Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
29 июня, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

«Дальприбору» — 50 лет!

Роман Титков: самое главное для нас — это люди, коллектив.

— Роман Владимирович, видно, как на заводе идёт активная подготовка, обновление к юбилею Публичного акционерного общества "Дальприбор", одного из лидеров Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России. Развёрнуты большие работы, и это не может не радовать глаз. Приятно видеть, как преображается завод.

— Да, мы готовимся к этому событию. На юбилей мы ждём, кроме своих работников, членов их семей, ещё и ветеранов, и партнёров, и гостей. Ждем наших коллег по цеху — с заводов оборонки и с гражданских предприятий. Ждем военных, с которыми мы работаем. Ждем представителей региональной власти.

— Вы выпустили замечательную книгу к 50-летию "Дальприбора".

— Она нами в какой-то мере выстрадана в том плане, что мы поднимали источники, архивы предприятия и людей, согласовывали фотографии. Это наш первый директор. (Листает книгу.) А вот, к примеру, как строился завод. Мы брали фотографии у наших давних работников. Смотрите: кольцо Второй Речки, и на месте нашего завода на этой фотографии ещё ничего нет. Вот так всё выглядело.

И, глядя в книгу, вчитываясь, всматриваясь в лица (это, например, один из моих учителей здесь, на заводе, главный инженер), я вижу, что здесь собраны те, чью фамилию и сейчас на заводе называешь, и люди сразу понимают, о ком идёт речь. Значит, помнят! Некоторые из фамилий я слышу начиная с 6 лет. Здесь — рабочие и управленцы, а главное, что отношение к ним и сегодня, как к самым достойным. Сейчас у нас на заводе тоже есть такие фамилии, которые для нас — как настоящие герои. Это не только давно работающие профессионалы, есть такие имена и среди недавно пришедших, но уже показавших себя с лучшей стороны специалистов. Я знаю всех этих людей пофамильно.

С самого начала самое главное для нас — это люди, коллектив. Даже те, кто ушёл с завода по разным причинам. Вот тоже наш работник — Евгений Николаевич Леонов, директор "Варяга". А вот Владимир Егорович Лелюхин — один из преподавателей Инженерной школы, руководитель моей дипломной работы, работал здесь, на "Дальприборе".

Не только мы своих людей знаем, ведём, но и военные нас знают. Сегодня спроси их: "Кто будет ремонтировать гидроакустику? Кто разработает новые системы поиска? Кто поставит радиогидроакустическую аппаратуру?" Дважды повторять вопрос не придётся, ответ будет один: "Сделает "Дальприбор"!" При этом все знают, что все будет сделано в срок и качественно.

На фотографиях в книге к 50-летию "Дальприбора" запечатлен и выпуск гражданской (знаменитейшей в то время!) продукции — сифонов. Они были очень популярны. А это огромная антенна, которая до сих пор работает на Камчатке и слушает всё под водой на очень большие расстояния. А эти наши системы стоят на кораблях, мы их ремонтируем.

Даже когда просто перелистываешь книгу, то, конечно, вспоминаешь всю историю, которую прошёл завод, людей. Наша история и есть люди, изделия и заводские стены. А уже потом — это наши личные воспоминания.

Спортивная жизнь, судя по фотографиям, на заводе тоже всегда была в почёте, даже были такие, как на этой фотографии, военные сборы. Это мы на демонстрациях 1 мая и 7 ноября. А так выглядел уже построенный завод с обычной (по меркам отрасли приборостроения) территорией в 10 гектаров.

Старая фотография членов Совета директоров. А здесь уже — первые станки с ЧПУ. И вот наш современный робот. На фотографии он в цехе, специалисты учат его делать то, что нам надо. На заводе уже вовсю идёт процесс автоматизации, он ускоряет труд, повышает качество и заставляет людей повышать свой профессионализм.

— История вашего предприятия была разбита по пятилеткам к 45-летию завода. Какие достижения или пройденные вехи пути вы могли бы отметить за следующую, 10-ю по счёту пятилетку — с 2012 по 2017 годы?

— Прежде всего — это рост заработной платы, рост объёмов загрузки предприятия, закупки станков и оборудования, освоение технологий, реконструкция сетей и помещений. За эти 5 лет у нас появился рост численности.

Кроме того что мы изготавливаем серийные изделия (напомню, мы единственные в России, кто изготавливает авиационные средства поиска подводных лодок), за эти 5 лет мы увеличили объем собственных разработок. Обычно существует отдельный институт, который, как правило, находится где-то в центре России, и там разрабатывают изделия. А у такого института есть промышленные площадки, которых может быть несколько по России. На этих площадках производятся сами изделия, и предприятие не может внести никаких изменений в то, что придумал институт: ни гайку другого размера поставить, ни в другой цвет покрасить, радиоэлемент другой применить или металл и так далее. Мы как раз выбиваемся из общепринятого порядка: у нас одновременно и разработчики, и производители на одном заводе. Всё то, что необходимо изменить в изделии, как-то улучшить, удешевить его, мы делаем для себя, а значит, качественно и быстро. И это всё внедряем в технику. Когда цены на комплектующие росли, мы практически не повышали цену из-за того, что удешевляли: где изменением материала, где — снижением трудоёмкости, и все это — без потери качества и без потери тактико-технических характеристик. У нас ежегодно внедряется достаточно много удачных попыток удешевления изделий.

Ещё наше достижение за последние 5 лет — пришли умные молодые ребята, которые подхватывают опыт у старослужащих. Гидроакустика — очень узкая область. По стране такие заводы, где люди серьёзно занимаются гидроакустикой, можно по пальцам на одной руке пересчитать.

Особенность наших разработок в том, что они сразу запускаются в серийное производство. Именно серийное. Другие разработчики чаще одно-два изделия изготавливают для демонстрации, а когда дело доходит до постановки на серийное производство, то цена оказывается очень высокой из-за неспособности сегодня делать это массово по низкой цене.

Вот с чем мы работаем эти годы. Молодёжи интересно заниматься исследованиями, производством. Замечательно, когда придумал и своими руками сделал, при этом всё получилось и эффективно работает. Это очень здорово для инженеров!

Пришли и молодые рабочие. Многие освоили профессии, впервые встав у станка, приступив к сборке или взяв в руки сварочный держатель. Есть ребята, которые выпустились из вуза и встали за те новые станки, что мы купили. Сегодня у нас часто можно встретить молодых людей с высшим образованием, работающих в обрабатывающих центрах и делающих сложные детали.

Немецкий робот-манипулятор размером с эту комнату стоит у нас в цехе, и сегодня идёт его освоение. Он очень интересный, сложный, и надо ещё научить его работать под наши задачи. И здесь интересная связка получается — освоение идет совместно с ДВФУ и Институтом автоматики ДВО РАН. Совместные усилия используются, чтобы задействовать робота под конкретные задачи для работы в заводских условиях.

Мы пытаемся уходить от старых, неэффективных технологий, устаревшего затратного оборудования. Цель не в том, чтобы просто сменить старое на новое, а в том, чтобы поставить эффективное и интеллектуальное оборудование, которое в результате будет давать качественное и оптимальное по цене изделие. И в то же время у нас пока ещё и старая техника прекрасно работает благодаря службе эксплуатации. Там сильные специалисты, у которых опыт ещё с советских времён. Это особая профессия, когда надо уметь ремонтировать и старое оборудование, и новое. Это большие умы. По идее, при ремонте импортного оборудования мы должны менять блоки целиком на новые, но так как это дорого, то мы ремонтируем всё у себя.

За эти 5 лет, с 2012 по 2017 гг., мы разработали и испытали новое изделие — радиогидроакустическую аппаратуру (РГА) "КЕМА", которая устанавливается сейчас на вертолёты, в дальнейшем планируем устанавливать ее на самолёты. Это новейшая на сегодняшний день станция, работает она на летательных аппаратах и с нашими буями. Кроме того что мы её разработали, мы её поставили на производство. Одно дело разработать, а другое — научиться её делать: внедрить, испытать, доказать и гарантировать её работоспособность. Сегодня мы выпустили первую партию РГА "КЕМА" и приступили ко второй, при этом отлаживаем технологию и дальше совершенствуем её. Наши разработчики делают это в сотрудничестве с военной наукой. Пройден большой и сложный путь. Но на сегодняшний день станция есть — живая, настоящая, современная! И у нас уже появляется свой комплекс — станция на борту, буи в воде, что одновременно дает повышение поисковой эффективности, в том числе и за счёт нами же разработанного программного обеспечения, новых технических решений.

Буи и РГА "КЕМА" в России производит только "Дальприбор". Больше никто. Поэтому к нам всегда особое внимание и соответствующий контроль. Могут быть у нас и спады — в моменты, когда наши буи и станции не требуются в больших объёмах к закупке. Продукция достаточно узкая, и мы переживаем, что такие спады неизбежны.

Мы напрямую заинтересованы, чтобы постоянно обновлять свою продукцию, изготавливать новые эффективные изделия для поставки военному заказчику.

И что еще особенно важного мы сделали за эти пять лет, так это взялись за разработку новых видов радиогидроакустической аппаратуры, в которую запланировано внедрить все новые научные разработки и передовой опыт. И особенность в том, что мы финансируем это своими средствами в инициативном порядке.

— Думаю, что для таких задач, какие вы сегодня решаете, нужна очень сильная команда и сплочённый коллектив. Есть ли у вас такая поддержка?

— Это как в каждой семье: свои дети всегда самые лучшие. Так же и у нас на предприятии: наш коллектив — самый-самый лучший! На заводе сильны добрые и проверенные советские традиции. У нас в порядке вещей утром и днём здороваться друг с другом, уважительно относиться друг к другу, ценить профессионализм. И молодёжь, вновь пришедшие тоже окунаются в эту культуру, принимают ее.

Много внимания уделяем спорту. В эти выходные мы были на сплаве по рекам. Четыре команды у нас сплавлялись. Вот жду сейчас фотографии с этого события.

Осенью под флагом машиностроителей традиционно проводятся слёты среди предприятий ВПК, которые организует Приморское региональное отделение СоюзМаш России. И молодцы организаторы: соревнования год от года становятся всё более сильными и захватывающими. И хотя команда "Дальприбора" ежегодно становится победителем, но с каждым годом это даётся всё труднее и труднее, на пределе возможностей. Другие команды уже по-хорошему "злые", и мы понимаем всю силу и мощь соперников, но не сдаемся, боремся и ведём. Проявляется как раз тот самый командный дух и сплачивающий эффект, где с теми, кто у нас задействован в видах спорта, заодно и группа поддержки. На заводе развивается спортивная жизнь. Свой спортзал, и в течение последних 5 лет он получил достаточно ёмкий и качественный ремонт. Эти затраты стоили того, потому что ребята занимаются не только по вечерам. Они приходят сюда в обед и в свои выходные. Их никто не заставляет, они делают это сами.

Традиционно мы поддерживаем танцевальный коллектив и детский клуб. Может, хотелось бы и ещё много чего поддержать, но у нас такая особенность: мы не государственное, мы частное предприятие и живём по принципу "Как потопаешь, так и полопаешь". Всё, что наработано, должно быть реализовано — и в изделиях, и в технологиях, и в разработках. У нас нет возможности что-то сделать, оставить это на потом или же получать деньги просто потому, что находишься на рабочем месте. Всё созданное должно у нас тут же влиться в изделие, реализоваться. И все работники участвуют в этом процессе — от самой маленькой профессии и до самых больших должностей.

— Вы много думаете о людях, делаете для этого определённые шаги?

— У нас есть своя социальная программа. Дети наших работников получают возможность отдохнуть в летних лагерях. Поддерживаем ветеранов. Когда какие-то трудные моменты возникают в жизни у любого сотрудника "Дальприбора" и он к нам обращается, мы всегда стараемся ему помочь. Некоторым молодым ребятам компенсируется часть найма жилья. Есть целая социальная программа, на этот год она составляет около 9,5 миллиона рублей. Деньги идут именно на поддержку людей.

— Получается, вы в своей работе используете опыт ещё советских времён?

— В советское время была самая лучшая система производства.

И практически ничего в сфере управления производством не изменилось с того времени. Появились только инструменты, с помощью которых идёт ускорение и улучшение управленческого процесса: это компьютеры, интернет, сотовые телефоны и т. п. Конечно, сегодня инженеры работают на современных компьютерах в специальных программах. Они не чертят на кульмане карандашом. Сегодня, разработав деталь на компьютере, можно сразу отправить ее на обработку на станок.

— А разработчики у вас откуда?

— Они наши. Полностью. Взаимодействуем с наукой Приморского края, с научными организациями страны. А на какую-то часть разработок, которая требует от нас длительного времени создания, мы привлекаем сторонние организации, где люди специализированнее нас в непрофильных для нас вопросах. Но, в конце концов, всё изделие собирается комплексно на заводе, и всю ответственность за него несём именно мы. Мы уверены, что у нас сильные компетенции и для разработки, и для внедрения.

Мы увеличили численный состав разработчиков, и новую систему — станцию "КЕМА" — уже создавали и внедряли в производство при помощи расширенного коллектива разработчиков.

В последнее время мы стали активнее заниматься обучением нашего персонала в целях повышения квалификации — технического, экономического.

Подарком нам, как и всем заводам, в 2015 году стал ФЗ-275 "О гособоронзаказе", в котором было прописано резкое изменение правил работы. И мы осваивали его достаточно болезненно.

— И одновременно у вас прошло ещё и обновление?

— В это время мы действительно выполняли заказ и делали всё, требуемое от нас по Закону. Но так как в предыдущие годы мы успели закупить достаточное количество нового оборудования и измерительной техники, то отсутствие других закупок в самый тяжёлый момент не повлияло настолько, чтобы предприятие заштормило.

В принципе, я считаю, что мы хорошо идём в плане развития. Хочется лучше: сети переложить, обновить завод, стены, энергетику, зарплаты поднять и профессиональный уровень людей. Всего этого нам бы хотелось, просто сейчас нет возможности форсировать события. Но как только она будет появляться, то допустимые средства будут обязательно вкладываться.

— Можно ли в современных условиях соответствовать принципам управления предприятием, заложенным ещё советской системой?

— Знаете, если бы можно было эту советскую систему, её ядро сейчас поставить и оснастить её компьютерной техникой и законы ещё тому бы способствовали, это было бы замечательно для всех предприятий ОПК. Как были заготовительный цех, обрабатывающее производство, а затем сборочное, системы контроля, как были экономические выкладки и расчёты, которые тогда делались вручную, а сегодня их делает машина, так всё это и осталось. Тогда инженер вручную составлял график, а сегодня мы составляем такие же, только уже используя машину, в которую мы вводим данные.

Произошло только значительное ускорение. Производственная система в мире существует. Другое дело, что надо взять от неё отовсюду лучшее и подобрать под своё предприятие, под свою специфику. Ведь гидроакустика отличается от производства, например, мясных продуктов.

В советское время работали институты, была научная организация труда, шли эксперименты, закреплялось лучшее. Требовали делать эффективно и технологично. На мой взгляд, сегодня мы не только приобретаем современные станки, но и смогли выбрать для управленческой системы то лучшее, что подходит именно нам, соответствует нашему времени. Сегодня мы смогли выстроить эффективную, рабочую систему управления. Совершенствовать её можно до бесконечности. При наличии средств и ещё большей загрузки, я уверен, мы продолжим её выстраивать. И очень здорово, что есть ещё пока те, кто помнит лучшее советское и передаёт его молодым, в том числе и систему управления.

— Речь идёт об особой роли такого качества, как ответственность?

— Это и ответственность, и умение организовать коллектив. "План — закон, а выполнение — обязанность!" — это как внутреннее воспитание, так и профессиональное. Одно без другого невозможно. И особый патриотизм в отношении своего предприятия — тоже.

— Сколько лет вы уже у руля "Дальприбора"?

— Скоро 10 лет.

— Когда было самое сложное время?

— Труднее всего — в кризисы. Когда падает вся российская экономика и рушатся налаженные связи.

Помню кризис 2008 года, я как раз стал директором в тот год.

Ведь что такое завод? Это не предприниматель, который пошёл, купил железо, радиоэлементы и собрал станцию. У нас, как у завода, порядка 50 поставщиков. Это только первый уровень. За ними — ещё порядка 150, за теми — ещё. Это огромная пирамида. И как только в стране спад — проблемы у всей этой огромной пирамиды. Судите сами: предприятия разбросаны по всей стране, некоторые из них делают продукцию только специально для нас. Ни для кого больше не делают. Вот нужна нам определённая батарея, и только для нас её выпускают в городе, который расположен недалеко от Москвы. Нужны нам провода — их изготавливают в Сибири, и тоже специально только для нас.

Завод работает в такой ситуации, когда в процессе участвует вся страна, а значит, это ещё и транспорт, и своевременность поставок надо учитывать. И как только в стране возникает кризис и кто-то из этой цепочки выпадает, или у нас самих объёмы производства падают, сразу хромает вся эта махина, которая стоит за нами. Вот это сложно. Нелегко всё наладить так, чтобы всё происходило вовремя и при этом ещё и качественно работало.

Сложно, когда уходят люди. Бывает, большие спецы говорят: "Извини, зарплата не та, я не могу обеспечить семью". Тоже сложности, а заказ выполнить необходимо! Выполнение нашего заказа — это особенная ответственность. Но главная движущая сила, которая не даёт нам остановиться, — это воспитанное с детства убеждение, что надо делать, потому что это должно быть сделано.

— Ваша семья — это не просто заводская династия, а династия директоров.

— Это случайность, что получилась директорская династия: сначала — отец Владимир Фёдорович Титков, а потом — я. Акционеры доверили управление, и пока получается.

Когда отец ещё работал технологом, он брал меня с собой, когда мне было 6 лет, и я видел завод тех времен. Помню свои детские впечатления: большое предприятие. Тогда было 5 тысяч рабочих мест, сегодня нас — около восьмисот. Разница есть.

Отца я дома почти не видел, он был всё время на работе. Средний возраст на предприятии был гораздо моложе, чем сейчас. Множество разноплановых задач. Управлялось всё государством, партия вела. На заводе было очень много правильных, полезных, сильных систем, касающихся производственной части.

И не у одного меня семейная династия, только в управлении у нас есть ещё две семьи, в которых также сыновья пришли на завод и работают. Есть такие династии среди рабочих и служащих. Династий хочется ещё больше, и их нужно больше, когда за отцом на завод идёт сын. Это как раз тот процесс, когда приходит молодёжь, здесь она становится зрелой, и её становление происходит вместе с заводом. И чем больше у нас будет таких людей, тем лучше. Я знаю точно, что и на других наших машиностроительных предприятиях — то же самое.

— Завод — это целая жизнь?

— Да! Завод — это жизнь! 11-12 часов на работе — это обычная ситуация. Дома меньше бываешь.

— Вы смотрите на наше время с оптимизмом?

— Мы до сих пор в условиях кризиса работаем. С России санкции никто не снял, только добавили. Не бывает так, чтобы в одной области было хорошо, а во всех других плохо. Так же и в оборонке: не может быть хорошо, когда везде плохо.

Мы прекрасно знаем, что к 2020 году нам обозначают спад военных заказов, что надо выходить на гражданский рынок и надо искать себя в межзаводской кооперации. До 2020-го осталось совсем немного — чуть больше двух лет, и у нас идёт большой поиск. Мы ищем новые направления.

Конечно, есть определённый оптимизм. Мы видим, что армия и флот развиваются, и вот уже Д.А. Рогозин заявляет о необходимости принципиально новых разработок — технологических, превосходящих свои аналоги, концептуально лучших, чем у соседей.

— А потенциал для этого у вас есть?

— Есть у нас потенциал. Мы понимаем, что перспектива развития должна поддерживаться профессиональными специалистами, технологиями, постоянным повышением квалификации. Социальная часть, техническая, экономическая, даже политическая — это всё составляющие предприятия.

— Получается, что "Дальприбор" в числе других оборонных предприятий имеет исключительно важное стратегическое значение для стабильности в стране?

— Конечно, мы и включены в список стратегически важных предприятий России и в число социально значимых предприятий Приморского края.

Мы стараемся вовлекать власть региона в наши задачи, в развитие предприятий ВПК и быть полезными для территории. Но на сегодняшний день из-за того, что мы на краю земли, и тарифы у нас высокие, и обеспечение сложное, и продукты дорогие, и зарплаты небольшие, мы хотели бы, чтобы внимания к нам со стороны властей было больше. Учитываем при этом особенности дальневосточного рынка и наших мощных соседей, которые всё заполоняют своей продукцией.

— Какое у вас есть пожелание к вашей команде в канун юбилея?

— Всегда в таких случаях на заводских юбилеях желают главное: предприятию — загрузки, интересных по изготовлению и рентабельных по цене заказов, здорового, профессионального, целеустремленного коллектива. Именно это позволяет нам здесь жить и развивать Россию.

— Будучи выпускником Дальневосточного технического университета, как вы относитесь к уровню инженерного образования на Дальнем Востоке?

— Если мы не будем кормить своих инженеров, то будем кормить иностранных. Инженерное образование долгое время было в загоне, и на сегодняшний день потеряно очень серьёзное качество этого образования. Пока ещё есть те преподаватели, которые могут научить, следует обратить повышенное внимание на подготовку инженеров.

Университету, по сути, ещё совсем мало лет, и систему подготовки инженеров надо отладить как следует. С такими возможностями, которые есть у ДВФУ и у науки в настоящее время, можно готовить выдающихся инженеров, которые поднимут всю промышленность в регионе и будут нарасхват по России. Инженер — это специалист, от которого зависит работоспособность всего окружающего. Сегодня у университета есть возможности, они лучше, чем были у нас, когда мы учились. В том числе это промышленные площадки. "Дальприбор" в их ряду — только один из заводов, в Приморье есть и другие замечательные предприятия.

Поэтому образовательный инженерный вопрос крайне важен. Очень важна практика. Я обоснованно недоволен Болонской 4-летней системой обучения и не раз выражал это на различных уровнях, включая и советника Президента А.А. Фурсенко. У нас эта система не даёт такого эффекта, который даёт в иностранных вузах. Там молодой человек сразу погружается в технологии, станки и разработки, практику и работу, а у нас порой станки видит только на картинке. Или издалека. И 4 года обучения не дают эффекта.

Опять же, давайте окунёмся в советское прошлое, где были очень толковые инженеры. И остались ещё преподаватели, которые могут хорошо научить. В любом случае мы придём к тому, что будем обязаны воспитывать инженеров и хорошо оплачивать их труд.

— Директор завода — он инженер и управленец в одном лице?

— Управленец — в первую голову, несущий на себе полную ответственность абсолютно за все на заводе. В том числе еще надо разбираться во всех направлениях деятельности завода: это производство, разработки, экономика, финансы, бухгалтерия, безопасность, эксплуатация и строительство, кадры и социальная сфера, качество, управление имуществом и так далее. Директор должен быть практиком, видеть перспективу развития предприятия и вести за собой.

Надо быть ещё и политиком — взаимодействовать с властью, вести общественную деятельность. Тот же Союз машиностроителей России, дающий общность заводам, коллективам единомышленников, — это из одной цеховой братии люди, которые понимают друг друга с полуслова. Могут дать друг другу совет, как что-то улучшить. Могут что-то порекомендовать и вовремя помочь с правильным решением. Мы, как партнёры, всегда что-то изготавливаем, помогаем друг другу. Завод "Аскольд", например, нам делает те детали, изготовление которых мы искали по всей стране. А они — вот они, рядом, оказывается, надо было просто наладить наши отношения. Наладили и уже который год успешно работаем. "Дальзавод" взаимодействует с нашим гальваническим производством. Мы рядом, можно быстро сделать, все вопросы по качеству решить, даже если что-то не совсем удовлетворяет. И таких примеров — множество!

Директора — это и инвесторы, потому что идут на вложения в своё же предприятие, за которое и отвечают. Директор должен заниматься бизнес-планированием, понимать, когда вложенные деньги вернутся и принесут прибыль.

— В лице одного директора уже целый институт получается. Это интересная работа?

— Нескучная — это точно! Обо всём надо иметь представление, а желательно и понимать процессы. И с прокуратурой иногда приходится пообщаться, и с коллективом — надо его понимать. Заказчиков иногда приходится убеждать в правильности нашей позиции, а местную власть — знакомить с проблемами предприятия и способами решения. Должность подразумевает сразу много всего.

— Ваш отец Владимир Фёдорович служит для вас примером такого руководителя?

— Конечно. Выжить во время перестройки смогли далеко не все. А вот он и его команда вытащили завод. И ночевали здесь, и воевали, и в Москве жили, выбивая заказы. Безденежье было полное. Сложная была ситуация. Представьте себе: люди месяцами не получали зарплату!

Военные заказывали изделия, завод делал, Министерство обороны не оплачивало, а налоговая служба требовала налоги. Была даже ситуация, когда можно было попасть в заключение за неуплату налогов. Ряд хороших заводов не выстояли — и в Приморском крае, и по стране в целом. И ошибались, и рисковали, а посоветоваться-то негде было. Ваучеры, обязательства, акции, КО, ГКО и так далее — тогда никто не выговаривал этих слов.

Поэтому мы ценим то, что сделано той командой. Сегодня завод живой, активный, подрос в части загрузки и зарплаты.

— Это были люди, которые ради дела поступали даже в ущерб личным интересам?

— Они — патриоты, они вытаскивали эту махину в ущерб себе и своему здоровью. И при этом сохранили завод, территорию, оборудование, производство, изделия.

— Вы можете снова нарастить свои цеха в случае необходимости?

— Да, конечно. В случае необходимости в расширении производства территория, которая будет нужна, будет изыскана и в короткие сроки будет задействована. Всё у нас обеспечено электроэнергией и прочими сетями.

— Значит, помимо знаний для победы нужны особые морально-волевые качества?

— А куда же без этого? Профессиональные административные качества развиты не только у меня, как у директора, но и у замов, у их заместителей. Здесь же, на заводе — полувоенное управление, а то и военное. Если нет исполнения, то есть разбирательство, затем — соответствующие выводы. И люди военные, которые к нам переходят работать, уже отслужив или уйдя со службы, нормально здесь адаптируются. В военной системе много правильных, настоящих управленческих порядков. Это всё очень хорошо применяется на заводе, и завод только с этим и работал всегда.

— Владимир Фёдорович Титков помогает вам сейчас своими советами?

— Обязательно. Работаем вместе, и, когда возникают сложные вопросы, он делится опытом. Он — один из авторов изданной нами к 50-летию предприятия книги, о которой мы уже говорили.

50-летие завода  — это большая веха нашего пути, связанная с сохранением и повышением уровня оборудования, технологий. "Дальприбор" развивается! Имеем большие планы. Работаем над поставками изделий иностранным заказчикам. В усиленном режиме сегодня работаем над разработкой новых изделий, существенно улучшающих поисковые системы, делающих их более эффективными. Проводим испытания. Производим серийную продукцию. Всё это должно значительно поднять уровень обороноспособности и защищённости России.

«Прогресс Приморья», № 24 (436) от 29.06.2017 г.

Светлана Светлая

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно