Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
19 декабря, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Награду защитника Родины – в семью

Продолжение. Начало в № 46

Порой смотришь какой-либо художественный фильм о Великой Отечественной войне, снятый в тревожные 90-е прошлого века, и не понимаешь, о чём вообще кино.

Ладно если есть сюжет, который отражает тот или иной период войны. В конце концов, фильм-то художественный, и автор имеет полное право на домысел и даже вымысел. Но когда на экране появляется комиссар с погонами на плечах, а на дворе 1941 год… Как поётся в песне, "кипит наш разум возмущённый…". Достоверно известно, что погоны в Красной Армии были введены в 1943 году, а до этого звание определяли по петлицам и кубарям на них. Или другой, но уже пример из литературы, когда герой складывает продукты в целлофановый пакет. Сколько себя помню, а родился я спустя десять лет с небольшим после войны, всё время продукты питания заворачивали в бумагу. Позже появились пакеты из серой плотной бумаги, куда упаковывали сыпучие продукты. Вспоминаются и безразмерные авоськи. Мои ровесники не дадут соврать: целлофановые пакеты представляли такой дефицит, что родители использовали их по много раз, стирая и суша на балконах. И это были 70-е годы… А в книге – вообще далекие царские времена...

Один современный автор, взяв для написания повести воспоминания покойного деда, рассказал в художественной форме о форсировании Днепра. Когда бойцы переправились на другой берег и вскарабкались на кручу, сверху на них поехала пушка. Однако несколько храбрецов подставили свои крепкие плечи и удержали её от падения вниз. Не знаю, но когда приходится бывать в музеях и рассматривать многотонную артиллерию, которая применялась в период войны, понимаешь: если такой кусок металла свалится на плечи, инвалидность обеспечена.

Думается, читатель правильно понял, что эти заметки не обвинение авторов в ущербности, отнюдь, кино снимают профессионалы, книги пишут талантливые писатели, роли в кино играют заслуженные артисты. Однако, когда у тебя за плечами немало прожитых лет и пересмотрены десятки советских и российских фильмов о войне, прочитаны тысячи книжных страниц текста, не совсем укладывается в голове одно: почему в произведения просачиваются такие неточности? Как-то попала на глаза одна из книг, названная автором "Лавр". Впрочем, автор – победитель престижной премии "Большая книга". В предисловии сказано: "…Филолог, специалист по древнерусской литературе, он не любит исторических романов, их "навязчивого этнографизма – кокошников, подвойников, портов, зипунов" и прочую унылую стилизацию. Используя интонации древнерусских текстов, автор причудливо смешивает разные эпохи и языковые стихии, даря читателям не гербарий, но живой букет". И называется произведение "Неисторический роман". Конечно, такую книгу хочется прочесть, и сюжет на самом деле захватывает. Только с первых же страниц возникает путаница. Казалось бы, есть герои, которые разговаривают, действуют на страницах романа, но нет главного – нормального русского слова. Вернее, оно есть, но отсутствуют знаки препинания, что и приводит к путанице. После десятка страниц такого чтения недоумеваешь, кто кому что говорил или кто о чём думал. В общем, "кипит наш разум возмущённый…", но всё без толку, видно, мода сегодня на литературу без знаков препинания, разделения речи автора и героев романа. И в кино происходит похожая картина. Вероятно, как писал без знания пунктуации и орфографии сценарист, увлёкшись сюжетом, так про всё остальное и "забыл". Впрочем, поправить помогут военные историки, музейные и архивные работники, наконец, документальная хроника, классические советские и некоторые российские фильмы ну и, конечно, мемуары самих участников событий Великой Отечественной. Если использовать это багаж, то фактических неточностей, без сомнения, удастся избежать. Понятно, что компьютерная графика добавила эффекта в кинематографе (не путать с эффективностью), однако лишила другого – сопереживания, если хотите, личного участия в жизни экранных героев. Вот пример. Сидя в зрительном зале, безразлично следишь за тем, как со свистом минуты три летит снаряд, всё увеличиваясь в размерах. Потом он пробивает насквозь броню танка и летит дальше, дырявя все, что попадается на пути. Честное слово, сразу вспоминаешь "Войну и мир" Бондарчука и крутящееся шипящее ядро, готовое вот-вот рвануть на глазах у князя Болконского, и невольно начинаешь сравнивать. И сколько мыслей проносится в голове у Андрея, пока он видит ядро?.. Здесь нет компьютерной графики, но есть и эффект, и эффективность. Уж так…

Впрочем, в русской, затем в Красной и позже в Советской армии военный человек всегда являл собой образец не только чести и достоинства, но и подражания. Георгиевский кавалер везде, даже в самой захолустной деревушке, вернувшийся с войны героем, был почитаем всеми. От царя-батюшки до крестьянской детворы. Герои Великой Отечественной войны тоже всегда были в почёте, как, впрочем, и герои современной России. Если говорить непосредственно о людях в погонах, то есть о тех, чья профессия – Родину защищать, то офицер во все времена, независимо от политического строя, оставался офицером. Во второй половине ХIХ века, например, русский офицер отличался от штатского не только формой, но и особыми, присущими только военным людям традициями. Воинский этикет требовал от каждого офицера соблюдать все обязанности почтения и вежливости, быть всегда по форме одетым и соблюдать другие требования и предписания. При назначении в полк офицер был обязан представиться командиру полка и всем своим прямым начальникам, а остальным офицерам сделать визит. При очном или заочном знакомстве использовались визитные карточки. При первой личной встрече после слов представления новому знакомому офицеры передавали свою визитную карточку. В ходе деловой беседы и переговоров было принято класть перед собой визитные карточки – это помогало избежать ошибок в произношении имен и должностей. Особую роль играли визитные карточки при заочном представлении. В этом случае отправка визитной карточки посыльным или по почте приравнивалась к визиту. Было более корректно, и это высоко ценилось. Оставлять визитные карточки для своего заочного знакомого лично – при этом следовало загнуть один из левых углов или всю карточку с левого края, впрочем, загибались и карточки, отправленные с посыльным. Нормы этикета требовали, чтобы лицо, получившее карточку от своего заочного знакомого, отослало ему ответную визитную карточку без задержки, не позднее суток. Офицеры, прибывшие к новому месту службы, как правило, направляли свои визитные карточки тем военнослужащим, с кем им предстояло часто встречаться по служебным вопросам, а также своим знакомым офицерам из других частей и подразделений. Именно такая практика заочного представления получила более широкое распространение во второй половине ХIХ века. Направляя визитные карточки, офицеры сопровождали их кратким письмом или запиской с выражением надежды на продолжение знакомства, а личную и семейную карточку замужней женщины направляли в двух экземплярах. Супруги, оставлявшие визитные карточки в доме другой супружеской пары, оставляли одну визитную карточку супруга для мужа и одну семейную карточку – для жены.

Ваше благородие…

На службе офицеры называли друг друга по чинам, а вне службы – по имени-отчеству. Обращение на "ты" было очень редким явлением. И когда мы видим в каком-либо сериале о прошлом русской армии сцену разноса младшего офицера старшим по званию с возгласом "Ты…", это не соответствует действительности. Выдержка – вот отличительная черта характера офицера того времени. При обращении по службе к начальнику и старшему офицеру назывался его титул. Полных генералов, например, титуловали "ваше высокопревосходительство", генерал-лейтенантов и генерал-майоров – "ваше превосходительство", всех генералов, имевших титул князя и графа, – "ваше сиятельство"; имевших титул светлейшего князя – "ваша светлость". Штабс-капитанов и выше называли "ваше высокоблагородие". А всех прочих обер-офицеров и офицеров – "ваше благородие". Начальствующих лиц называли по чину, прибавляя перед ним слово "господин", например, "господин полковник", "господин капитан"… После Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года и в период Гражданской войны и международной интервенции 1918–1922 годов в Белой армии остались традиции императорской армии. В Красной армии в обиход было введено слово "товарищ". Обращения "товарищ генерал", "товарищ полковник" и так далее были обязательными. Впрочем, такое обращение сохранилось до сегодняшнего дня. Стоит заметить, что и форма одежды современной российской армии пошита как по "старым" лекалам императорской армии, так и по лекалам советской армии. Но появились и индивидуальные варианты армейской офицерской формы. То есть исторически сложилось, что, отказавшись от каких-то устоев прошлого, новое поколение военных вернуло образцы формы и офицерские традиции в сегодняшний день. Вспомним, с началом междоусобицы у красноармейцев не было погон, хотя гимнастёрки оставались, однако частично пришлось вернуться к форме одежды белых. Так снова в армии появились погоны – от рядового до командного состава. И это тоже возвращение традиции и, если хотите, здравого смысла. По погонам на плечах офицера можно безошибочно определить его звание. И это исключает многие недоразумения и казусы.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 49 (562) от 20.12.2019 г.

Сергей Юдинцев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно