Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
02 апреля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Легендарная машина — Ми-24

Как-то в июне 2012 года, когда я готовился встретить очередную группу экскурсантов-школьников, направлявшихся на осмотр самолёта Як-40, меня остановил первый заместитель управляющего директора ААК "Прогресс" Яким Иванович Янаков.

– Анатолий Маркович, руководство предприятия, отмечая настойчивую работу ветеранов по созданию авиамузея, решило передать вам в экспозицию вертолёт Ми-24. Я уже дал команду произвести ему внешний косметический ремонт, обновить окраску и установить его рядом с Як-40. Как только сделают и установят около него деревянные трапы, можете показывать эту машину школьникам.

Что и говорить, новость меня обрадовала. Приятно, когда идеи ветеранов находят понимание и поддержку у руководства такого крупного предприятия, как лидер Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России — ААК "Прогресс". Итак, вот уже три года, каждое лето, этот Ми-24 вместе с владивостокским Як-40 является желанным объектом внимания приморских школьников, посещающих наш завод в рамках их профессиональной ориентации.

О боевом вертолёте Ми-24 и его роли в становлении высокотехнологичного производства завода "Прогресс", да и самого города Арсеньева, говорилось достаточно. Сегодня я предлагаю коснуться менее известной, но не менее интересной темы — боевого применения этой выдающейся машины. Вот что мне удалось узнать из рассказов непосредственных участников боевых действий, знакомых лётчиков и из иных источников информации.

Боевое применение Ми-24  

Оказывается, первым полигоном для Ми-24 стала Ангола, где в 1975 году разразилась гражданская война. Я хорошо помню то время. Только что приступив к полётам на "Прогрессе" на самолётах Ли-2 и Ан-8, я не мог не обратить внимание на исключительно напряжённую работу по производству этих машин. Полёты по доставке комплектующих в интересах производства зачастую превышали все допустимые саннормы, и нам приходилось постоянно запрашивать их продление.

Свой первый опыт боевого применения боевых вертолётов, начиная с Ми-24А (машины первой серии), советские вооружённые силы получили в начале 1980-х в Афганистане.

Сначала стычки с моджахедами напоминали боевые эпизоды, но с каждым днём сопротивление их росло, и в конце года вертолётную группировку 40-й армии усилили вдвое, доведя её до 251 машины.

С 1981 года в Афганистан стали поступать Ми-24В, оснащённые новыми высотными двигателями ТВЗ-117В повышенной мощности, что было так кстати в условиях жаркого высокогорья.

Несмотря на активное противодействие ПВО моджахедов, потери "двадцатьчетвёрок" за 10 лет войны составили от 78 до 80 машин, а среди экипажей — 149 человек. Из этого числа 29 машин были сбиты с помощью ПЗРК "Рэд Ай" (на их долю пришлось лишь два Ми-24) и "Стингер". 23 июня 1984 года по одному из двух Ми-24, находившихся в районе боестолкновения, моджахеды выпустили двенадцать ЗУР "Рэд Ай". Одна ракета застряла в вертолёте и не взорвалась, другая пробила брешь в экранно-охладительном устройстве, третья взорвалась при ударе о бронеплиту двигателя, не причинив ему серьёзного вреда, взрыватель четвёртой сработал у хвостовой части вертолёта, вызвав утечку топлива и пожар. Затем боевики выпустили ещё семь таких изделий, но лётчик отстрелил теплоловушки, и все ракеты прошли мимо! А Ми-24В, несмотря на повреждения, дотянул до своего аэродрома и вскоре вернулся в строй.

ПЗРК "Рэд Ай" (старый американский комплекс) были мало эффективны против вертолётов, и в сентябре 1986 года в Афганистане впервые появились "Стингеры". Первыми под их удар в районе аэродрома попалась восьмёрка боевых и транспортных Ми-24 и Ми-8, возвращавшаяся с задания.

Первый "Стингер" угодил в десантную кабину МИ-24В, убив техника и изрешетив два топливных бака. После второго попадания экипаж покинул машину на парашютах. Но, как показал опыт, "Стингеры" были рассчитаны прежде всего на борьбу со слабобронированными самолётами. Поэтому потери МИ-24 по сравнению с истребителями-бомбардировщиками (Су-17 и МиГ-21) оказались значительно меньшими.

В таких условиях самым эффективным средством от "Стингеров" оказалась станция "Липа", уводившая ракеты от машин.

Интересно, что кроме этого для защиты задней полусферы вертолёта в 1985 году на Московском вертолётном заводе имени М. Миля предложили установить в хвостовой части фюзеляжа на месте радиоотсека стрелковую точку с крупнокалиберным пулемётом "Утёс". Стрелок проникал в этот отсек через узкий лаз из грузовой кабины вертолёта. Испытания доработанной машины показали, что размещение дополнительного члена экипажа в корме значительно смещало центровку вертолёта, а загазованность воздуха в импровизированной кабине стрелка превышала допустимые пределы. От хвостовой огневой точки пришлось отказаться, но, заботясь об экипаже, у лётчика установили систему зеркал обзора задней полусферы.

Все эти мероприятия снижали боевые потери, но полностью воспрепятствовать им не могли. Последние месяцы войны были омрачены гибелью трёх Ми-24, которые погибли вместе с экипажами.

Казалось, что после ухода советских войск из Афганистана "летающий дракон" Ми-24 больше не появится в небе этой многострадальной страны. Но произошло непредсказуемое. После распада СССР Афганистан стал местом внимания США, которые стали привлекать для боевых действий новых членов НАТО — вооруженные силы стран бывшего Варшавского договора с ещё советским вооружением.

Один лишь пример. Польша отправила туда свой ограниченный контингент, включавший шесть МИ-24 и четыре МИ-17. И они там, как и советские войска в своё время, несли потери.

Так, в конце июля 2009 года после обстрела совершил аварийную посадку Ми-24В. А чуть позже сразу после взлёта был подбит ещё один вертолёт, совершивший вынужденную посадку на авторотации.

Американцы также использовали Ми-24 в Афганистане, доверяя им решение наиболее сложных задач, поскольку ударные "Апачи" очень уязвимы от огня с земли.

Известно также, что Польша направляла свои части, вооружённые Ми-24, и в Ирак. Там они взаимодействовали с американской техникой, которая считается более уязвимой к воздействию огневых средств боевиков и менее приспособленной к операциям в тяжелых условиях Ирака — с высокими температурами и песчаными бурями.

Ми-24 очень эффективно применялся не только против бронетехники, транспортных средств и живой силы, но и в воздушных боях как с вертолётами, так и самолётами — истребителями-бомбардировщиками. Начало этому было положено в ходе ирано-иракского вооруженного конфликта 1980 года. Ирак тогда вступил в войну, имея на вооружении советские вертолёты Ми-24Д и Ми-8Т, а Иран — ударные вертолёты "Кобра" и другие машины, включая "Ирокез" компании "Белл".

Воздушные бои Ми-24

Первый в мировой истории воздушный бой вертолётов в ноябре 1980 года закончился победой "Кобр", пара которых раньше заметила и сбила ПТУРами два Ми-24Д. События развивались так, что первым повреждения получил вертолёт ведущего, у которого прямым попаданием ракеты был разрушен один из двигателей. Лётчик развернулся и совершил вынужденную посадку на чужой территории, и экипаж предпочёл плену смерть, уничтожив себя и машину.

У ведущего же ракета поразила нижнюю часть десантной кабины, вызвав утечку горючего. Тем не менее, лётчик развернул машину в сторону противника, но выпущенная им ракета "Фаланга" не долетела до цели, поскольку "Кобры" вновь опередили, выпустив по ракете. Одна из них и поразила цель.

Второй бой произошёл в апреле 1981 года и также увенчался успехом иранских лётчиков. Подойдя скрытно к паре Ми-24Д на расстояние пуска ракет, они, помня приказ командования, выпустили по два ПТУРа на каждый вертолёт. Первый Ми-24 взорвался с первого попадания. Второй удалось "свалить" лишь после попадания второй ракеты.

После этих случаев иракские пилоты, с учётом рекомендаций, полученных из Советского Союза, стали вести себя более осмотрительно. И результат не замедлил сказаться. В сентябре 1983 года иракский лётчик, первым заметивший "Кобру", догнал её и сбил очередью из пулемёта ЯкБ-12,7.

В тот же день "Кобры" скрытно приблизились к тройке Ми-24Д, шедшей растянутой группой, а пущенная лидером с предельной дистанции ракета прошла мимо. После этого Ми-24Д развернулись в сторону противника, уйдя от их атаки, и двумя "Фалангами" уничтожили сначала две "Кобры", а затем и третью.

Так советские ПТУР открыли счёт сбитым воздушным целям. В том бою Ми-24 продемонстрировали не только высокие характеристики "Фаланг", но и своё превосходство в скорости, способности догнать и уничтожить, казалось, равноценного противника, а лётчики — хорошую выучку, полученную в СССР.

Спустя два года экипаж иракского Ми-24Д вновь встретится в воздухе с неприятелем, на этот раз — с парой "СИ Кобр". Сбив управляемой ракетой одну из них, Ми-24Д всё же попал под удар двух ракет другой…

Но на этом "встречи" не закончились. Через три дня — снова бой с "Коброй", которая, получив свинцовую очередь из ЯкБ-12,7, уткнулась в землю.

После таких рассказов нет смысла устраивать сравнение МИ-24 с "Коброй". Итоги боёв говорят сами за себя. Но на войне как на войне. Усвоив уроки иракцев, противоборствующая сторона усилила эффективность вооружения, увеличив его арсенал и мощность. И эти новинки сказали своё слово, сразив Ми-24Д.

Но и иракцы не дремали. Получив из СССР новейшие Ми-35 с усовершенствованным вооружением, они быстро выправили положение, и в конечном итоге потери "Кобр" превзошли потери МИ-24/35.

Интересный случай произошёл в 1986 году, когда советский Ми-24В уничтожил пакистанскую "Кобру". Дело в том, что в то время группировка душманов переправила пять пленных советских офицеров в свой лагерь на территории Пакистана. Перед командованием была поставлена задача: спасти пленных любой ценой. Для этого были выделены два Ми-8МТ с 18-ю спецназовцами группы "Альфа" и два Ми-24 сопровождения. Когда на встречном курсе появились две "Кобры", то одну из них с дистанции 7 км и сбил "Стрелой" оператор ведомого. Вторая тут же поспешила скрыться.

Группа задачу выполнила, вернув пленников домой. Это был первый случай воздушного боя советских вертолётчиков, к тому же закончившийся их победой.

Следующее воздушное сражение состоялось в 1992 году, когда над Абхазией Ми-24ВП российского миротворческого контингента атаковал пару грузинских МИ-24В, сбив один новейшей ракетой класса "воздух-воздух".

Осенью того же года экипаж российского Ми-24ВП сбил ракетой комплекса "Штурм" грузинский штурмовик Су-25, броня которого была, конечно же, слабее танковой, для которой и предназначалась эта ракета.

Можно привести ещё много случаев участия Ми-24 в воздушных боях, статистика военного обозрения богата такой информацией. В боевой истории Ми-24 есть даже победы над сверхзвуковыми истребителями-бомбардировщиками. Но я в заключение решил привести сообщение из Белоруссии от 15 сентября 1995 года о том, что в этот день экипаж Ми-24 сбил американский пилотируемый аэростат. Погибли два человека, истинные намерения которых до сих пор не известны.

Ми-24 прошёл почти через все горячие точки планеты, начиная с 1975 года в Анголе, продемонстрировав высокую огневую мощь и живучесть. Но время идёт. На смену ему пришли уже новые Ми-28 и Ка-52 с более высокими и совершенными боевыми возможностями. И всё же этот выдающийся вертолёт-солдат не сдаёт своих позиций. Эта машина ещё долго будет оставаться в строю, и поэтому постоянно модернизируется. Последней его модификацией стал пушечный МИ-24ПН. Он предназначен для уничтожения броневой техники противника, огневой поддержки сухопутных войск, высадки десанта, транспортировки грузов и рассчитан на круглосуточное применение.

«Прогресс Приморья», № 12 (326) от 02.04.2015 г.

Анатолий Бортник

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно