Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
06 сентября, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Броня крепка…

11 июля 1946 года, накануне третьей годовщины величайшего танкового сражения под Прохоровкой, произошедшего 12 июля 1943 года, Президиум Верховного Совета СССР своим указом установил ежегодный праздник — День танкиста, который празднуется во второе воскресенье сентября. Этим актом советское государство отмечало огромные значение и заслуги бронетанковых и механизированных войск в Великой Отечественной войне. "От Москвы до самых до окраин" народ большой страны поднялся на борьбу с хорошо механизированной немецко-фашистской армадой. Все предприятия страны, включая и приморские машиностроительные заводы  – "Аскольд", "Прогресс" и другие, сегодня имеющие отношение к Приморскому региональному отделению Союза машиностроителей России, работали под лозунгом "Все для фронта, все для победы!"

Советское государство еще перед началом войны уделяло огромное внимание созданию и развитию бронетанковых и механизированных войск. Руководство страны понимало, что в предстоящей войне с фашизмом — а неотвратимость этой войны была ясна всем — танки должны сыграть огромную роль. Поэтому строились новые танковые заводы, советскими конструкторами создавались новые типы танков, которые осваивала наша оборонная промышленность. Проходила реорганизация автобронетанковых войск. Только за полтора года — с января 1940 года по июнь 1941 года накануне войны — численность личного состава этих войск возросла в 7,4 раза.

К сожалению, несмотря на мобилизацию всех сил и ресурсов, к началу войны с гитлеровской Германией нашей стране не удалось оснастить Красную армию необходимым количеством современных боевых машин. К началу войны доля новых типов танков, стоящих на вооружении Красной армии, составляла лишь 18,2 %. Не хватало артиллерии, автотранспорта, тракторов и другой техники, необходимой для обеспечения эффективного использования танков в бою. Большую долю в составе бронетанковых войск составляли легкие машины — Т-37, Т-38, Т-40, Т-26, БТ-5, БТ-7, БТ-7М. Кроме них, в разных количествах на вооружении нашей армии были средние и тяжелые танки устаревших моделей.

Но уже были созданы и поставлены на массовое производство танки новых типов, такие, как признанный лучшим танком Второй мировой  Т-34, созданный в КБ, руководимом М.И. Кошкиным. Ведущим конструктором этого танка был А.А. Морозов, который сменил в 1940 году Михаила Кошкина, скончавшегося от болезни. Заболел гений танкостроения уже при испытаниях своего детища. Советские люди не жалели себя, видя надвигающуюся угрозу войны, торопясь оснастить нашу армию новым оружием.

В КБ под руководством Жозефа Котина (ведущий конструктор Н.Л. Духов) в 1939 году был создан тяжелый танк КВ ("Климент Ворошилов"). Позже, уже во время войны, будучи главным конструктором танкового завода и заместителем наркома танковой промышленности, Ж.Я. Котин возглавлял работы по созданию целой серии тяжелых танков. Хотелось бы обратить внимание на такую деталь из биографии этого человека: в 1941 году этому талантливому конструктору и одному из руководителей танковой промышленности было 33 года, уже тогда он был Героем Социалистического Труда. И Т-34, и КВ были вооружены 76-миллиметровой пушкой и оснащены новым танковым дизелем В-2 конструкции Я.Е. Вихмана, Т.П. Чупахина.

Уже в 1940 году на танковых заводах, руководимых директорами И.М. Зальцманом и Ю. Е. Максаревым, было выпущено 358 тяжелых и средних танков новых типов. В первом полугодии 1941 года было выпущено 393 танка КВ и 1110 танков Т-34. Но этого было явно недостаточно для полного оснащения Красной армии.

С началом войны ЦК ВКП(б) и ГКО поставили задачу значительного расширения выпуска танков. Началось создание новых центров производства танков в Поволжье и на Урале. На их выпуск переключились крупнейшие предприятия страны. 11 сентября 1941 года был образован Наркомат танковой промышленности.

Всего со второго полугодия 1941 года по первое полугодие 1945 года, то есть за годы Великой Отечественной войны, советская танковая промышленность выпустила около 102,8 тысячи боевых машин, что более чем в два раза превысило объем производства германской танковой промышленности за тот же период. При этом не надо забывать, что на фашистскую Германию работала промышленность почти всей порабощенной Европы.

Образцы мужества и героизма демонстрировали советские танкисты в боях Великой Отечественной. Танковые армии, танковые соединения сыграли огромную роль в разгроме врага в Сталинградской и особенно Курской битвах, в стратегических операциях по освобождению Правобережной Украины, в Белорусской, Ясско-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской, Пражской, а позже в Маньчжурской наступательных операциях.

Курская дуга

Если в Отечественной войне 1812 года знаковым стало Бородинское сражение, то во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов одним из жесточайших сражений были бои на Курской дуге. Обе стороны, считая направлением главного удара именно этот участок фронта, сконцентрировали здесь основные бронетанковые силы. Это была своеобразная демонстрация инженерной мысли, которая достигла в машиностроении того времени своих вершин. Боевые машины совершенствовались как с той, так и с другой стороны. И прогресс, который демонстрировали воюющие государства, был очевиден…

 Современные "союзмашевцы" с огромным интересом посещают выставки бронетанкового оружия. В центральной России таких музеев несколько. Это и понятно, основные события разворачивались именно там. На Дальнем  Востоке,  причастном к той кровопролитной войне, есть места, где установленный на пьедестале танк  знаменует мощь нашего броневого вооружения прошлого века, когда  именно на восточных рубежах страны была поставлена твердая точка – подписан договор о безоговорочной капитуляция империалистической Японии.

События развивались стремительно

Считается, что наступление на Южном фасе Курской дуги началось 3 августа, но это не совсем так. Еще 16 июля немецкие войска, находившиеся в районе Прохоровского плацдарма, опасаясь фланговых ударов советских войск, начали отход на исходные позиции под прикрытием мощных арьергардов. Но советские войска не смогли сразу начать преследование врага. Лишь 17 июля части 5-й гв. армии и 5-й гв. танковой армий смогли сбить арьергарды и продвинуться на 5–6 км. 18–19 июля к ним присоединились 6-я гв. армия и 1-я танковая армия. Танковые части продвинулись на 2–3 км, но пехота за танками не пошла. В целом, продвижение наших войск в эти дни было незначительным.18 июля в бой должны были быть введены все имеющиеся силы Степного фронта под командованием генерала Конева. Однако до исхода 19 июля фронт занимался перегруппировкой сил. Только 20 июля войскам фронта в составе пяти общевойсковых армий удалось продвинуться на 5–7 км. 22 июля войска Воронежского и Степного фронтов перешли во всеобщее наступление и к исходу следующего дня, прорвав немецкие заслоны, в основном вышли на позиции, которые занимали наши войска до начала немецкого наступления 5 июля. Однако дальнейшее продвижение войск было остановлено немецкими резервами. Ставка требовала немедленно продолжать наступление, но для его успеха требовалась перегруппировка сил и пополнение личного состава и материальной части. Выслушав доводы командующих фронтами, Ставка перенесла срок дальнейшего наступления на 8 дней. Всего к началу второй фазы Белгородско-Харьковской наступательной операции в войсках Воронежского и Степного фронтов насчитывалось 50 стрелковых дивизий, 8 танковых корпусов, 3 мехкорпуса и, кроме того, 33 танковых бригады, несколько отдельных танковых полков и самоходно-артиллерийских полков. Несмотря на проведенную перегруппировку и пополнение, танковые и артиллерийские подразделения не были укомплектованы полностью. Несколько лучшим положение было у Воронежского фронта, в полосе которого ожидались более мощные контрудары немецких войск. Так, 1-я танковая армия к началу контрнаступления имела танков Т-34 – 412, Т-70 – 108, Т-60 – 29 (всего — 549). 5-я гв. танковая армия в то же время насчитывала 445 танков всех типов и 64 бронеавтомобиля. Танк Т-34, проявивший себя в начале войны, был надежен во всех отношениях. По стране развернулось движение сбора средств на формирование танковых колонн. Такая колонна была сформирована и в Приморском крае. Наши земляки уходили на фронт и становились членами экипажей танковой колонны "Приморский комсомолец". В настоящее время на постаменте у Дома молодежи в городе Владивостоке, в районе, где расположено большинство предприятий, входящих в состав Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, грациозно возвышается танк Т-34, символизирующий память о "Приморском комсомольце" — многие участники боев не вернулись с полей сражений…

Наступление

Наступление началось на рассвете 3 августа мощной артподготовкой. В 8 утра в наступление пошли пехота и танки прорыва. Огонь немецкой артиллерии был беспорядочным. В воздухе безраздельно господствовала наша авиация. К 10 часам передовые части 1-й танковой армии переправились через реку Ворксла. В первой половине дня пехотные части продвинулись на 5-6 км, и командующий фронтом генерал Ватутин ввел в бой главные силы 1-й и 5-й гв. танковых армий. К исходу дня части 1-й танковой армии продвинулись в глубину немецкой обороны на 12 км и подошли к Томаровке. Здесь они встретили мощную противотанковую оборону и были временно остановлены. Соединения 5-й гв. танковой армии продвинулись значительно дальше — до 26 км и вышли в район Добрая воля. В более сложной обстановке наступали севернее Белгорода части Степного фронта. Не имея таких средств усиления, как Воронежский, его наступление развивалось медленнее, и к концу дня, даже после ввода в бой танков 1-го мехкорпуса, части Степного фронта продвинулись всего на 7-8 км.4 и 5 августа основные усилия Воронежского и Степного фронтов были направлены на ликвидацию томаровского и белгородского узлов сопротивления. Утром 5 августа части 6-й гв. армии завязали бои за Томаровку и к вечеру очистили ее от немецких войск. Противник активно контратаковал группами по 20–40 танков при поддержке штурмовых орудий и мотопехоты, но безуспешно, К утру 6 августа томаровский узел сопротивления был очищен от немецких войск. Подвижная группа Воронежского фронта в это время продвинулась вглубь обороны противника на 30–50 км, создав обороняющимся войскам угрозу окружения. 5 августа войска Воронежского фронта завязали бои за Белгород. Войска 69-й армии вошли в город с севера. Форсировав Северный Донец, к восточным окраинам вышли войска 7-й гв. армии, а с запада Белгород обходили подвижные соединения 1-го мехкорпуса. К 18 часам город был полностью очищен от немецких войск, было захвачено большое количество брошенной немецкой техники и боеприпасов. Освобождение Белгорода и уничтожение томаровского узла сопротивления позволило наступавшим подвижным группам Воронежского фронта в составе 1-й и 5-й гв. танковых армий выйти на оперативный простор. К исходу третьего дня наступления стало ясно, что темп наступления советских войск на Южном фасе значительно выше, чем под Орлом. Но для успешного наступления Степного фронта ему не хватало танков. К концу дня по просьбе командования Степного фронта и представителя Ставки фронту было выделено для пополнения 35 тыс. человек, 200 танков Т-34, 100 танков Т-70 и 35 — КВ-l c. Кроме того, фронт был усилен двумя инженерными бригадами и четырьмя полками самоходной артиллерии.

В ходе боев 7 августа прекратила существование Борисовская группировка немецких войск. 8 августа в состав Степного фронта была передана правофланговая 57-я армия Юго-Западного фронта, а 9 августа также и 5-я гв. танковая армия. Основное направление наступления Степного фронта теперь было в обход Харьковской группировки немецких войск. Одновременно 1-я танковая армия получила приказ перерезать основные железнодорожные и шоссейные дороги, ведущие от Харькова к Полтаве, Краснограду и Лозовой. К исходу 10 августа 1-й танковой армии удалось захватить железную дорогу Харьков — Полтава, но дальше ее продвижение на юг было остановлено. Тем не менее, советские войска подошли к Харькову на расстояние 8–11 км, угрожая коммуникациям харьковской оборонительной группировки немецких войск… Для усиления 1-й танковой армии, которая к 12 августа насчитывала всего 134 танка (вместо 600), на Богодуховское направление была переброшена также потрепанная 5-я гв. танковая армия, в составе которой насчитывалось 115 исправных танков. 13 августа немецкой группировке в ходе боев удалось несколько вклиниться в стык между 1  — й танковой армией и 5-й гв. танковой армией.

20 августа немцы попытались окружить две дивизии 27-й армии в районе Котельвы, однако этот план потерпел неудачу. При отражении наступления особенно отличились артиллеристы и подразделения инженерно-штурмовых бригад. Здесь немцы потеряли 93 танка, 134 орудия и один бронепоезд. Несмотря на то, что удар ахтырской группировки был остановлен, он сильно замедлил продвижение войск Воронежского фронта и усложнил операцию по окружению харьковской группировки немецких войск. Лишь 21–25 августа ахтырская группировка была уничтожена, и город освобожден. В то время, когда войска Воронежского фронта вели бои в районе Богодухова, передовые части Степного фронта приблизились к Харькову. 18 августа войска 53-й армии начали бои за сильно укрепленный лесной массив на северо-западной окраине города. Немцы превратили его в укрепленный район, напичканный пулеметными точками и противотанковыми орудиями. Все попытки армии прорваться через массив в город были отбиты… Чтобы не позволить немецким войскам увести боеспособные части и исправную технику, командующий Степным фронтом отдал приказ о проведении ночного штурма. Огромные массы войск были сосредоточены на небольшой территории, прилегающей к городу, и в 2 часа ночи 23 августа начали штурм. Первыми в город ворвались подразделения 69-й армии, за ними с боями двигались части 7-й гвардейской армии. Немцы отходили, прикрываясь сильными арьергардами, усиленными танками и штурмовыми орудиями. В 4 часа 30 минут 183-я дивизия вышла на площадь Дзержинского, а к рассвету город в основном был освобожден. Но лишь после полудня закончились бои на его окраинах, где улицы были забиты брошенной при отступлении техникой и оружием. Вечером того же дня Москва салютовала освободителям Харькова, но еще неделю длились бои по уничтожению остатков харьковской оборонительной группировки. 30 августа жители Харькова праздновали полное освобождение города. Курская битва закончилась.

«Прогресс Приморья», №35 (197) от 06.09.2012 г.

По материалам военных изданий подготовил Никита Костин

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно