Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
17 марта, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Подплав: день завтрашний и день вчерашний

Конец XVII века дал начало военному флоту Великой России (в октябре мы будем отмечать его 315-ю годовщину), а начало века XX-го подарило ей флот подводного плавания — подплав.

6 марта (19-го по новому стилю) 1906 года император Николай II повелел "числить подводные лодки как самостоятельный класс боевых кораблей", что зафиксировано в приказе по Морскому ведомству № 52 от 11 (24-го) марта того же года. К тому времени Россия имела 19 субмарин, 13 из которых (почти 70%!) находились на Дальнем Востоке страны.

Все развитие нашего дальневосточного подплава напоминает соревнование прыгунов: дважды разбегался он, каждый раз беря все большую высоту, и дважды стремительно падал вниз. Будет ли третья попытка? Достанет ли нам на нее времени и сил? Бог весть.

Первый разбег...

Русско-японская война, явив миру непревзойденное мужество наших моряков, показала и беспомощность российской военно-морской доктрины того времени.

Она же, как ни странно, способствовала стремительному взлету подводного флота России. Такого количества и разнообразия субмарин не имела тогда ни одна страна. С самого начала войны империя лихорадочно скупала по всему миру подводные лодки разных проектов, переделывала их, строила свои собственные, непохожие на иностранные.

И сразу, после минимальных заводских испытаний, лодки — на специально сконструированных платформах — отправлялись по железной дороге к театру военных действий. Пунктом назначения их был Порт-Артур, но к тому времени, когда первый состав прибыл в Сибирь, дорога была уже перерезана, и субмарины пришлось оставить во Владивостоке. Поэтому здесь-то и появилось первое в русском флоте соединение подводных лодок — Отдельный отряд миноносцев (так тогда называли подлодки), приданный Отдельному отряду крейсеров, базировавшемуся во Владивостоке и входившему в состав 1-й эскадры российского флота в Тихом океане.

Точная дата создания этого отряда неизвестна, однако сегодня принято ориентироваться на 23 декабря 1904 года, когда командир Владивостокского порта контр-адмирал Н.Р. Греве издал приказ № 1102: "Впредь до распоряжений лейтенант Плотто назначается начальником Отдельного отряда миноносцев, лейтенант Белкин — ротным командиром их команд, и мичман Алеамбаров — ревизором".

Тогда, в самом начале века, на дальневосточных берегах появились сразу три "точки кристаллизации" российского подплава: Владивосток, Порт-Артур и Николаевск-на-Амуре. К сожалению, реализоваться в полную меру смогла только первая из них. В той или иной стадии готовности у России имелось 13 лодок во Владивостоке, 4 — в Порт-Артуре и 1 — в Николаевске (на Амуре). Причем почти половина из них — собственной постройки, сделанные по проектам русских офицеров!

Разумеется, не всем этим лодкам довелось выходить в море, а уж в боевых действиях участвовали вообще единицы ("Сом" да "Кета"). Публикаций на эту тему теперь довольно много — не будем повторять их. Отметим только, что на первом этапе развития русский подводный флот, являвший собой "бессистемный музей различных, как бы случайно подобранных образцов", по мнению многих историков, стал "оружием моральной силы" — само наличие его было для японских кораблей сильнейшим сдерживающим фактором (у Японии в это время было лишь 6 лодок, закупленных в США, в боевых действиях ни одна из них не участвовала, да они и в море-то ни разу, кажется, не выходили).

...и первое падение

Жестоким поражением закончилась война России с восточным соседом. Вместе с ней закончилась и первая попытка создать на Тихом океане российский флот подводного плавания.

В следующее десятилетие — вплоть до Первой мировой войны — русские субмарины еще базируются во Владивостоке, Отдельный отряд миноносцев даже разбивается на два дивизиона ("подводники имели транспорт-базу "Ксения" и несколько маленьких лодок"), а в бухте Разбойник создается "база подводного плавания Морского ведомства". Но с каждым годом подплав здесь все больше хиреет и почти не выходит в море, даже близ берегов. Главной же причиной такого "запустения" было послевоенное отношение общества к военному флоту вообще — пренебрежительное, высокомерное, подлое.

С началом германской войны на русском подводном флоте Тихого океана был вообще поставлен крест. И дальневосточные субмарины спешным порядком — опять по железной дороге — перегоняются на Балтийское, Черное и Белое моря. Последней убывает на европейский театр военных действий в 1916 году "Дельфин", вместе с экипажем.

На ближайшие полтора десятка лет русский подплав попросту исчезает из истории Дальнего Востока (по-разному сложилась судьба наших субмарин: 7 из них закончили свою жизнь во Владивостоке, 3 —
на Балтике, 2 — на Черном море, 1 — на Каспии, и 1 — на море Белом).

Разбег второй...

То, что замысливала Россия монархическая (замыслила, сделала да не смогла сохранить и приумножить), удалось совершить лишь России советской.

В рекордно короткие сроки, практически на пустом месте, на восточных рубежах страны одновременно со всем Тихоокеанским флотом был создан и новейший флот подводного плавания — современные корабли и умелые, хорошо подготовленные экипажи. Чего это стоило стране и людям — разговор особый. Но уже к началу Великой Отечественной на российском Дальнем Востоке, кроме двух сотен надводных кораблей, имелось 85 подводных лодок (у Японии их — 56, на треть меньше) — от Приморья до Камчатки. Новых, боеспособных, готовых на подвиг во имя защиты Родины...

Начало второй попытки пришлось на 1932 год, когда в сонный окраинный городишко с гордым именем Владивосток, забывший, казалось, за десятилетие мирной жизни не только недавнюю чехарду войн и правительств, но и родившийся когда-то на его берегах дальневосточный подплав, по приказу партии и по зову сердца рванулись молодые моряки, рабочие, инженеры — создавать морские силы Дальнего Востока.

К тому времени весь вообще военный флот на Тихом океане состоял из пары кораблей, переоборудованных из гражданских судов: бывшей яхты "Адмирал Завойко", переименованной в СКР "Красный вымпел", да пограничного СКР "Воровский". И в первую очередь началось массированное укомплектование вновь создаваемого флота подводными лодками, которые (как и 30 лет назад) прибывали по железной дороге из Ленинграда и Николаева в разобранном виде и достраивались на месте. Одновременно с Балтийского и Черноморского флотов стали прибывать и подводники, из которых формировались экипажи.

Подводные лодки следовало собрать, испытать и подготовить к плаванию. Особая трудность состояла в том, что лодки и системы были новые, почти никому не известные, да и квалифицированных рабочих постоянно не хватало. Поэтому личный состав кораблей, одновременно с изучением матчасти, вкалывал на достройке корпусов наравне с "гегемоном". Сборка субмарин производилась там, где была хоть малейшая тому возможность, — в Осиповском затоне на реке Амур, в морском заводе № 202, имени К.Е. Ворошилова ("Дальзавод").

23 сентября 1933 года на первых двух "Щуках" был поднят Военно-морской флаг СССР (Япония в это время имела уже 71 подводную лодку), тогда же составленный ими 1-й дивизион созданной годом раньше подводницкой 2-й Морской бригады ТОФ, вместе с ледоколом и плавбазой "Саратов" (бывший лесовоз), был переведен с Мальцевской в Улисс. Дальше — больше: летом 1934-го впервые (и единственный раз в мировой истории!) боевые корабли (подводные лодки типа "М") вступали в строй уже не поодиночке, а целыми дивизионами.

Но если матросов еще можно разместить на плавбазе, то комсостав с семьями селить было некуда. Однако на берегу бухты Малый Улисс имелась позабытая теперь деревня — около 20 домов да остов сгоревшего клуба (в котором поначалу устроили мастерские, а потом — столовую личного состава). Как вспоминал через сорок лет комиссар дивизиона Боков, назначенный "лицом, юридически оформляющим получение квартир", "при содействии местных органов власти удалось всех жителей деревни Теребиловки переселить из бухты, а оставшиеся дома отдать под квартиры для начсостава". Куда именно в канун зимних холодов "удалось переселить всех жителей" нашим доблестным "органам" — неизвестно, ведь "свободных квартир в городе не было, а новые дома не строились"... Но это уже совсем другая история. Морякам и судостроителям была поставлена государственная задача — "закрыть на замок" морские рубежи — и они ее выполнили.

О предвоенных подвигах и рекордах дальневосточных подводников написано тоже немало, поэтому не будем и здесь повторяться. Напомним лишь, что за время своего второго "разбега" дальневосточный подплав потерял всего одну субмарину, Щ-105 (в 1935 году). Еще 5 лодок погибли во время войны: М-49 и М-63 (1941 год), Л-16 (1942 год), Щ-138 (1943 год) и Л-19 (1945 год).

...падение второе

В отличие от России царской, Россия советская после войны не забросила свой дальневосточный подводный флот. Наоборот, она его берегла и умножала. Второй "прыжок" оказался дольше и упорнее первого.

Но, как говорится, чем выше забираешься, тем больнее и падать... В конце ХХ века в стране началась "перестройка", ставшая для дальневосточного подплава началом настоящей катастрофы. К тому времени СССР имел на Тихом океане более сотни субмарин. Меньше десятилетия понадобилось, чтобы превратить их в хлам и металлолом... Как величайшие достижения преподносит нам официальная пропаганда редкие случаи достройки и спуска на воду субмарин, заложенных на стапелях еще в советские времена и зачастую морально устаревших. А когда заводам удается построить что-то более-менее новое, то оно отправляется к соседям, за валюту (как дизельные "Варшавянки" к китайцам или атомная "Нерпа" к индийцам).

И если ничего у нас не изменится, то очень скоро тот же Великий Китай будет иметь ровно столько подводных лодок, сколько было их у самураев к началу Второй мировой войны. Россия же не только не станет превосходить его по этому параметру на треть (как СССР Японию в 1939 году), но и вообще ничего не сможет противопоставить такой мощи.

Специалисты прогнозируют, что уже в ближайшее время весь вообще подводный флот России будет располагать лишь десятком "дизелюх" да двумя-тремя десятками атомоходов со сроками эксплуатации, близкими к предельным (половину из них, к тому же, составят лодки, более 10 лет не имевшие должного ремонтного обслуживания). В Азиатско-Тихоокеанском регионе, куда к тому времени переместится ось мировой истории, ни одна из русских субмарин не будет даже присутствовать!

В связи с чем особым смыслом наполняются лично для меня слова писателя Георгия Владимова, сказанные им еще в канун 50-летия Великой Победы: "Много лет мы твердим о нападении "военной машины гитлеризма", но не одни военные приглядели наши земли до Урала. Целый народ, угнетенный своим жизненным пространством, уже рассчитал на них свое хозяйственное будущее, ждал из полунищей страны богатых посылок; время сказать, что против нас воевал народ из самых великих европейских, умелый, трудоупорный, с высокой обучаемостью, отважный, выносливый, свято поверивший в своего вождя и в "новый порядок", который следует принести на штыках и броне и назначить другому народу... Народная война была с обеих сторон — и это не менее страшно, чем война гражданская".

В цитате сей остается лишь заменить прошедшее время на будущее, а слово "европейский" — на "азиатский", и наш с вами завтрашний день представится — как на ладони...

«Прогресс Приморья», № 10 (123) от 17.03.2011 г.

Валерий Королюк, кандидат исторических наук

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно