: "Гадаю по руке, девушка. Давай ладонь, скажу тебе всё о твоём женихе". Новенькие с любопытством разглядывали одетую в пёстрые одежды цыганку с набором бус на шее, мужскими и женскими капроновыми узкими поясными ремнями, зажатыми под мышкой. Кто-то протягивал ладонь и просил погадать. На "цивильный" пляж женщину не пускали, а вот у "дикарей" ей было, где развернуться. Разноцветные пластмассовые бусы, названные жемчужными, раскупали в лёт, лёгкие, модные тогда узкие ремни тоже у цыганки не задерживались. Один, золотой, напоминающий шкуру змеи, привлёк внимание ангарца. Я вспомнил, как нас в классе пятом водили на драгу, на экскурсию, где начальник рассказывал и показывал на примерах процесс добычи золота. Вернее, породы, состоящей из камней и песка, после промывки которых, попадались золотые "зёрна". О слитках я слышал много, но, признаюсь, ни разу не видел и не держал их в руках. То, что добыча золота – труд не из лёгких, усвоил, пожалуй, на всю жизнь. Нет, меня привлёк совершенно другой поясной ремешок. Он представлял собой набор разноцветных квадратов, которые особым образо крепились друг к другу. Особенность его была в том, что, в разобранном виде, ремень вмещался в карман. Вот это оригинальная и в то же время простая конструкция привлекал внимание. Прикрыв глаза, я представил, как пойду 1 сентября в школу, и в моих форменных брюках на поясе будут красоваться эти квадраты. Я в активе оставил только ремень. Тем временем цыганка распродала всё. Она направилась к выходу, я сорвался с места, и, догнав её, сунул трубку и маску, и предложил поменяться на ремень. Женщина измерила меня с ног до головы насмешливым взглядом чёрных глаз, тряхнула такой же чёрной головой, и, засмеявшись, сказала: "Мальчик, попроси у мамы денег, и приходи завтра, будет тебе ремень…" 

После вечернего просмотра телевизионных новостей по программе "Время", все – и хозяева, и гости разошлись по своим домикам, и вскоре было слышно, как стрекочут цикады, да смачно похрапывает кто-то из соседей. Я долго не мог уснуть, думал, как заполучить ремень. И ничего не придумал… 

Следующий день был на редкость суматошный, все куда-то собирались, даже ангарец, принявший утренний холодный душ, стоял у калитки и куда-то сосредоточенно смотрел. Я вскочил, протёр глаза и спросил у мамы, одетой в красивое лёгкое в кружевах платье, стоящей у зеркала с накрашенными губами, бирюзовыми клипсами в ушах, куда она собирается? Оказалось, на туристическом автобусе вся наша честная компания отправляется на озеро Рица. На картинках я его видел не раз. Знал, что оно очень глубокое, с голубоватой прозрачной, ледяной водой, купаться в нём не стоит, и что на дне хранится много разных тайн. 

Было совсем рано, но шум голосов заполнил неширокую улицу, по которой мы шли. На остановке нас ждал автобус. Гид, молодая, загорелая, в коротком и лёгком платье девушка, с воротником-стойкой под горло, рассадила нас по периметру автобуса в мягкие кресла, спинки которых были покрыты белоснежными чехлами. Дала команду водителю, и автобус заколесил по шоссе. Несколько раз были остановки, сначала мы с ангарцем выходили со всеми. Но вскоре заскучали от множества историй и легенд, которые больше интересовали взрослых, и желали лишь одного, напитаться мороженым и напиться из автоматов, которые стояли везде, газированной воды за три копейки за стакан. В каком-то населённом пункте нас повели в кафе. Было немало рыбных блюд, овощные салаты, суп, разные соки. Практически все после обеда уснули в мягких креслах, и, видя такую картину, девушка-гид, тоже сделала передышку. Автобус вёз нас на озеро Рица. 

На озере Рица на нас повеяло холодом. Мы находились высоко в горах, и наши летние одежды нисколько не согревали. Каждый спустился по лестнице к воде и зачерпнул ладонью ледяную воду. А девушка начала свой долгий рассказ о тайнах этого глубокого озера. Потом все сфотографировались на память. Фото у меня сохранилось. 

События того дня напитали нас новой энергией, так называемой энергией гор, которые я видел впервые. Теперь к дальневосточным сопками прибавились знания о кавказских горах. И когда по географии мы проходили разную местность и ландшафт, я всегда вспоминал те вершины, на которых побывал мальчишкой. 

Тот день закончился вообще полной победой, которая заключалась в том, что вечером нас привезли в Гагры на рынок, где торговали не только овощами и фруктами, но был чуть в стороне и прилавок с различными сувенирами. И тут я увидел ремень "квадратиками". Мы подошли с ангарцем к кавказцу-продавцу и спросили цену. Он назвал, и вот что удивило, цыганка называл цену вдове больше. Тогда я ещё не знал слова спекулянт, но что-то подсказало: ремень нужно брать здесь и сейчас. На пляже этого делать не стоит. Мама находилась в приподнятом настроении после накопившихся дневных позитивных впечатлений и легко купила мне это ремень. Ангарец тут же стал просить купить ему такой же свою маму. Та согласилась не сразу, покопалась в своём ридикюле и озабоченно протянула кавказцу нужную сумму. Теперь мы были "упакованы" по самой последней моде: рубашки, шорты, шлёпанцы и вот – оригинальные ремни. Мы ощущали себя на седьмом небе, настоящими сочинцами. То, что это явление временное, нисколько нас не смущало. 

На следующий день, мы больше старались находиться в воде, наблюдая издалека за тем, как та же цыганка продавала всё те же бусы и "золотые" ремни, повторяла одни и те же фразы о том, что обязательно нагадает женщинам счастье, а девушкам найдёт мужа. Нас на мякине было уже не провести. Уроки племянника, который научил нас местным нравам, мы усвоили хорошо, да и сами теперь не плошали. Наши лица и тела были коричневые от загара, волосы и брови выцвели так, что напоминали собой солому. 

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 33 (546) от 30.08.2019 г.

Виталий Лентарев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно