Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
07 мая, понедельник
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Люди дальневосточного «политеха»

Продолжение. Начало в № 15

Ада Левина, написавшая повесть о репрессированной в 30-е годы прошлого века Вере Рыбка, проделала сложную работу по поиску своей сокурсницы по дальневосточному политехническому институту. Заканчивая публикацию отрывков повести Левиной, редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России акцентирует внимание читателей не на репрессиях как таковых, а на том духе студентов "политеха", который, без сомнения, и помогал не пасовать перед трудностями, а, падая, подниматься и идти дальше. Жизнь Веры Рыбка – яркий пример такого пути.

Ада Левина пишет в своей книге "Без права переписки…": "Когда Вера Рыбка училась в Дальневосточном политехническом институте, мы жили с ней в одной комнате общежития. Осень 1932 года и весь 1933 год были очень тяжёлыми. Всё по карточкам. В основном получали чёрный хлеб по 500 граммов на человека. Чтобы получить хлеб до занятий, нужно было занимать очередь в 6 утра. Ходили за хлебом по очереди. Отоваривали сразу всю комнату. Потом хлеб резали на пайки, ставили одного человека спиной к хлебу, и он называл имена девчат.

Здоровье у Веры было хорошее, и часто, когда она видела, что товарищу, которому понадобится в тот день идти за хлебом, нездоровится, потихоньку брала наши хлебные карточки и уходила в очередь, особенно если погода была плохая".

Стоит сказать, что Веру Ивановну вспоминали многие выпускники "политеха", она осталась в памяти как надёжный и верный товарищ. Друзья и подруги верили, что Рыбка отыщется, даст о себе знать. И когда в периодической печати появились воспоминания о Вере Ивановне, вначале откликнулась Е. М. Цыгельнюк, о которой редакция газеты Приморского регионального отделения СоюзМаш России рассказывала читателям в одном из номеров. Подруга сообщала о том, что "…под маркой "врагов народа" были вырваны товарищи по учёбе. Так мы потеряли преддипломницу нашего строительного факультета, отличницу Веру Рыбка, с которой я дружила". Когда Вера откликнулась на зов однокурсников и сообщила, что стала начальником Троицкой ГРЭС Челябинской области, подруги вздохнули с облегчением. Её на самом деле любил весь курс.

Впрочем, таких историй, связанных с известными событиями 30-х, но, как говорится, со счастливым концом, немало. Но были и другие истории, когда студенты и преподаватели в период Великой Отечественной войны пропадали без вести.

Недавно в редакцию пришло письмо от выпускников ДВПИ. Вот что они пишут: "…очень волнительная история о преподавателе ДВПИ 1938–1941 годов… Г. Г. Казине Останки его нашли под Сталинградом. Выяснили, что жена его Л. К. Слепышева была прописана по Пушкинской, 33 в здании Горного института. Личное дело было уничтожено в 1998 году, однако памятная табличка с его именем расположена на мемориале воинам-политехникам". Дальше авторы обращаются к читателям нашего издания: "Возможно, у вас есть какая-то информация об этом преподавателе, какой предмет он вел, на какой кафедре работал, а фотография его будет бесценна. Прошу посмотреть в своих архивах, может быть, есть такие документы или упоминания?"

Редакцию заинтересовало это письмо, и журналисты начали поиск. Тут помогла статья, опубликованная в газете "Владивосток" и названная автором "В списках пропавших без вести больше не значится". В ней рассказывалось о том, что в ходе раскопок под Волгоградом поисковым отрядом "Курган" были найдены останки дальневосточника Григория Георгиевича Казина, того самого, чьё имя выбито на обелиске воинов-политехников.

Он погиб в 1942-м в мясорубке Сталинградской битвы. И до последнего времени значился пропавшим без вести. Поисковики просили найти родственников героя, чтобы они могли отдать ему последние почести. "Владивосток" не мог не откликнуться на подобную просьбу. Журналисты начали поиски, которые вылились в настоящее расследование. Оно продвигалось непросто. Порой уже казалось, что найти никого не удастся, когда пришло долгожданное сообщение.

– Это мой дед… Когда читал статью, слезы на глаза навернулись, – Юрий Казин едва мог сдерживать волнение.

Были взволнованы и искавшие, конечно. Все-таки не каждый день удается помочь кому-то открыть тайну пропавшего без вести героического предка.

Незахороненные, но не забытые

Все началось с того, что в газету обратились поисковики из волгоградского военно-патриотического отряда "Курган". Они рассказали, что весной прошлого года, во время ежегодной "Вахты памяти", нашли останки 11 бойцов. Незахороненных и безымянных воинов они обнаружили неподалеку от бывшего поселка Зеты (сейчас это поселок Северный), что расположен всего в 20 километрах от Волгограда. Во время Сталинградской битвы здесь шли жестокие бои. В них погибло около 200 тысяч советских солдат и офицеров.

Для того чтобы выяснить имена найденных 11 человек, поисковикам пришлось провести большую и кропотливую работу. У большинства погибших не сохранились документы и "смертные" медальоны.

Была лишь одна зацепка

– Рядом с останками мы нашли печать 760-го стрелкового полка 208-й стрелковой дивизии, – рассказал командир отряда "Курган" Алексей Медведев.

В военном архиве поисковикам удалось выяснить состав полка и имена погибших в этом районе. Так они узнали, что среди павших героев был Григорий Георгиевич Казин. Пробив его по базе архивных данных сайта ОБД "Мемориал", поисковики установили, что служил Григорий Казин в звании лейтенанта помощником начальника штаба 760-го стрелкового полка 208-й стрелковой дивизии. В 1942-м он пропал без вести под Сталинградом.

Также удалось выяснить, что Григорий Георгиевич был женат, а супруга его, Л.К. Слепышева, жила во время войны во Владивостоке на улице Пушкинской, в доме 33. Это была вся информация, которой мы располагали на момент поисков. Негусто. Мы даже не были уверены, что Григорий Казин жил во Владивостоке. Ведь призывался он на фронт Хабаровским военкоматом.

Мы опубликовали эту информацию и стали ждать, что кто-то из его родственников или знакомых все же откликнется.

Поиски привели в Хабаровск

Как правило, если в городе остались родственники человека, которого разыскивают через главную городскую газету, то они сразу отзываются на публикацию. В этот раз не было ни одного звонка – ни от родных, ни от знакомых.

Тогда мы решили попробовать поискать в Хабаровске, откуда призывали лейтенанта Казина. Просто разослали через соцсети всем жителям этого города с фамилией Казин сообщение о том, что есть вероятность, что найден их родственник.

Кто-то просто отмахнулся, кто-то не ответил, кто-то написал короткое "нет". И лишь двое задумались, но не смогли ответить точно, имеют ли родственные отношения с Григорием Казиным.

Житель Хабаровска Михаил Казин был одним из тех, кто сказал, что попытается выяснить, является ли Григорий Георгиевич его родственником.

Еще одна хабаровчанка, Лидия Казина, сообщила, что деда ее мужа Юрия Казина по отцу звали именно Григорий, что жил он во Владивостоке и преподавал в каком-то учебном заведении. Отчества дедушки внук не помнит. Дело в том, что отец Юрия, который мог бы подсказать это, уже умер, впрочем, и до его смерти они с сыном почти не общались – так получилось, что воспитывала Юрия одна мама.

"Муж сказал, что хотел бы побольше узнать о деде, но даже не предполагает, где может получить эту информацию", – рассказала нам Лидия Казина.

Адрес помог

Мы уже готовы были отправить запросы во все учебные заведения, которые существовали во Владивостоке до войны. Но тут дала надежду следующая зацепка – адрес, по которому была прописана жена Григория Казина, Л. К. Слепышева (как мы потом выяснили, Любовь Кузьминична).

В здании на Пушкинской, 33 прежде располагался Горный институт ДВГТУ (горный факультет бывшего ДВПИ – Дальневосточного политехнического института). Сейчас он входит в состав ДВФУ. Сотрудники архива университета пообещали помочь, но предупредили, что найти данные о сотруднике, который работал у них до войны, – дело не одного дня.

Руководитель Политехнического музея ДВФУ Сергей Ткачев предположил, что, вероятнее всего, жена героя Сталинградской битвы Григория Казина Слепышева была просто прописана по зданию института, а жила в другом месте. Но получить такую прописку могли только сотрудники вуза. Возможно, Любовь Кузьминична тоже работала в горном институте.

Пазлы потихоньку стали складываться в единую картину. Существовала большая вероятность того, что Юрий Казин из Хабаровска, дед которого преподавал в одном из вузов Владивостока, и есть внук нашего героя.

Помогла бабушкина фамилия

"Это мой дед", – без тени сомнений заявил нам Юрий, когда услышал фамилию жены Григория Георгиевича Казина. И пояснил, что из всей скудной информации об отцовской родне в его памяти отчетливо сохранился тот факт, что бабушка была Слепышевой.

"Я очень рад, что спустя столько лет смог получить весточку от своего дедушки, – искренне признался внук лейтенанта Казина. – Я горжусь им! Горжусь, что он оборонял Сталинград!"

А еще Юрий Казин сообщил нам, что вспомнил: его дед ушел на фронт в 1941-м, и его имя выбито на мемориальной доске Дальневосточного политехнического института.

Действительно, мы разыскали надпись "Казин Г. Г." на стеле мемориального комплекса "Политехникам, героически павшим в боях за Родину", что расположен на улице Пушкинской, рядом с бывшим главным корпусом ДВПИ-ДВГТУ. Получается, что все годы, прошедшие после Великой Отечественной, Владивосток хранил память о лейтенанте Казине, не вернувшемся с войны!

Но больше Григорий Казин – не пропавший без вести солдат Великой Отечественной. Теперь мы знаем, что он герой Сталинградской битвы. Что он пал смертью храбрых. И спустя 76 лет обрел, наконец, покой в земле, за которую была пролита его кровь.

Напомним, что перезахоронение останков бойцов 760-го стрелкового полка 208-й стрелковой дивизии состоится 7 мая 2018 года на воинском захоронении в поселке Привольном Светлоярского района Волгоградской области.

"Я постараюсь побывать на захоронении деда", – сказал нам Юрий Казин.

И гордость, и радость, и скорбь

Общаясь в процессе наших поисков с Юрием Казиным, мы чувствовали, что не только он сам, но и вся его семья с трудом сдерживает волнение: еще бы – вдруг получить известие, что родной человек нашелся спустя столько лет... И совсем уж полной неожиданностью для нас стало то, что хабаровчанин Михаил Казин, который одним из первых откликнулся на наше сообщение, оказался сыном Юрия Казина и правнуком Григория Георгиевича.

"Я в замешательстве. Я испытываю и гордость, и радость, и скорбь. Задеты неведомые струны внутри меня. Непередаваемые ощущения, – поделился с нами своими чувствами Михаил. – Я благодарен, что до сих пор ищут и находят останки погибших в той ужасной войне. Мой прадед – герой. Он сражался за Родину и погиб, защищая ее от захватчиков. Спасибо людям, которые занимаются поиском незахороненных воинов...

P.S. Журналисты не останавливают поисков сведений о нашем героическом земляке. Возможно, кто-то из читателей учился у преподавателя политехнического института Григория Георгиевича Казина. Может, кто-то был знаком с ним или его женой Любовью Кузьминичной Слепышевой. А может, у вас есть общие фотографии довоенного периода. Наши коллеги будут рады любой информации. Давайте вместе гордиться своими земляками.

«Прогресс Приморья», № 17 (479) от 04.05.2018 г.

Михаил Твёрдый

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно